Новости

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

После этого разбойник вырвал у пострадавшей сумку и скрылся.

Пьяные мать и отец морили малыша голодом, теперь им грозит лишение родительских прав.

Накануне 28-летний сожитель жестоко избил местную жительницу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Ильмениту" - 40 лет

13.04.2007
Поэт Николай Година - о любительстве в литературе

- Николай, это было так давно...
- Да, минуло сорок лет, как советская власть, Cоюз писателей, партийные органы области и города, словом, все инстанции - так тогда полагалось - доверили мне руководить литературным объединением "Ильменит" в Миассе. К тому времени первый руководитель нашего объединения В.

Поэт Николай Година - о любительстве в литературе

-- Николай, это было так давно...

-- Да, минуло сорок лет, как советская власть, Cоюз писателей, партийные органы области и города, словом, все инстанции - так тогда полагалось - доверили мне руководить литературным объединением "Ильменит" в Миассе. К тому времени первый руководитель нашего объединения В. Гравишкис уже болел и просил снять с него обязанности руководителя. А я съездил на Кемеровское совещание молодых писателей, где "прошел хорошо", где рекомендовали издать мою книжку. Тогда-то, с апреля 1967 года, стал руководителем литобъединения.

-- Сорок лет - это много. А что так? Почему так долго? Жаль было бросать? Или было интересно?

-- И жаль было бросать, и было интересно. Интересно и по сей день. Ну и были "пожелания трудящихся".

-- Николай, прости, а что такое литературное объединение? То, что называется художественной самодеятельностью? Чистое любительство?

-- Да, пожалуй. Хотя я не воспринимаю, когда говорят "самодеятельный писатель". Это кружок, где собираются люди, которых интересует литературное творчество. Тот же кружок по интересам.

-- И сколько человек прошло через этот кружок? Прикинь.

-- О, это не одна сотня. Остался долгожитель - Боря Фридлянский. Правда, он сам не пишет. А например, придет с томиком классика, я даю ему пятнадцать минут, и он читает, допустим, стихи Пастернака. А так - люди приходят, уходят. И иногда из этого хождения получаются писатели.

-- Скажи, пожалуйста, за эти годы ты понял, почему люди пишут стихи?

-- Я думаю, в каждом человеке заложено какое-то творческое начало. В том числе и тяготение к сочинению стихов. Кого-то привлекли слухи о славе и деньгах. Есть и голимые графоманы.

-- И ему не дано определить, что есть стихи, а что не есть стихи.

-- Вот этому мы и стараемся учиться. Тем, кто к нам приходит, я сразу говорю, что мы писателей не делаем. Мы учимся умению разбираться в литературе, какая хорошая, какая плохая. То есть какая литература - литература, а какая - нет. Кроме того, мы учимся какому-то элементарному ремеслу - жанрам, метрике, рифме и так далее. При всем при том, нет-нет, а у нас, повторюсь, писатели появляются. Каратов Сергей, например. Живет в Москве, печатается, издает книги. Владимир Максимцов, чебаркулец, много лет занимался у нас. Членом Союза писателей стал Александр Петров. Готовится вступить в союз Валерий Кузнецов.

-- И какова поэтическая статистика? Сколько писателей приходится, скажем, на сто тысяч человек?

-- Известно, что в Советском Союзе на 150 тысяч населения приходился один писатель. Кстати, как и генерал.

-- У вас какое-никакое признание получили два-три человека. А что сказать остальным? Что они напрасно тратят время?

-- Остальные получают какие-то литературные навыки. Между прочим, сам себя я никогда не считал профессиональным писателем. Ты знаешь, что я горняк, на жизнь зарабатывал на экскаваторе, однако писал с третьего класса. Врожденный графоман. Но я никогда не лез в профессионалы. И даже отказывался учиться в Литературном институте. Боялся, что этого, то есть призвания, мне не дано. Собственно, такие же люди ходят и в литобъединение. И я всегда стараюсь отговорить тех, кто намеревался бросить работу и посвятить себя творчеству. Не секрет, что мало кто из писателей живет литературным трудом.

-- А какие стихи - настоящие? Ведь и профессионалы часто спорят об истинности своих произведений. И даже известных поэтов не все признают. Значит, окончательного приговора нет?

-- Да, чтобы вынести окончательный приговор, надо быть слишком смелым. Но у нас в объединении поэзия такого уровня, который требует откровенного разговора. Я боюсь обманывать людей, внушить им напрасные надежды.

-- Обычно на занятиях сколько человек?

-- Примерно пятнадцать.

-- А если 150? Массовость!

-- Нет, 15 человек - уже тяжело.

-- Это работа штучная?

-- Да. И мне в основном надо импровизировать. Они приходят с новыми вещами, и надо сразу вникать, с ходу. А еще практические занятия. Я думаю, хорошо - до восьми человек.

-- Короче говоря, великого писателя "Ильменит" не открыл. Надежд на будущее тоже мало. Тем не менее это все не напрасно было. Да?

-- Не напрасно. Мы выпустили антологию "Миасская долина". В ней поэтов много. В том числе и такой, как Михаил Львов, который начинал в Миассе. У нас хорошо известен Артем Подогов. Посмертно вышла его книга. Учитель Александр Герасимов, у него замечательные рассказы. Михаил Лаптев закончил Литературный институт. Миасс в общем-то город литературный.

-- Хождения в литобъединение не зависят от внешних обстоятельств?

-- Да, это потребность на все времена.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет