Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Актуальная почта

21.03.2007

И что изменится?
Я проработал 50 лет в металлургии: токарь на металлургическом заводе во время войны, потом там же - на адъюстаже, с 1961 года на Челябинском электрометаллургическом комбинате (котельщик, мастер, начальник отдела кадров, начальник литейного цеха, начальник лаборатории). Это не прошло даром. Кроме двух инфарктов и инсульта заработал и профессиональное заболевание - силикоз.
Естественно, я был застрахован государством и после установления утраты трудоспособности имею право на получение страховых выплат, а еще на бесплатную путевку на санаторно-курортное лечение. Я эти путевки ежегодно использую, что и позволяет мне жить.

И что изменится?

Я проработал 50 лет в металлургии: токарь на металлургическом заводе во время войны, потом там же - на адъюстаже, с 1961 года на Челябинском электрометаллургическом комбинате (котельщик, мастер, начальник отдела кадров, начальник литейного цеха, начальник лаборатории). Это не прошло даром. Кроме двух инфарктов и инсульта заработал и профессиональное заболевание - силикоз.

Естественно, я был застрахован государством и после установления утраты трудоспособности имею право на получение страховых выплат, а еще на бесплатную путевку на санаторно-курортное лечение. Я эти путевки ежегодно использую, что и позволяет мне жить.

Пока существовало советское государство и после, до приватизации предприятий, не было проблем. Предприятие напрямую приобретало мне путевки, перечисляя плату за них в санаторно-курортное управление. После приватизации, а по сути, передачи предприятий в частные руки, страховые взносы стали аккумулироваться в Фонде социального страхования. Это довольно жесткая иерархическая структура, действующая по установленным внутри нее правилам, что само по себе обоснованно и необходимо: денежки счет любят.

Но...

Правила эти порой настолько абсурдны, что ничего, кроме волокиты и трудностей, для клиентов не создают.

Теперь, чтобы, скажем, обновить старый или получить новый протез, калека должен пройти освидетельствование в комиссии медико-санитарной экспертизы - как будто у него рука или нога отросла.

То же самое и с путевками на санаторно-курортное лечение. Прежде чем ее получить, пострадавший на производстве всякий раз должен опять-таки пройти освидетельствование в МСЭК. Для этого надо подтвердить заболевание в профцентре (хорошо, хоть не ежегодно), взять в поликлинике направление (его подписывают лечащий врач, заведующий отделением и заместитель главного врача по экспертизе), отсидеть полдня в МСЭК и получить так называемую "Программу реабилитации".

Спрашивается, кому нужна эта формальность?

Направляя на МСЭК, лечащий врач описывает состояние пациента, симптомы болезни, объективные и субъективные проявления ее и т.д. На МСЭК доктор осматривает соискателя путевки, беседует с ним и выносит решение, согласовывая с председателем комиссии. Да будь этот доктор хоть семи пядей во лбу, неужели он за несколько минут общения узнает больного лучше, чем лечащий врач?

И таких, как я, страдальцев, тысячи только в Челябинске.

Я понимаю, что после публикации этого моего "стона души" вряд ли что-то может измениться. Но у меня зреет мысль обратиться по вопросам медицинского обслуживания (не здравоохранения, нет) к вице-премьеру Д.А. Медведеву, и эта публикация была бы нелишней.

Хочу подчеркнуть в заключение одно обстоятельство. Я знаком с некоторыми руководителями Челябинского регионального отделения Фонда социального страхования. Это очень внимательные, приятные в общении люди. Но они поставлены в такие жесткие рамки, настолько подконтрольны центральному аппарату (похоже, контролируется едва ли не каждая выданная путевка), что их даже становится жалко.

КАРЕЛИН Константин Константинович, пенсионер, ветеран войны (труженик тыла), ветеран труда, репрессированный, инвалид второй группы по общему заболеванию.

Комментарий нашего обозревателя

Автору письма я сказал, что эту тему газета поднимала не однажды и, к сожалению, без особого успеха. Работники областного уровня, ссылаясь на инструкции из Москвы, снимают с себя всякую ответственность. Это очень удобная позиция: не Челябинск виноват, а Москва. Я сказал Константину Константиновичу, что давление может быть не только сверху вниз, но и снизу вверх. Почему бы нашим специалистам и руководителям здравоохранения не ставить в известность федеральное министерство о том, как в регионе воспринимают спускаемые из центра нововведения, как люди возмущены волокитой и бессмысленными хождениями? На мои слова Константин Константинович отреагировал без раздумий:

-- Они боятся. Они боятся, что их уволят. Они опасаются за свое место и свою должность.

Это странно. У нас такая жесткая власть? Почему же она не может навести элементарный порядок в стране или хотя бы в отдельно взятом ведомстве?

Что, только одно и остается - писать в Москву вице-премьеру Д.А. Медведеву?

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет