Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Карлсон которого не любят

29.03.2007
Устроив собственную жизнь, шведы успешно продают миру ее образ

Айвар ВАЛЕЕВ
Стокгольм - Челябинск

Фобия номер один
В благополучном обществе место реальных проблем занимают фобии - социальные и личные страхи, часто придуманные. Такова, судя по всему, человеческая природа - нужно нам о чем-то беспокоиться. В списке главных тем, которые волнуют, например, читателей шведской общенациональной газеты "Свенска Дагбладет", на первом месте стоит - что бы вы думали? - глобальное изменение климата! Оно же будоражит умы читателей местной газеты небольшого провинциального городка Нортелье и избирателей депутата риксдага Аниты Брулин. Хотя именно для Швеции все эти природные изменения как раз на руку. Как нам рассказали, шведский архипелаг постепенно поднимается, вода, которой много, "стекает" в соседнюю Норвегию, и это как бы хорошо.

Устроив собственную жизнь, шведы успешно продают миру ее образ

Айвар ВАЛЕЕВ

Стокгольм - Челябинск

Фобия номер один

В благополучном обществе место реальных проблем занимают фобии - социальные и личные страхи, часто придуманные. Такова, судя по всему, человеческая природа - нужно нам о чем-то беспокоиться. В списке главных тем, которые волнуют, например, читателей шведской общенациональной газеты "Свенска Дагбладет", на первом месте стоит - что бы вы думали? - глобальное изменение климата! Оно же будоражит умы читателей местной газеты небольшого провинциального городка Нортелье и избирателей депутата риксдага Аниты Брулин. Хотя именно для Швеции все эти природные изменения как раз на руку. Как нам рассказали, шведский архипелаг постепенно поднимается, вода, которой много, "стекает" в соседнюю Норвегию, и это как бы хорошо. По крайней мере, Англии или Венеции пророчат как раз обратное - они медленно уходят под воду. Да и потепление в Швеции, на мой субъективный взгляд, не помешало бы - зимы здесь не уральские (редко, когда температура воздуха понижается до минус 10), но балтийская влажность делает погоду крайне некомфортной для человека.

Зато уж летом страна превратилась бы в сплошной морской курорт. И не надо было бы ездить в Таиланд, где во время цунами в 2004 году погибли 543 шведа. Дикий для этой страны факт.

Естественное желание государства

Другая шведская фобия для нас пока еще менее очевидна: шведы боятся наступления власти на права граждан. При том, что такие попытки здесь крайне редки. Тем не менее (а может, как раз потому) граждане очень чутко, даже болезненно реагируют на все поползновения правительства каким-то образом ограничить свои свободы. Скандалами и отставками заканчиваются инициативы создать какую-нибудь "комиссию" с непонятными функциями или просто набросать списки избирателей с определенными политическими предпочтениями. Такие случаи были во времена холодной войны. Теперь ту же реакцию вызывает желание властей разработать закон, разрешающий отслеживать телефонные звонки или электронную почту ради борьбы с терроризмом. "Я уверен, прими мы такой закон, обязательно будут злоупотребления, - говорит бывший редактор газеты "Дагенс нюхетер" Арне Рют и продолжает: - Государство всегда стремится ограничить наши права. Это его естественное состояние. Задача граждан - не допускать этого".

"Национальных интересов нет"

Основы взаимоотношений общества и власти были заложены в Швеции почти 500 лет назад, когда в 1527 году здесь появился риксдаг - парламент, в ту пору сословный. При живом-то короле! Кстати, Швеция и сейчас формально является монархией, фактически же это парламентская демократия. Не будем показывать пальцами, но есть страны, где все как раз наоборот:

"Акт о свободе слова" появился в Швеции несколько позже - в 1766 году. Король, конечно, пытался ограничить гласность. Не дали. То же самое случилось во время Второй мировой войны. Однако снова принципы оказались дороже. Власть в Швеции с годами поняла, что верность фундаментальным основам для самого государства в долгосрочной перспективе выгоднее.

И вот пример. Несмотря на то, что иногда кажется, будто государство - второй после всемирного потепления враг шведов, сами граждане доверяют своей политической системе. Лучше всего это характеризует явка на выборы. Они проходят раз в четыре года. Избиратели сразу комплектуют кадрами все уровни власти. В последний раз к урнам пришло более 75 процентов от имеющих право голоса. И они еще жалуются - говорят, это какой-то исторический минимум. Для сравнения, самые посещаемые у нас - выборы президента Путина, явка - около 50 процентов. А на недавних выборах в парламенты российских регионов эта цифра, по официальным данным, не поднялась выше 40 процентов. И ведь шведов нельзя назвать политически озабоченными. Депутаты и госчиновники здесь действительно являются теми, кем они вообще-то и должны являться - нанятыми обществом работниками. Они ходят по улицам, живут в общежитии или снимают квартиры, никаких спецномеров, мигалок и охраны. Несмотря на убийство премьер-министра Улофа Пальме и министра иностранных дел Анны Линд.

И выглядят депутаты, как нормальные люди. Анита Брулин - мать четверых детей, по первой специальности - учительница. И мы видели перед собой не комсомолку в возрасте на "БМВ", не Матвиенко или Слиску, а именно школьную учительницу, многодетную мать и изящную женщину. Которую заботят проблемы людей в ее городе и районе, а не бизнес-проекты или роль Швеции в мировой политике. Кстати, женщин в риксдаге около 40 процентов.

В редакции газеты "Свенска Дагбладет", выражающей мнение условно консервативной части населения, я спросил у редактора отдела передовиц (отражает мнение редакции), в чем заключаются специфические шведские национальные интересы? Мне ответили удивительно: "Таковых нет". Я не думаю, что у Швеции и вправду нет своих интересов. Просто они не формулируются как некое тайное знание, недоступное пониманию простого человека. Интересы страны - это заботы живущих в ней людей:

Налог 102 процента

Решив проблемы с медициной, образованием, отказавшись почти 200 лет назад от имперских амбиций и от войны как способа решения проблем, дав возможность людям свободно выражать свое мнение и реально выбирать себе власть, шведское государство освободило себя от массы комплексов. По поводу своего места в мире, например. Или необходимости все время противостоять внешним и внутренним врагам. Наблюдая сегодня за политикой России, иногда ловишь себя на мысли, что нашему государству постоянно приходится самоутверждаться, как подростку. Нам все время кажется, что нас хотят обидеть, принизить, обсмеять, заразить "оранжевой" чумой. Мы должны быть, как поселковые, "не хуже других", а желательно сильнее, богаче - короче, круче Гималаев.

Мы избыточно много усилий и денег тратим на то, как выглядим. Начиная от государства, вбухивающего миллиарды в имиджевый телеканал "Russia Today", заканчивая обывателями. В Стокгольме меньше новых иномарок, чем в Челябинске. Пробок почти не бывает - люди охотно пользуются муниципальным транспортом. Роскоши днем с огнем не сыщешь. Метро не нарядное, зато поезда чистые и тихие. Жители столицы одеты, по нашим понятиям, "как лохи" :

Я все думал, на что это все похоже? И придумал образ - ГДР. Европейский социализм в действии, как ни банально это звучит и скромно выглядит.

Конечно, база для шведского социализма - сумасшедшие налоги. Минимальная ставка подоходного - 30 процентов. Если зарплата чуть выше средней (а это примерно 2000 евро) - уже 40 и далее - 50, 60 процентов. Знаменитой писательнице Астрид Линдгрен однажды насчитали аж 102 процента! Пришлось вмешаться премьер-министру. Я так и не понял, стало это результатом строгого следования инструкциям или ошибки налоговых органов. В любом случае вектор отношения к заработкам понятен. В Швеции есть даже налог на накопления - если у тебя много денег, плати налог просто потому, что их много. Не поэтому ли основатель знаменитой компании ИКЕА Ингвар Кампрад (кстати, дядька уже богаче Билла Гейтса) живет себе в Швейцарии?

Интригующий сортир

Мебельный концерн ИКЕА, кстати, возглавляет шведский рейтинг доверия. В списке - различные институции, средства масс-медиа и частные компании. На втором месте - скучное общественное телевидение, на третьем - "Вольво", на шестом - шведская церковь, седьмое место занимает почта, восьмое - правительство.

ИКЕА - это очень шведский феномен. Демократичность, инновационность, экологичность - вот их главные "фишки". "Опрощение", к которому призывали классики русской литературы от Толстого до Солженицына, - это "мысль, овладевшая массами". Мы представляем себе благополучие исключительно изобильным потреблением. Что, в общем, объяснимо - все мы чего-то недоели. Меня, например, не устроило, что на московском рейсе "SAS" пассажиров не кормят: хочешь выпить кофе - плати. Я тоже думал, что цивилизация начинается с желудка. Но только начинается:

Знаете, какой главный экспортный продукт Швеции? Не автомобили, холодильники и телефоны. Их главный товар - образ жизни. Городской - если речь идет о Стокгольме. И в обнимку с природой - если об остальной Швеции. Туризм в этой вообще-то северной стране уже дает больше доходов, чем знаменитое машиностроение. Говорят, летом в Стокгольме очень уютно и красиво. И, безотносительно сезона, - безопасно. В девятимиллионной Швеции за год случается около 150 убийств. За неделю с 12 по 19 марта в Челябинской области, население которой всего три с половиной миллиона, убили 16 человек:

Стокгольм расположен на островах. Летом между ними снуют речные трамвайчики, солнце бликует в море. Городские кварталы, в которых практически отсутствуют высотные здания, перемежаются зелеными зонами. Есть средневековый центр города - остров Гамластан. Воду в Стокгольме пьют прямо из-под крана - во многих присутственных местах пластиковые стаканчики стоят рядом с умывальником.

В общем, все очень спокойно, опрятно и соразмерно человеку. Я бы даже сказал, с уклоном в некую интимность - ну в хорошем смысле. На туристической ярмарке регион Рослаген (70 км севернее столицы) рекламировал себя с помощью: сортиров. Да-да, традиционных деревянных объектов типа "М-Ж". Их, свежеструганных, привезли на выставку 11 штук, и посетители туда с любопытством заглядывали, потому что в каждом был какой-то сюрприз. Смысл иносказания: "У нас вы найдете настоящее уединение". Даже плакат сделали: местный начальник управления культуры сидит на толчке и читает газету. Я не удержался и сказал рослагенцам, что в России в сортирах мочат террористов. Ну и вообще с этим местом связаны несколько иные ассоциации. Вот она, разница культур.

Бедный, бедный Карлсон

Другим лакмусом этой разницы стал Карлсон, который живет на крыше. Эти милые, обходительные шведы терпеть не могут Карлсона! У меня есть фотография, которая запечатлела одну даму в момент, когда у нее спросили о нем. Это была гримаса брезгливости! Астрид Линдгрен так и не удостоилась Нобелевской премии. Кому ее дать, решает, между прочим, шведская королевская академия. Я знал, что к Карлсону относятся иначе, чем у нас, но и предположить не мог, что все так запущено. "Эгоист", "обманщик", "лентяй", "неопрятный" - вот характеристики, которыми награждают нашего любимого детского героя шведы. В "Юнибакене", своеобразном доме сказок Астрид Линдгрен, есть аттракцион на манер "диснейлендовского" : поезд 15 минут переезжает из одной сказки в другую. Так вот, Карлсону уделено не более полминуты. Радиогид (есть и на русском) только и сказал о нем: вон, мол, летает над Стокгольмом:

Почему так? Мне показалось, что практичные шведские родители видят в сказках Астрид Линдгрен исключительно воспитательное пособие с галереей идеальных героев. Мысль же о том, что Астрид Линдгрен вообще-то еще и большой писатель, образы которого не укладываются в прокрустово ложе бытового сознания, в расчет не принимается. Вот бы мы произведения Пушкина, Гоголя или Набокова ценили только как педагогические методички! Даже возможность сделать из Карлсона продаваемый бренд не увлекает шведов так, как воспитательное занудство:

Оно, в частности, проявилось еще в одном интересном законе. За проституцию здесь наказывают не фей, а потребителей. Даешь деньги за секс - становишься преступником. На мой взгляд, это просто аморально.

Открываем (им) глаза

Из девяти миллионов населения Швеции один составляют так называемые "новые шведы". Иными словами, иммигранты: арабы, выходцы из Азии и с Балкан. Кстати, министра иностранных дел Швеции зарезал несколько лет назад как раз серб - отомстил за поддержку американских бомбардировок Югославии:

В нашей группе было несколько депутатов местного значения. Они искренне пытались открыть шведским друзьям глаза на грядущую катастрофу. В какой-то момент, говорили они, этнические шведы могут стать нацменьшинством. Собеседники делали вид, что не понимают, о чем речь. Депутат Анита Брулин сказала, что такую постановку вопроса позволяет себе лишь одна маргинальная националистическая партия. В Европе распространено мнение, что принципиальны не этно-культурные различия, а способность государства интегрировать иммигрантов:

Были еще вещи, смущавшие наших депутатов. Например, одна из двух главных общенациональных газет принадлежит норвежскому издательскому концерну. Ясно, что норвежцы тоже скандинавы, но иностранцы же! Как бы не начали проводить свою политику! В процессе обсуждения выяснились и вовсе интересные подробности. Согласно шведским порядкам, если на рынке существует две газеты в одном сегменте (скажем, качественная ежедневная пресса), то та из них, у которой меньший тираж, будет получать от государства дотацию! Смысл: люди должны иметь возможность равного доступа к изданиям, выражающим различные взгляды, или, как минимум, по-разному интерпретирующим события. Я решил выступить и заметил, что, возможно, "отстающая" газета просто плохо работает. Допустим, там слабая рекламная служба или отсталый менеджмент. "Неважно, - ответили мне. - Главное - принцип". В итоге норвежский концерн получает от правительства Швеции дотации на издание "Свенска дагбладет", потому что ее тиражи несколько меньше, чем у конкурента "Дагенс нюхетер".

Абсурд? На мой взгляд, да. Шведы думают иначе. Мне показалось, что в Швеции, как это ни странно звучит, законы все же вторичны в сравнении с укладом, традициями общежития. Точнее, производное от них. Например, здесь статья о защите чести, достоинства и деловой репутации не распространяется на юридические лица. Нет у них такого "зонтика". Но значит ли это, что шведские журналисты поливают грязью партии или крупные промышленные концерны? Нет. Или вот на короткую армейскую службу призывают тех, кого выберет компьютер. Даже представить себе боюсь, как распухли бы карманы у специалистов по компьютерам из наших военкоматов. А шведы не вопиют - значит, не было повода не доверять? Их девушки тоже могут отслужить срочную, если есть большое желание. Говорят, они живут с парнями в одной казарме:

И как это все назвать - "нравственный закон внутри нас"? Не дает ответа:

Комментарии
Комментариев пока нет