Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Столица без Лужкова

28.03.2001
Фильм "Москва" Александра Зельдовича и Владимира Сорокина  на фестивале "Новое кино России"

"Москва", открывшая на фестивале программу "Арт-линия", заняла нишу, в которой в прошлом году проходил "Хрусталев, машину" Алексея Германа. Очень разумно, что организаторы феста сразу же оговорили специфичность картины - по крайней мере недовольных на сей раз было меньше.
"Москва", как и "Хрусталев", отличается от всех иных фестивальных картин тем, чем в принципе отличается искусство кино от всех остальных его видов - максимально полным использованием специфического инструментария. Очевидно, кино, просто рассказывающее истории, то же самое, что балерина, работающая в гальваническом цехе. Другими словами, оно обладает слишком богатыми возможностями, чтобы уподобляться, предположим, комиксам.

Фильм "Москва" Александра Зельдовича и Владимира Сорокина на фестивале "Новое кино России"

"Москва", открывшая на фестивале программу "Арт-линия", заняла нишу, в которой в прошлом году проходил "Хрусталев, машину" Алексея Германа. Очень разумно, что организаторы феста сразу же оговорили специфичность картины - по крайней мере недовольных на сей раз было меньше.

"Москва", как и "Хрусталев", отличается от всех иных фестивальных картин тем, чем в принципе отличается искусство кино от всех остальных его видов - максимально полным использованием специфического инструментария. Очевидно, кино, просто рассказывающее истории, то же самое, что балерина, работающая в гальваническом цехе. Другими словами, оно обладает слишком богатыми возможностями, чтобы уподобляться, предположим, комиксам. А чаще всего именно так и происходит. Напротив, "Москва" дает зрителю удивительное ощущение воздуха, цвета и, кажется, даже запаха главного русского мегаполиса 90-х годов прошлого столетия. В этом смысле фабула "Москвы" - вещь факультативная на фоне главной задачи: фиксировать изменение человеческой морали.

Впрочем, первоначально сценарий, который написал известный постмодернист Владимир Сорокин, был более внятен. Основных героев так же было шестеро - три женщины (их сыграли Наталья Коляканова, Татьяна Друбич и Ингеборга Дапкунайте) и трое мужчин (Александр Балуев, Виктор Гвоздицкий и Станислав Павлов). Этот "сикстет" существовал в виде смыкающихся любовных треугольников, что было своего рода несущей конструкцией сюжета, внутри которого - перипетии жизни и смерти пресловутых "новых русских". Более внятны были и чеховские аллюзии ("Вишневый сад", "Дядя Ваня" и, разумеется, "Три сестры"). Однако то, что сделал в результате режиссер Александр Зельдович, Сорокину понравилось. Он сам считает, что будущее литературы - в визуализации.

Сорокин - радикал от русской культуры. И многое из того, что он говорит и делает, может вызвать у обывателя недоумение. Впрочем, он прежде всего бесконечно талантливый человек, а времена меняются быстро, и, скажем, ненормативно выражающиеся на экране женщины вряд ли кого-то могут смутить. У нас, в Челябинске, это делают молоденькие девушки из театральной студии "Бабы". За предыдущее десятилетие, образ которого рисуют создатели "Москвы", мы пережили и узнали столько, что в иные времена и в иных краях хватило бы на целую жизнь. Отсюда естественна известная эпичность картины. Эпос, разумеется, тоже мутировал за столетия, потому ныне он - особый. Киллер или депрессия - чем не эпические герои? А вот мэр Лужков - фигура в этом контексте мелкоскопическая.

Физическое пространство Москвы редуцировалось до символов: Кремль, где живет президент, храм Христа Спасителя, где люди молятся, Третьяковка, где висят картины, фабрика "Красный Октябрь", где делают шоколад. Конечно, метро, где происходят очень важные события человеческой жизни, здесь - дефлорация одной из "сестер". Есть ночной клуб и трамплин, с которого один герой съезжает, чтобы разбиться насмерть.

Но декорации в "Москве" не только предметны, они являют собой многослойный пирог культурных ассоциаций, будь то музыка Леонида Десятникова, интерпретировавшего "Враги сожгли родную хату", по-эйзенштейновски выстроенные кадры оператора Александра Ильховского или натюрморты художника Юрия Харикова.

В этом холодном пространстве персонажи только внешне похожи на людей. Не случайно картина начинается с забавного разговора о норках и что произойдет, если американская норка "затрахает" русскую. Вот и люди с измененной моралью уподоблены зверькам, за которыми бесстрастно наблюдает Сорокин со товарищи.

Делают это единомышленники вполне сознательно, повинуясь тезису Ортеги-и-Гасета о дегуманизации искусства. Причем это голимая технология: дегуманизация - это дистанция, с которой смотрит на действительность художник для более точного понимания происходящего, когда это самое происходящее летит, как станция "Мир", в океан истории.

Татьяна ПЕТРЕНКО

Комментарии
Комментариев пока нет