Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Остаюсь оптимистом

24.04.2007
Гениальный актер Лев Дуров за последние годы пережил три инсульта и несколько разочарований,  но сдаваться не намерен

...Простившись с моим любимым актером, я вышла из театра драмы, где шел гастрольный спектакль "Жениха вызывали, девочки?" с его участием, и расплакалась.
С Львом Константиновичем и его второй половиной - Ириной Николаевной Кириченко, тоже актрисой, мне посчастливилось общаться много раз.

Гениальный актер Лев Дуров за последние годы пережил три инсульта и несколько разочарований, но сдаваться не намерен

...Простившись с моим любимым актером, я вышла из театра драмы, где шел гастрольный спектакль "Жениха вызывали, девочки?" с его участием, и расплакалась.

С Львом Константиновичем и его второй половиной - Ириной Николаевной Кириченко, тоже актрисой, мне посчастливилось общаться много раз. Начиная с 1981 года, когда Московский Театр на Малой Бронной целый месяц гастролировал в Челябинске. Бывала много раз в их Театре на Малой Бронной, как-то гостила у них дома.

В Челябинск Дуров приезжал неоднократно. За "спиной" его таких разных, порой негативных образов всегда стоял он сам с его невероятной душевной силой. Балагур, весельчак, шутник. Благородный, щедрый, отзывчивый и скромный. Трудяга, который успевал сниматься в кино, играть в театре, ставить там пьесы.

Но теперь я увидела совсем другого человека. Поникшего, опустошенного. Его состояние можно выразить одним словом - довели.

Известно, что до прошлого года он три сезона был главным режиссером Театра на Малой Бронной. Его уговорили занять эту должность, хотя он долго отказывался, считая, что не способен к руководству. Согласился с одной оговоркой: как только появится молодой и талантливый преемник, сразу уйдет. Подробнее об этой ситуации он мне и рассказал.

-- Когда в театре появился Роман Самгин, замечательный режиссер, поставивший у нас три отличных спектакля, я сказал, придя в управление культуры: "Готов передать пост". И написал заявление, в котором рекомендовал Самгина. Там не возражали. Но потом при содействии нашего директора Когана главным режиссером назначили Леонида Трушкина. Человека, у которого было очень странное заведение под названием "Театр Антона Чехова" - по сути, абсолютная антреприза.

С его приходом в театре началось что-то непонятное. Трушкин пригласил актеров со стороны. За восемь месяцев поставил всего один спектакль по весьма слабой пьесе Франсуазы Саган о русских дворянах. Чухня полная да еще с элементами гомосексуализма. Без этого Трушкин, видимо, не может. Когда его в одном интервью спросили, собирается ли он работать с актерами нашего театра, цинично заявил: "Не собираюсь, но я же плачу им зарплату".

Не мой теперь это театр, не мой! Я прихожу только отыграть свои спектакли. Их осталось два: "Жиды города Питера" и "Кавалер Роз", который поставил Самгин, - изящно сделанная комедия положений.

-- Вы говорите: "Не мой театр", проработав в нем 40 лет?!

-- У меня его отобрали. Директор театра Коган был против Самгина, боясь, что тот его подомнет. А Коган номером два быть не хотел. Зато сейчас у него вообще нет номера. Трушкин согласился работать только в качестве художественного руководителя. И фактически управляет театром. А директор Коган (ему 86 лет) сидит в своем кабинете как свадебный генерал. Откровенно скажу: он нас предал. При всем моем сложном отношении к Илье Ароновичу отмечу, что подлость ему не была свойственна. Он никогда не поощрял хамства, неуважения, всегда советовался по творческим вопросам. А Трушкин, придя, тут же выкинул два моих спектакля, даже не поговорив со мной. Просто дал указание не ставить их в репертуар. Бесчинство полное! Может, он провоцирует нас на бунт? Не знаю. Коллеги-актеры недоумевают, переживают, задают мне вопросы. Я говорю: "Ребята, меня в театре больше нет, напрасно вы ко мне апеллируете. Идите к Трушкину, Когану, ступайте в управление культуры. Я навоевался, мне эта битва наскучила".

-- И что теперь?

-- Ничего. Я не ставлю спектакли. Мне и не хочется: руки опустились. Тем более завлит, которого привел Трушкин, за восемь месяцев мне ни одной пьесы не предложил. Ни разу не спросил: "Лев Константинович, вы же очередной режиссер, как собираетесь работать?" Правда, дал мне одну пьесу прочесть, утверждая, что ему ее подарил сам автор - английский драматург, у которого якобы это лучшая пьеса. Я прочел и ужаснулся. Дабы не встречаться с завлитом очно, решил объясниться письменно.

-- И что вы написали?

-- Что это дрянь, а не лучшая пьеса автора. И к тому же автор его обманул, сказав, что дал первому. Я уже видел эту вещь на фестивале антрепризных театров. С тех пор со стороны завлита гробовая тишина. Я уже говорил в интервью Марине Райкиной из "Московского комсомольца" и еще раз скажу: как было при советской власти, так и осталось. Что хотят, то и делают. Не посчитались с мнением коллектива, который был за Самгина. После той публикации на меня обиделись наш московский министр культуры Худяков и другие чиновники. Наплевать! Я с ними не общаюсь. Как я им безразличен, так и они мне.

-- В такой ситуации антрепризные спектакли для вас, наверное, как отдушина?

-- Сейчас - да, конечно. В спектакле "Жениха вызывали, девочки?" роль у меня небольшая, но симпатичная. Пьеса светлая, пошлости в ней нет. Я согласился. Сидеть без дела мне скучно. Сейчас у меня полная апатия. Как я принесу Трушкину пьесу и скажу, что хочу ставить, если я с ним не разговариваю? Его мнение мне неинтересно. Если он даже скажет: "Замечательно, ставьте", меня это не обрадует. Я догадываюсь, куда он клонит. Хочет из "Малой Бронной" сделать антрепризный театр. Использовать нашу сцену как площадку для проката. Наверное, выживет всех наших. За время летнего отпуска сочинит какой-нибудь приказ. Чем это кончится, не знаю. Просто так расправиться с нами со всеми сложно. Существуют законы, которые они не имеют права переступать. Но закон, что дышло...

-- Ваш театр уже используется для аренды. Канал СТС снимает там программу "Хорошие шутки".

-- Это терпимо, помещение сдается под выходные дни. Все театры так делают, жить-то надо. Тем более театральная реформа, которая временно забуксовала, по всей вероятности, лишит театры дотации, и, скорее всего, субсидии будут выдавать только на зарплату. Кстати, есть даже намек, что новые постановки будут утверждаться "сверху". Это пока слух, но слухи, увы, часто оправдываются. А это значит, что будет введена цензура, как в былые времена. Грядет что-то в этом роде.

Прощальная панихида по Мише Ульянову многое показала. На похоронах величайшего актера и общественного деятеля никого из первых лиц не было. Путин соболезнование прислал, правда, он на каком-то важном совещании был. Лужков не приехал. Даже министр культуры России сам не явился, кого-то вместо себя прислал, и тот метался, не зная, что делать. В общем, все на уровне замов. Что стоит за этим? Калягин с панихиды просто уехал, посчитав такой выпад своего рода демонстрацией отношения власти к творческому сообществу: мол, сидите и не чирикайте.

-- Вы тоже к Путину на какое-то мартовское торжество не явились.

-- Он всего сто человек на него приглашал. Но я в Киев умотал, там была премьера фильма с моим участием. Путин, думаю, не обидится. Мне от него ничего не надо.

-- А от кого надо?

-- Ни от кого и ничего уже не надо. Главное, что у меня семья хорошая. Катька, дочь, много играет в театре, как и ее муж Вовка, Владимир Ершов. Они оба получили звания заслуженных артистов России, хотя это не имеет большого значения. Жена Ирина Николаевна, моя Ирочка, кувыркается, как и я: то давление, то другое недомогание. В общем, крутимся, как все. Внучке (ее тоже Катька зовут) уже 24 года, внуку Ваньке 20 лет. Он в прошлом году на операторский факультет поступал и провалился, нынче опять попробует. А Катя на "Золотой маске" работала, но устала и ушла. Она забавная девочка и совершенно самостоятельная. В Абакане три года проработала завлитом кукольного театра. Там вышла замуж. Муж поступил в ГИТИС, и они вернулись в Москву.

-- Помню, вы рассказывали, как учили роли, закрывшись от домашних в туалете.

-- Сейчас вдвоем с женой остались, живем все там же, в старой двухкомнатной квартире на Фрунзенской набережной. Дети живут отдельно. Младшей Кате я купил однокомнатную квартиру. У Кати-старшей большая четырехкомнатная квартира, мы ее выменяли довольно сложным путем.

-- Теперь можете в спокойной обстановке писать мемуары. Знаю, что в прошлом году были переизданы ваши "Грешные записки".

-- Мне это преподнесли как подарок к 75-летию - напечатали в Перми тысячу дополнительных экземпляров. "Грешные записки" все очень хвалят, мне приятно. Еще одна книга вышла - "Странные мы люди". Сам я ее даже не открывал, мне она кажется плохой.

-- Если не открывали, почему решили, что плохая?

-- Издатели забрали рукопись якобы посмотреть, хотя я им сказал: "Печатать рано, мне нужно ее еще раз пять вычитать". А они напечатали. Приезжаю в Прибалтику, вижу: лежит в магазине моя книжка. Думаю: "Опять пиратское издание". А мне говорят: "Нет, это ваша новая книга". - "Как новая?" Звоню в издательство "Алгоритм" : "Ребята, почему вы так поступили?" "Но книга замечательная!" - отвечают они. Я только руками развел. Может, она и впрямь хорошая, но я не читал.

-- Лев Константинович, а как вы пишете книги?

-- Иногда ночью наговариваю на диктофон: сижу, болтаю сам с собой полночи. Потом слушаю и что не нравится - выбрасываю, что считаю дельным - записываю. Отдаю печатать, после чего редактирую.

-- Из киноролей какая была последней?

-- В фильме "Старики-полковники" сыграл главную роль - чекиста в отставке. Недавно еще в одной роли снялся. Небольшая, но симпатичная. Соглашаюсь, если в сценарии гадостей нет. Сейчас знаешь, как снимают? Большой эпизод за один день. Смешно. Прибавляется к твоему списку еще одна картина, а ты в ней снялся всего за один день. В этой потогонной системе нет ничего хорошего. Сама видишь по сериалам: по первому кадру можно понять, "мыло" это или нормальное кино. По-моему, некоторые актеры, переходя из сериала в сериал, даже пиджаки не меняют. А актрисы все на одно лицо почему-то - не могу их различить.

-- Вы бы с кем из нынешних актеров хотели сниматься?

-- Кто попадется, с тем и снимаешься. Сейчас с Сережкой Никоненко снимались - все нормально. У меня с партнерами по съемочной площадке всегда складываются хорошие отношения. В театре, бывало, ссорился из-за дисциплинарных или творческих разногласий, это закономерно. А в кино как? Собрались и разбежались. Сейчас многие молодые актеры с такой фанаберией! Они режиссерам говорят: "Сам знаю". Ни хрена они не знают! Но такая наглая самоуверенность! Да и режиссеры многие сейчас "на одно лицо". Спросишь: "Ты у кого снимался?" - "У Васи". - "Как фамилия?"- "Не знаю, знаю, что зовут Вася". Снимают нынче те, у кого деньги есть.

-- А из молодых актеров все же кого-то можете идентифицировать?

-- Их человек пять, не более. И тех, боюсь, испортят. Все "Маски" получает Женя Миронов. Все премии Станиславского - Женя Миронов. Мне не жалко, у меня своих хватает, в прошлом году "Хрустальная Турандот" (в номинации "За честь и достоинство". - Л.С.). Что касается Жени, он еще стал то ли директором, то ли художественным руководителем Театра наций. На днях по телевидению сообщают: Евгений Миронов снимается сразу в двух ролях, отстранили двух режиссеров, и теперь он - художественный руководитель картины. Вашу мать! Что вы, ребята, делаете! В кого вы его превращаете? Вы своими руками уничтожаете хорошего актера. Или возьмем Сережку Безрукова. Превозносили его - и что? Вижу: его уже используют, как хотят, и он на это идет. Роль Есенина угробил. А спектакль "Мертвые души" в "Табакерке"? Спросить бы: "Сережа, а что ты играешь? К чему эти странные позы? Как это расшифровать?" То есть они не играют, а показывают. А что - понять невозможно. Полная бессмыслица, зато кривляний и воплей до фига. Может, я старый ворчун и ретроград, а искусство развивается каким-то непонятным мне образом?

Как-то приходит ко мне молодая режиссерша и сообщает: "Лев Константинович, у нас сообщество молодых: десять гениальных режиссеров и десять гениальных авторов". Я говорю: "С режиссерами разберемся позже, принесите мне три лучшие пьесы из десяти, чтобы я оценил их гениальность". Приносит. Название первой пьесы - "Лесбияночки шума цунами", в ней две героини рассказывают о способах своей любви. Вторая называлась "То ли обалдели, то ли ох...ли". Да-да, такое вот "смешанное" название. Третья - новый перевод "Короля Лира", где полно матерщины, а конечный монолог - сплошной мат. Я ее спрашиваю: "Что это такое?" Она говорит: "Это современный язык". Слова эти я знаю: на голубятне полжизни провел. Могу как актер или режиссер залепить в полемике так, что ой-ей-ей. Но это наши внутренние дела. А есть язык сцены, язык искусства. Наверное, многие из великих писателей умели по жизни послать куда угодно, но не позволяли этого в литературе. Она на меня смотрит снисходительно, видимо, думает: "Ой, дедушка, как ты отстал".

Кстати, об этом "Короле Лире" уже не одна критическая статья вышла. Минкин написал, как зрители в антракте уходят, а контролерша говорит: "Ну куда вы! Во втором акте будут голые мужчины". Там по залу бегают обнаженные мужики, успевают всем свое "хозяйство" показать, к зрителям на колени, говорят, садятся. Ну, что это такое? Надеюсь, я вовремя умру, не доживу до "распада Рима".

-- Вы и так всех переполошили, когда потеряли сознание на репетиции премьерного спектакля "Кавалер Роз".

-- Что было, то было. Три инсульта пережил. Как звучит: ишемическая атака! Вот видишь шрам на шее: мне сонную артерию прооперировали. Сердце долбили четыре часа в Югославии. Так что мы старые, отсталые и больные дураки.

Но тут подал голос сосед по гримерке и партнер по спектаклю - известный актер Евгений Киндинов, сыгравший главные роли в "Романсе о влюбленных" и "Городском романе". Тот, кого вполне можно назвать секс-символом 70-х, хотя сейчас - пожилой и тоже болезненного вида человек.

-- Я не согласен, Лева, что российское искусство рухнет, - сказал Евгений Васильевич. - Традиции у нас мощные. И у публики есть мозги. Спроси на улице любого, и зритель назовет хорошего артиста, хороший фильм. Не все так безнадежно.

На что Дуров согласно кивнул:

-- Спасибо, Женя, я тоже на это надеюсь. Несмотря ни на что, остаюсь оптимистом.

Лидия САДЧИКОВА

Лев Дуров родился в Москве в 1931 году.

Окончил Школу-студию МХАТ и Высшие режиссерские курсы. Работал в Центральном детском театре, Театре им. Ленинского комсомола, с 1967 г. - в Театре на Малой Бронной.

Сыграл более 170 киноролей, в том числе в фильмах "Семнадцать мгновений весны", "Калина красная".

Обладатель многих престижных наград.

Комментарии
Комментариев пока нет