Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Заверните кусочек "Мечела"...

29.03.2001
У Амана Тулеева есть интерес к челябинской металлургии?

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

На своей последней пресс-конференции генеральный директор АО "Мечел" А. Иванушкин отрицал возможность прихода нового собственника. Каких, дескать, только слухов не было в последнее время. То Искандера Махмудова прочили в хозяева, то Первоуральский трубный завод, который по мощи сопоставим с цехом "Мечела".

Нам нужен миллиард
Приценивались, правда, многие, даже переговоры проводились, но нынешняя группа собственников заплатила за комбинат большие деньги, которые несопоставимы с теми, что предлагаются сейчас.

У Амана Тулеева есть интерес к челябинской металлургии?

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

На своей последней пресс-конференции генеральный директор АО "Мечел" А. Иванушкин отрицал возможность прихода нового собственника. Каких, дескать, только слухов не было в последнее время. То Искандера Махмудова прочили в хозяева, то Первоуральский трубный завод, который по мощи сопоставим с цехом "Мечела".

Нам нужен миллиард

Приценивались, правда, многие, даже переговоры проводились, но нынешняя группа собственников заплатила за комбинат большие деньги, которые несопоставимы с теми, что предлагаются сейчас. Если "Мечел" отстраивать заново, поведал в заключение А. Иванушкин, нужен миллиард долларов.

Из сказанного трудно понять, рассчитывают сегодняшние хозяева на миллиард "зеленых" или согласны продать предприятие миллионов за 150 (примерно такой суммой определяли раньше задолженность завода швейцарской компании "Гленкор"). Впрочем, дело даже не в цифрах. Странно то, что А. Иванушкин не упомянул вместе с Махмудовым и трубниками угольщиков Кузбасса. А сказать следовало в первую очередь.

Новый виток скупки заводских акций начался примерно год назад, тогда ценные бумаги шли влет, за 230-250 рублей. Кто был заинтересован в их приобретении? Перед годовым собранием акционеров своего кандидата в совет директоров выдвинуло ЗАО "ЦОФ "Сибирь" (центральная обогатительная фабрика из Кемеровской области, работающая с шахтами "Кузбасская" и "Распадская"). Значит, уже год назад это предприятие распоряжалось более чем 10 процентами акций "Мечела".

Приехавший на собрание директор ЦОФ "Сибирь" Л. Опарин (кандидатом в управляющий орган был именно он) произвел впечатление крепкого хозяйственника советских времен: еще не старый, вежливый, но цепкий. Прозрачный намек на его заслуженное прошлое содержался и в краткой автобио-графической справке: награжден почетными грамотами Министерства угольной промышленности, медалями "Шахтерская слава" 1, 2, 3-й степеней, медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" 2-й степени.

Зачем - угольщикам "Мечела" в принципе ясно. В отличие, скажем, от устремлений ряда других возможных покупателей, якобы положивших глаз на комбинат. ЦОФ "Сибирь" обогащает коксующиеся угли, его покупателем является челябинское предприятие, выпекающее из них кокс. Уголь - товар первого передела, он стоит дешевле, чем готовый продукт. Следовательно, есть смысл в том, чтобы стать собственником производства, венчающего технологическую цепочку. На "Мечеле" - восемь коксовых батарей, сейчас работает пять. Расконсервировав остальные печи, можно не только обеспечивать коксом комбинат, но и при благоприятной конъюнктуре на рынке выгодно продавать его сторонним потребителям (благо сырье свое). А конъюнктура сегодня, кажется, неплохая. Завод пытается расконсервировать батарею N 5, стоимость работ оценивается в 57 миллионов рублей. Однако, как отмечалось в пресс-релизе предприятия, затраты должны окупиться в течение двух-трех месяцев.

Новые лица

Совсем недавно осведомленные источники вне стен комбината стали упоминать название еще одной фирмы - "Конарес". Причем не просто упоминать, а говорить о ней как о настоящем хозяине "Мечела". Мол, руководитель этой компании господин Йорих уже посетил предприятие и смотрел какие-то отчеты. Но если так, при чем здесь тогда угольщики Кузбасса, стремящиеся в органы управления комбината? Значит, завод атакуют с двух сторон?

О фирме "Конарес" пока известно мало. Ее московский представитель Алексей Богословский до сего дня был недосягаем для челябинской прессы. Секретарь столичного офиса, слегка раздражаясь от внимания к родной организации, говорила, что без согласия своего шефа никого с ним не соединяет, и даже на самые безобидные вопросы заученно отвечала: "Это конфиденциальная информация". Зато другой столичный источник минимум этой информации предоставил: "Конарес" - солидная, зарегистрированная в Швейцарии компания.

Года три назад, рассматривая сбытовую сеть ММК, о "Конаресе" в прессе упоминал заместитель генерального директора "Магнитогорской стали" В. Юртаев. Дескать, посредническая фирма "Конарес" берет у Магнитки металл, а рассчитывается за него углем. Объемы сотрудничества очень даже впечатляют: годовой контракт заключен на 240 миллионов долларов! По информации В. Юртаева, схема поставок и расчетов выглядела следующим образом: ММК отгружал "Конаресу" продукцию, вырученные средства эта фирма зачисляла на корреспондентский счет в "Токо-банке", оттуда они уходили угольщикам в фирму "Углемет", затем расходились по угольным фабрикам, которые, собственно, и поставляли топливо.

Вот, оказывается, где собака зарыта. Если не принимать во внимание полемический настрой говорящего (известно, какие отношения были у ММК с его "дочкой"), так сказать, отжать сухой остаток, можно сделать любопытный вывод: "Конарес" включен в угольную цепочку. И даже больше - у него партнерские, дружественные отношения с "Углеметом", а значит, и с ЦОФ "Сибирь" (оба последних предприятия, по данным журнала "Коммерсантъ", имеют корпоративные связи).

Существование близких отношений между "Конаресом" и угольщиками косвенно подтверждает и генеральный директор "Мечела" А. Иванушкин, заявивший "Челябинскому рабочему" о существовании компаний-спутников, представителем которых в совете директоров является Л. Опарин.

Связывая концы воедино, наблюдатели пытаются расставить точки над i: "Конарес" представляет интересы угольщиков Кузбасса, "меняет" их уголь на металл, который затем продает, в том числе за рубежом, возвращая звонкую монету в шахтерский край. Говоря словами известной рекламы, налицо некий симбиоз, два в одном: фирмы - разные, корни - общие.

Процент влияния

Подобные "слухи" у нынешнего руководства вызывают, похоже, больше негативных, чем положительных эмоций. А. Иванушкин отметил, что группа предприятий, представленная Л. Опариным, приобрела около 20 процентов акций "Мечела", которые в свое время принадлежали портфельным инвесторам. Иными словами, о полном контроле над комбинатом речи нет. Но что-то подсказывает: идут процессы, о которых руководители сильно распространяться не намерены.

На пресс-конференции, прошедшей 21 марта, подводя итоги работы предприятия и заглядывая в производственное завтра, генеральный директор помянул монополистов, которые поднимают тарифы и тем самым делают работу металлургов менее рентабельной. Однако Алексей Геннадьевич затронул не только энергетическое и железнодорожное ведомства. Отметил, что идет монополизация других секторов экономики. Заметна, в частности, тотальная консолидация угольщиков Кузбасса (по мнению А. Иванушкина, есть основание полагать, что в будущем в России останется одна или две угольные компании). При этом Министерство по антимонопольной политике РФ адекватных мер не предпринимает.

В производственных отношениях все, как в отношениях личностных. Если кто-то кого-то старается "обидеть по лицу", значит, сильно любит или ненавидит. И хотя высший менеджмент "Мечела" вряд ли испытывает такие сильные чувства, какая-то опасность от угольщиков, видимо, все же исходит, если генеральный директор, говоря о шахтерах Кузбасса, апеллирует к антимонопольному министерству.

Конечно, пакет в 20 процентов не произведет революции на предприятии. А если он больше? Председатель совета директоров "Мечела" В. Прокудин - опытный и искушенный управленец. На все вопросы о возможной смене хозяина дипломатично отвечает: давайте смотреть реестр. По той готовности, с которой Владимир Александрович стремится его показывать, можно безошибочно угадать: существенных движений там нет, среди держателей акций значатся те же малоизвестные фирмы с экзотическими названиями. Но В. Прокудин не может отрицать, что лицам, намеренным установить контроль над "Мечелом", вовсе не обязательно светиться в реестре, относя пакеты на свое имя. Можно скупить фигурирующие в реестре фирмы с их названиями, руководителями и акциями. Структуры-то офф-шорные, таковые серьезные люди зачастую создают для того, чтобы переключить внимание с себя на них.

Подобный исход не представляется фантастическим вот еще почему. По нашему законодательству владелец более чем 20-процентного пакета должен иметь дело с антимонопольным управлением. Поэтому сегодня редко кто "переписывает на себя" контрольные пакеты. Проще создать или купить фирму, чтобы часть ценных бумаг передать ей. Это тот случай, когда от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Как говорится, извините, нормальные герои всегда идут в обход: нашего законодательства!

На некоторые размышления наводят и другие данные. Вот, к примеру, ведомость подхода судов в Находкинский морской торговый порт (информация распространена в Интернете). Судно "Эйшен Глори" в начале февраля сего года перевозило металл, принадлежащий "Конаресу" и "Гленкору". Компании, оказывается, не только работают на одном рынке, но и по пересекающимся путям ходят. Отчего бы им не найти общий язык, если речь зашла о покупке "Мечела"? Дело-то житейское: у "Гленкора" интерес к начатому проекту пропал, не зря, говорят, он сворачивает свою деятельность в России, а у "Конареса" (если за ним стоит Кузбасс) - появился.

Сами угольщики, судя по всему, правила игры представляют хорошо. Недавно "Интерфакс" распространил любопытные сведения. Премьер М. Касьянов подписал постановление о прекращении права государства участвовать в управлении крупнейшей угольной компанией Кузбасса АО "Кузбассразрезуголь", а также АО "Южный Кузбасс". "Кузбассразрез-уголь" через компанию "Союзметаллресурс" контролирует группа "Сибирский алюминий" (О. Дерипаска). АО "Южный Кузбасс" принадлежит ЗАО "ЦОФ "Сибирь" и группе компаний "Углемет".

Тоже информация для размышления. Известно, что правительство неохотно принимает особые постановления, касающиеся отдельных структур. А тут - нате вам! Что касается такого известного олигарха, как О. Дерипаска, сомнений в его силе и влиянии нет. Но, значит, и ЦОФ "Сибирь" не лыком шита, и она, выходит, влиятельная организация, если интересы ее лоббируются на правительственном уровне? Наблюдатели высказывают предположение, что ЦОФ "Сибирь" симпатизирует кемеровский губернатор Аман Тулеев, уж больно у нее все лихо складывается. Во всяком случае, это многое объяснило бы.

Говорят, Россия - страна с непредсказуемым прошлым. Наши предприятия, соответственно, тоже. Подождем до акционерного собрания. Возможно, оно прольет свет на то, что происходило и происходит на комбинате сегодня. n

Комментарии
Комментариев пока нет