Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дружба - фройндшафт!

17.04.2007
Учительница немецкого языка из Чебаркуля Тамара Чебалец и немецкий профессор Генрих Мель уже третий год крепят дружбу между нашими странами

Новита ЗАКАТОВА
Чебаркуль

Учительница немецкого языка из уральской глубинки Тамара Чебалец и немецкий профессор Генрих Мель третий год крепят дружбу между двумя странами. Поначалу ни к чему не обязывающее знакомство вылилось в обмен опытом и совместный проект. Плацдармом для научного, педагогического творчества высокого немецкого гостя стала чебаркульская школа N 4 в поселке Каширина.

Знакомство
Ее отец погиб в 1942 году под Нарвой. Его отец в составе гитлеровской армии шел в обозе, описывал захваченные земли, определяя пригодность сельхозугодий к дальнейшему использованию.

Учительница немецкого языка из Чебаркуля Тамара Чебалец и немецкий профессор Генрих Мель уже третий год крепят дружбу между нашими странами

Новита ЗАКАТОВА

Чебаркуль

Учительница немецкого языка из уральской глубинки Тамара Чебалец и немецкий профессор Генрих Мель третий год крепят дружбу между двумя странами. Поначалу ни к чему не обязывающее знакомство вылилось в обмен опытом и совместный проект. Плацдармом для научного, педагогического творчества высокого немецкого гостя стала чебаркульская школа N 4 в поселке Каширина.

Знакомство

Ее отец погиб в 1942 году под Нарвой. Его отец в составе гитлеровской армии шел в обозе, описывал захваченные земли, определяя пригодность сельхозугодий к дальнейшему использованию. Общее между ними было только одно - немецкий язык. Их свел случай. Студент ЧелГУ Миша Зайцев позвонил своей бывшей учительнице:

-- Тамара Николаевна, выручайте! У нас преподает профессор из Германии, он очень хочет познакомиться с российской деревней, без вас не справиться!

Учитель и ученик вызвались показать заезжей звезде, пресытившейся панельными высотками, супермаркетами и прочими достояниями цивилизации, уральскую глубинку. До деревни поселку Каширина далеко, но и до столицы не ближе, что очень даже устраивало гостя. Именитый немец шагал по аллеям военного городка, заглядываясь на высоченные тополя, березы, прислушиваясь к пению птиц. Пятиэтажки, выкрашенные в солнечный желтый цвет, ничем не выдавали принадлежность к городку, еще недавно жившему под грифом секретности. Да это Мелю было и неинтересно. О непреходящей актуальности нашей армии красноречиво говорили соседние плацдармы, казармы, комендатуры, штабы. О миссии городка - крепкие люди в камуфляжной форме. И это гостя не зацепило. О неугасаемом величии русского воинства напоминал танк на пьедестале. Вот он-то, в окаймлении противотанковых "рогаток", и поразил Генриха. А еще имя отца Тамары (они быстро перешли на "ты") Николая Дьякова, высеченное на мемориальной доске у Вечного огня. Попросив дочь героя дотронуться рукой до священного списка воинов, отдавших жизнь за освобождение Отечества от немецко-фашистских захватчиков, потрясенный Генрих сделал первый снимок, открыв "фотолетопись русской глубинки". Тамара Николаевна открыла свой "счет" : в ее архиве четыре альбома - по одному на визит достойного представителя города Eckernforde, - начиная с ноября 2004 года, плюс новый - для Майи - дочери профессора, но об этом позже. Судя по ответным снимкам Меля, север Германии на берегу Балтийского моря просто очарователен: ухожен, приглажен, сытен и слишком спокоен. Может, поэтому душа ученого требовала путешествий, а душа этнографа - истинно русской деревни?

Сводный хор

В любом случае он получил русскую экзотику, посетив Шахматово, Запевалово, Кугалы, участвовал в свадебном, похоронном обрядах. В Кугалах открыл для себя много из того, о чем не прочитаешь в учебниках истории. Тамара Николаевна сосватала его к дедушке-бабушке бывшей ученицы Натальи Рязанцевой. Генрих только успевал крутить головой: умирающая деревенька на живописном пригорке, рядом железная дорога, во дворах, пропахших навозом, квохчут куры, брешут собаки. Навстречу выходит здоровенный мужчина - Николай Горяйнов. В свои почти 80 он был (недавно умер) горяч, непредсказуем, о неожиданном госте узнал только накануне. Родственники боялись шумной реакции - дед воевал с фашистами, как встретит Меля? Прекрасно и запросто.

-- Здравствуй, - говорит, - Генрих! Я в юности освобождал многие города, в том числе Бреслау (ныне Роцлав).

Мель, польский немец, остолбенел:

-- Я же там родился!

Общались с помощью Тамары Николаевны и Натальи за столом, заставленным "в три этажа" вкусностями. Не ударила лицом в грязь русская деревня - все, что лучшего было, выставили гостю, обожающему русскую кухню, особенно пельмени, блины. Валя-почтальонша пришла с баяном, растянула мехи, дед Николай затянул раскатистым басом (был полковым запевалой) "Из-за острова на стрежень". Профессор подпевал знакомую ему мелодию. Потом все примолкли и дед Николай рассказал интересную историю. Он был участником операции по освобождению Восточной Пруссии. Как-то их часть пришла в покинутый замок. Во дворе на камне примостился немецкий солдат без обеих ног, играет на баяне мелодию "Из-за острова на стрежень". Подошли русские солдаты, прислушались, стали подпевать. Это было что-то: над заброшенным древним строением о Стеньке Разине "ревел" сводный хор - немец играл, русские солдаты, в том числе Николай, пели. Генрих, впечатленный услышанным, попросил перевести слова песни и только кивал удивленно после каждой строфы:

-- Ja, ja.

Потом опять вместе пели, плясали. Когда пришла пора расставаться, дед Николай хотел что-нибудь памятное подарить "любимому гостю", все спрашивал:

-- Может, барашка?

Мель был польщен таким гостеприимством, но отказался - с такой "кладью" в самолет не пустят.

Поблагодарил посол

Генрих Мель не раз восхищался русскими добротой, гостеприимством и незлопамятностью:

-- Всю Европу объехал, но такого радушия нигде не встречал. Пожалуй, больше всего на меня произвела впечатление русская оценка немцев и нашего народа, который в 41-м году напал на Россию и отнял миллионы русских жизней. Нигде в мире я не почувствовал такого разграничения между нацистской Германией и немцами, как у людей в Челябинске и его окрестностях. Символом такой позиции стала русская учительница немецкого языка в Чебаркуле, которая вначале показала памятную доску с именем погибшего отца, а потом книжный шкаф с книгами немецких классиков на немецком языке!

Присмотревшись к тому, как работает Тамара Николаевна, он сделал вывод, что русские учителя почти герои, раз проводят уроки, воспитывают детей, оформляют классы за невеликие зарплаты и что они заслуживают того же, что имеют их немецкие коллеги (профессия учителя в Германии престижна и молодые охотно ее осваивают). Профессор хотел бы многое исправить, но сделал то, что реально смог - написал о преподавательнице в Москву, в посольство Германии. Об этом "госпожа" Чебалец узнала, когда получила суперконверт с посланием от помощника посла Сюзанны Йокиш: "Успех - это не то, чего достигаешь ради самого себя, а то, что делаешь для других". Этой цитатой немецкого публициста Петера Шумахера по поручению посла я бы хотела поблагодарить вас за выдающийся личный вклад, усилия. Вы "заряжаете" своих учеников своей увлеченностью и любовью к немецкому языку и литературе и способствуете продвижению вперед не только русских школьников и студентов, но и российских немцев, которые готовятся к переезду на свою новую родину. Этим вы внесли важный вклад в углубление германо-российских отношений, за что я сердечно благодарю вас от имени посла". К письму прилагалась небольшая подборка литературы на немецком языке, моментально превратившаяся в учебные пособия. Посольство дважды попало в яблочко: точно определило творческую установку Чебалец (для других) и ее слабость к немецкой классической литературе.

Уроки немецкого

У дочери профессора красивое имя - Майя. Студентка факультета романо-германских языков университета города Марбург оказалась удивительно скромной, общительной и открытой девушкой. Наслушавшись рассказов отца, она решила пройти практику в Чебаркуле. Директор школы N 4 Любовь Меньщикова совместно с Тамарой Николаевной (она, кстати, 17 лет была директором) разработали специальную обширную программу. Четвертая "гудела" : мальчишки блистали галантностью, девчонки - знаниями, все вместе - любознательностью. После уроков, проведенных коренными немцами, проводили концерты, диспуты, беседы. Пытались побольше узнать друг о друге, рассказать о своих странах. Как? Да легко, ведь ребята неплохо владеют немецким, английским, а гости - несколькими языками, Майя и русским в придачу. Старшеклассники совершенствовали свое произношение и во время чаепитий, прогулок с Майей по городку. Она призналась, что ее впечатлили больше всего удивительная зрелость и благоразумие учащихся, которые знают точно, чего хотят добиться в жизни. А еще патриотизм. В одном классе ребята вышли к доске и спели для Майи: Гимн России, полностью!

Интересно, что из русских фильмов Мель видел только "9 роту" Бондарчука и "Доктора Живаго", и очень удивился, что Тамара Николаевна дорогому сувениру предпочтет томик Рильке. Чебаркульские преподаватели и ученики сделали все, чтобы опровергнуть бытующее в Германии мнение, что в России по улицам гуляют медведи, люди ходят в валенках, играют на балалайке, пьют водку и курят махорку.

"Достояние времени"

Генрих Мель учредил хорошую традицию: каждый год приглашает на обучение двух студенток вторых и третьих курсов: одна живет в семье профессора, другая - у друзей. Попасть в программу по блату невозможно: Мель принципиально определил условия - девушки должны быть только из бедной семьи, ни разу не бывавшие в Германии и обязательно - лучшие студентки, а право отбора кандидаток предоставил кафедре, где читает лекции. Еще он как истинный ученый пытается установить географию и время событий, запечатленных фотографом Асмусом Реммером во время войны (90-летний мастер передал снимки незадолго до смерти). Женщины косят сено серпами, обоз сопровождают немецкие конвоиры, а на обочине дороги стоят селяне - худые и плохо одетые мужчина и женщина с ребенком на руках, на деревьях, на высоте нескольких метров, установлены большие емкости для сбора меда и многие другие уникальные кадры.

Следующий визит профессор нанесет в сентябре 2007 года: он приедет с супругой и журналистом, интересующимся, как изучается немецкий язык за Уралом. До того времени Тамара Николаевна должна многое успеть сделать, ведь профессор (еще и издатель книг!) подключил ее к уникальному проекту. В Берлине есть издательство "Достояние времени", выпускающее книги с воспоминаниями людей о гитлеровских временах, о трудлагерях, лесоповалах, шахтах, о бегстве немцев перед наступлением Красной Армии, о послевоенном времени. Живущие в Германии охотно пишут о своей жизни. Их рассказы, подкрепленные историческими фотографиями той поры, пользуются большим успехом. К тому же в Германию в эти годы переселилось 2,6 миллиона российских немцев. Вместе с родственниками их 4 миллиона человек из разных мест. Это заинтересованные читатели. Вот и предложил господин Мель Тамаре Николаевне стать его правой рукой на челябинской земле: разыскать в Чебаркуле людей с немецкими корнями, опросить, а рассказы и снимки отослать в Германию. Рабочее название книги "Здесь, в Германии, мне хорошо, но моя душа в России". Тамара Николаевна раздала анкеты, нашла 12 человек, с тремя работает вплотную. Но не каждый спешит раскрывать душу в стране, где долгое время страшно было быть немцем:

Генрих Мель ученый, культуролог, историк, лингвист, этнограф. Изучал германистику, историю искусства, педагогику, психологию, этнографию в университетах Вены и Вюрцбурга. Преподавал современный немецкий язык на родной земле и в университетах Африки, Японии. Полиглот - владеет французским, японским, датским, английским языками. Автор статей и книг, перечень которых занимает 13 типографских листов. До 60 лет возглавлял крупный музей. Сейчас, находясь на пенсии, курирует четыре этнографических музея в Дании, по направлению боннского центра (аналогичного нашему пенсионному управлению) раз в год по две недели читает лекции на факультете лингвистики и перевода ЧелГУ.

Тамара Чебалец заболела в детстве Германией, ее культурой и языком. На языке Шиллера, Гете, Гейне русская девушка не только думала, но и разговаривала во сне. "Романо-германская корь" с возрастом не проходила, и после обучения Тамары в пермском вузе стала ее профессией. Еще будучи студенткой, Тамара нашла много друзей по международной переписке, позже исколесила Германию вдоль и поперек, нарекла свою дочь Моникой. Ныне Тамара Николаевна Чебалец - одна из лучших учителей России: награждена медалью "За доблестный труд", имеет звания "Заслуженный учитель школы РСФСР", "Отличник просвещения", подготовила 48 переводчиков и преподавателей немецкого языка.

Комментарии
Комментариев пока нет