Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Завещанный сюрприз

27.04.2007
Родственники умершей старушки считают, что ее завещание подделали

Жили три пенсионерки. Тамара Ананьевна была в преклонных уже годах, в родственниках числились только племянницы со стороны бывшего мужа, и потому ухаживала за ней Валентина Николаевна. Возрастом помоложе и по характеру добрая. Такую рекомендацию ей давал еще родной дядя Валентины, когда по молодости Тамарочка крутила с ним роман. Только благодаря этим словам недоверчивая по натуре Ананьевна позвала Валюшу готовить, стирать и убирать.

Родственники умершей старушки считают, что ее завещание подделали

Жили три пенсионерки. Тамара Ананьевна была в преклонных уже годах, в родственниках числились только племянницы со стороны бывшего мужа, и потому ухаживала за ней Валентина Николаевна. Возрастом помоложе и по характеру добрая. Такую рекомендацию ей давал еще родной дядя Валентины, когда по молодости Тамарочка крутила с ним роман. Только благодаря этим словам недоверчивая по натуре Ананьевна позвала Валюшу готовить, стирать и убирать. В благодарность за труды у нотариуса написала: "Завещаю все свое добро, движимое и недвижимое имущество Валентине Николаевне".

Все было хорошо. Зная о завещании, Николаевна пять лет добросовестно мыла, убирала, готовила и купала бабулю в ванной. Купила ей телевизор, старый уже не показывал, телефон с определителем, трюмо, тумбочку. Поставила новый унитаз в туалете, а то старушка периодически затапливала соседей снизу. Ремонт в квартире Колывановой и новые покупки делали вместе с мужем не таясь, на глазах у жильцов подъезда. И в округе знали, что это именно она ухаживает за Тамарой Ананьевной Колывановой.

О существовании третьей пенсионерки, которая впоследствии сыграет в их жизни мистическую роль, Валентина Николаевна и не подозревала. Впервые увидела ее после развязки всего произошедшего.

Ссора

Валентина не выбрасывала бутылки и макулатуру, которые периодически находила в квартире Колывановой, а несла их в пункт приема вторичного сырья. И вдруг вырученные от этой "статьи доходов" деньги пропали. У пенсионерок все было по полочкам. Сумма на похороны хранилась в толстой художественной книге, пенсия - в ящичке кухонного стола. Эти 700 рублей должны были лежать в шифоньере. Но их там не было. Ананьевна начала упрекать Валю.

Та обиделась:

-- Окстись, Тамара! Я у тебя копейки за пять лет не взяла.

Словом, рассорились они. Николаевна, вспыхнув от несправедливых обвинений, сказала: "Раз ты мне не доверяешь, вот тебе ключи. Сама будешь открывать и закрывать за мной". "Ну что ты, - попробовала пойти на попятный Ананьевна, - возьми тогда уж хоть ключ от домофона".

-- Не возьму, - отрезала Валя.

Потом, поразмыслив, Колыванова потребовала:

-- Дай святую воду.

В критических ситуациях Тамара Ананьевна всегда прибегала к этому лечебному и, на ее взгляд, волшебному средству.

Попила и, как будто что-то вспомнив, медленно так сказала:

-- Значит, Патюкова взяла.

Вот тогда Валентина и услышала впервые о ней.

Деньги потом как-то сами собой нашлись. У Вали остался некий осадок, но она все равно продолжала ходить к своей сварливой подопечной как на работу. И в поликлинику водила по поводу кожного дерматита на руках. Но однажды ей не открыли. И сколько Валентина ни звонила, ни долбила в дверь, не открывали и на телефонные звонки не отвечали. Что с бабулей, как она там, было неизвестно. Валентина Николаевна не понимала, что происходит.

Шок

Ананьевна слегла, заболела. И ухаживала за ней уже другая давняя знакомая, Феодосия Ивановна Патюкова. По ее словам, Колыванова слезно просила: "Только меня не оставляй!". И она не смогла ей отказать. Ухаживать пришлось недолго: у Тамары Ананьевны врачи обнаружили рак поджелудочной железы. Прооперировали и отправили домой.

-- 4 марта ее выписали, - рассказывает Феодосия Ивановна, - а 10-го она умерла.

С этого момента начались невероятные вещи. Полтора месяца дальние родственники не знали о смерти тети. Как и о ее тяжелой болезни. Как ни позвонят, никто не отвечает. Вначале они подумали, что Тамара Ананьевна гостит у своего гражданского мужа. Но, увы, ее там не оказалось. Обеспокоившись всерьез, они приехали к ней на квартиру. И услышали шокирующие для себя известия: тетя умерла, а полноправной владелицей квартиры, согласно новому завещанию, стала открывшая им дверь Феодосия Ивановна.

-- А где же Валя? - только и смогли они вымолвить. Родственники хорошо знали, что первое завещание было оформлено на нее, и полностью были согласны с этим. Патюкова пожала плечами.

На последовавшие затем возмущенные вопросы, почему никто из родни не был оповещен ни о болезни, ни о смерти Колывановой, почему к телефону никто не подходил, Патюкова ответила, что Ананьевна оставила справочник с их телефонами в больнице. Но вся база данных есть в телефоне, возражали племяннницы. Не умею обращаться с телефоном, ответила Феодосия Ивановна. Тут у родственников в душу вообще закралась жуткая мысль: а не убили ли бабуленьку? Они потребовали ознакомить их с новым завещанием и с заключением о смерти. Прочитав все, опять впали в полный ступор.

Очевидное - невероятное

Согласно версии Патюковой с ее адвокатом, 78-летняя женщина с травмой руки (Курчатовский суд так назвал дерматит на ее руках. - Прим. автора) и запущенным раком ездила в декабре в Миасс, чтобы составить там новое завещание.

Зачем больной женщине ехать в Миасс, где у нее никого нет, недоумевали родственники, если в Челябинске полно нотариусов на каждом углу? Если бы Тамара Ананьевна действительно хотела переписать завещание, она бы сделала это у того же нотариуса, у которого оформляла завещание на Валентину Николаевну.

В Миассе некое лицо расписывается за нее и нотариус Гэлькей Ахметова скрепляет все своей печатью. Как потом разузнают дотошные племянницы, в 1998 году эта юристка засветилась в делах известного всей области головлевского чекового инвестиционного фонда.

Потрясенные родственники потом скажут на суде:

-- Какая травма руки? Во всех счетах и пенсионных квитках вплоть до марта стоит личная подпись тети. Она могла свободно расписываться. Помилуйте, ведь кожные заболевания и травма руки - это не одно и то же.

Но Курчатовский суд их абсолютно не слышит. Более того, адвокат Патюковой, посовещавшись с судьей, кричит на Валентину Николаевну, пять лет ухаживавшую за Ананьевной:

-- Закрой рот!

Племянница Колывановой, тоже Валентина, но Никитина, показала нам решение суда:

-- Вот великолепный образчик того, как у нас вершится суд в самом высоком смысле. Смотрите, как формулирует судья свои доводы. О показаниях свидетелей со стороны Патюковой, утверждающих абсурд насчет травмы, говорит, что "они логичны, последовательны и у суда нет оснований не доверять им". А к нашим показаниям он относится критически, потому что мы, дескать, заинтересованные лица. В таком случае почему свидетели Патюковой не могут быть заинтересованными? Кто знает, чем она их заинтриговала? Мы как раз ничего не хотим для себя, нам обидно за женщину, которая пять лет ухаживала за тетей и осталась ни с чем.

Курчатовский суд принял сторону Феодосии Ивановны. Все, дескать, по закону, согласно статье 1125 ГК РФ. Подумаешь, кто-то расписался за одиноко живущую пенсионерку. Нотариусу для удостоверения такой сделки даже медицинское заключение не требуется.

-- Это несовершенство в законодательной базе, - говорит Валентина Никитина, - и позволяет всякого рода мошенникам оформлять липовые завещания. Налицо преступный сговор. Ни в каком Миассе наша тетя не была, она и знать не знала о втором завещании.

Чей унитаз?

Мы поинтересовались у Феодосии Ивановны, а ведала ли она о завещании, составленном в ее пользу.

-- Не знала, милая моя, - ответила Патюкова, - ей-богу, не знала. Тамарочка только говорила, что готовит мне какой-то сюрприз. А какой - не объясняла. А уже после ее смерти, в апреле, сидим мы на кухне, пьем чай с подругой, заходит какой-то молодой человек: я, говорит, вам завещание принес. Мы же заботились о ней, за квартиру платили, новый унитаз сын поставил, затапливала она соседей.

Так кто все-таки унитаз поставил? Та, что ухаживала пять лет? Или та, что несколько месяцев? Валентина Николаевна была поражена:

-- Как ей не совестно?! Муж живой и здоровый, соседи подтвердят, что мы все делали. А она себе приписывает...

Если верить Феодосии Ивановне, то получается, что люди, не зная о завещании в их пользу, по доброте душевной установили в чужой квартире новый унитаз. Как-то не верится в подобный альтруизм сегодня...

А вообще в этом деле все легко можно проверить. Счета, чеки, показания слесаря... Можно установить, была ли поездка в Миасс, найти распечатку телефонных разговоров Патюковой с "лжесвидетелями", как их называют племянницы Никитины, или с нотариусом Ахметовой. Доказать сговор можно. И нужно. Добрую часть доказательств Никитины собрали самостоятельно, но нашей милиции это почему-то не нужно.

Мы поинтересовались в ОБЭП УВД Курчатовского района, куда не раз обращались обманутые потерпевшие, заведено ли уголовное дело по факту мошенничества. Весомый аргумент: судьи областного суда, рассмотревшие кассационную жалобу потерпевших, признали недействительным второе завещание, появившееся в спешном порядке, за несколько месяцев до смерти бабули. И отменили решение Курчатовского суда. Казалось бы, справедливость восторжествовала. Теперь надо наказать инициаторов подделки завещания.

-- Пока рано, - ответил оперуполномоченный ОБЭП Дмитрий Сидоров. - Много неясного.

Чего неясного, мы так и не поняли. Родственники считают, что доказательств, наоборот, более чем достаточно, и собираются отправить все это в Генпрокуратуру. И привели последний свежий факт лжи. Когда они вскрыли квартиру бабульки, телефонный справочник, якобы утерянный, преспокойненько лежал у аппарата. Вот и верь после этого в искренность божьих одуванчиков.

Ирина ГУНДАРЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет