Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Евгений Адамов атакует журналистов и "зеленых"

22.03.2001
Сегодня Госдума РФ вновь рассматривает вопрос о ввозе в страну отработанного ядерного топлива (ОЯТ)

Сколько можно говорить и писать о смертельной опасности, исходящей от ядерных производств? - вопрошал Е. Адамов. - В Москве уровень радиации равен 14-16 мкр/час. На промплощадке "Маяка" - 12! Да, нельзя ловить рыбу в зараженных водоемах! Но нельзя есть и мухоморы! Просто надо знать, что существует ядерная энергетика, и соблюдать известные меры предосторожности. Да, она опасна, как опасны огонь и электричество.

Сегодня Госдума РФ вновь рассматривает вопрос о ввозе в страну отработанного ядерного топлива (ОЯТ)

Сколько можно говорить и писать о смертельной опасности, исходящей от ядерных производств? - вопрошал Е. Адамов. - В Москве уровень радиации равен 14-16 мкр/час. На промплощадке "Маяка" - 12! Да, нельзя ловить рыбу в зараженных водоемах! Но нельзя есть и мухоморы! Просто надо знать, что существует ядерная энергетика, и соблюдать известные меры предосторожности. Да, она опасна, как опасны огонь и электричество. Но по этой причине мы же не требуем запретить то и другое, а, наоборот, гордимся как достижениями человечества.

Не менее энергично реагировал министр на набившую оскомину проблему переработки так называемых отходов атомных станций:

-- Нет такого понятия, как отходы. Есть облученное ядерное топливо, которое нуждается в переработке. На этом топливе работает половина атомной энергетики России. Для того, чтобы получить семь граммов урана-235, нам нужна тонна первичной руды. А в тонне топлива, которое прошло один раз через атомную станцию, содержится семь килограммов того же самого урана. В тысячу больше! Как можно называть отходами то, что имеет такую энергетическую ценность!

Министр напрочь отмел домыслы о какой-либо "ядерной помойке", в которую превратится Россия, если будет заниматься переработкой ОЯТ, да еще завозить его из-за рубежа.

-- Мы эту работу ведем десятилетия. Разве возникли в связи с ней какие-то экологические проблемы?! Проблемы надо оценивать не в словах, которые произносят ретивые девушки или отягощенные академическими званиями экологи. Если кто-то стал членом-корреспондентом по планктону, то считает, что он член-корреспондент по всем вопросам. Экологические проблемы надо оценивать простым образом - загрязнение среды и вред для здоровья. Пусть бросят в меня камень, но чтобы на камне была информация, которая противоречит тому, что я сейчас говорю. Никаких дополнительных экологических проблем, которые привели бы к загрязнению окружающей среды и к по-следующему ухудшению здоровья людей, не было, нет и не будет! Просто мы к этой сфере, связанной с ядерной деятельностью, пристальны и внимательны. Это, как заноза, которую ты будешь вынимать из пальца, когда у тебя уже последняя стадия рака. У нас последняя стадия рака в экологии связана с загрязнением воздуха и воды. В благополучной Швейцарии 60 процентов заболеваний - от грязного воздуха! В Ростовской области загрязнение воды от семи до двадцати раз выше норматива, допустимого для воды. Там водохранилище содержит столько "химии", что ее объем можно сравнить разве что с максимальной аварией вроде Чернобыля.

Министр не умолчал о проблемах, возникших в связи с производством ядерного оружия. Пока еще существуют Карачай, Теченский каскад водоемов.

-- Но реальных повреждений здоровья здесь, в Челябинской области, практически нет. Все они связаны с совершенно другими причинами. За все время существования атомной промышленности пострадавших от излучения меньше тысячи человек. Скончалось меньше ста. А за год мы теряем в нашей стране 300 тысяч человек в результате всяких несчастных случаев! Разве это сопоставимые вещи, чтобы помнить вообще об атомной деятельности в категории ее опасности? Та же Швейцария предпочитает сто лет хранить у себя ядерное топливо, прекрасно сознавая, что никаких проблем с ним не будет. А через 30-50 лет она все равно вернется либо к нам, что маловероятно, если мы будем вести себя так же, либо к французам, либо к англичанам, либо к японцам.

По мнению министра, вся ядерно-экологическая истерия направлена и спланирована, чтобы вытеснить Россию с рынка переработки ОЯТ. Япония разрабатывает программу замкнутого цикла, с развитием завода в Рокасе, с последовательным переходом от 400 тонн переработки ОЯТ на 1200 тонн.

-- Они захватывают наш рынок! И мы ничего не можем противопоставить. Наши противники бьются не за экологию, а за собственный рейтинг, наживают на радиофобии сомнительный политический капитал. В итоге мы имеем, что имеем. Не было бы подобной ситуации в Приморье, если бы бездумно, на популистской волне, не было остановлено строительство АЭС. Сегодня Татария и Башкирия просят АЭС. Начались подвижки и в вашей области.

На вопрос корреспондента "Челябинского рабочего" министр ответил, что первый блок Южно-Уральской станции появится до 2015 года. Следующие объекты АЭС теряются в тумане десятилетий. По поводу реконструкции завода регенерации топлива - РТ-1 - Адамов сообщил, что решение принято. Реализация его требует немалых затрат. Если раньше завод работал на зарубежном ОЯТ, то теперь пойдет топливо отечественных станций и всех реакторов ВВР-1000. Понятно, что о зарабатывании валюты и речи быть не может. Все на сегодня зависит от Государственной Думы, где до сих пор ведутся дебаты вокруг законопроекта, касающегося ввоза ОЯТ от атомных станций Болгарии, Чехии, Словакии. Что возьмет верх - доводы специалистов или "зеленых"? Покажет время, которое давно уже не работает на "Маяк" и на Минатом. А может, и на государство тоже?

Виктор РИСКИН

Комментарии
Комментариев пока нет