Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Социализм? А когда?

28.04.2007

Мною недовольны читатели. Прежде всего пенсионеры. Даже те, которые будто бы благосклонны ко мне. Они нашли во мне ренегата и оппортуниста. Они порицают меня за то, что я будто бы "призываю не трогать капитализм, пока он сам не прекратит существование естественным путем".

Мною недовольны читатели. Прежде всего пенсионеры. Даже те, которые будто бы благосклонны ко мне. Они нашли во мне ренегата и оппортуниста. Они порицают меня за то, что я будто бы "призываю не трогать капитализм, пока он сам не прекратит существование естественным путем". Что я "против свержения власти буржуазии", что я их жалею, буржуев. Что я против классовой борьбы и революции. Что я, наконец, отошел от марксизма.

Что ж, давайте рассуждать, что к чему.

С марксизма и начну. Сразу скажу, что я никогда не присягал на верность марксизму. Я был, есть и хочу быть впредь свободным по отношению к нему. И любому другому учению. Я хочу быть верным не Марксу, а себе. Не я отошел от марксизма, а он от меня - на целых 150 лет. О революции, классовой борьбе и социализме я знаю в 150 раз больше, чем Маркс. Потому что после Маркса, до меня и при мне - не на бумаге, а в реальной жизни - прогремели десятки революций, в классовой борьбе пролиты тонны крови, а в социализме я жил. Разве сравнить меня с Марксом? Да живи Маркс теперь, он и сам отошел бы от себя.

На то мы и живем, чтобы учиться у жизни. И если 150 лет после Маркса нас ничему не научили, то мы - безнадежны.

Да, я признаю классовую борьбу. К сожалению. Да, я за революцию. К сожалению. Когда один класс, в слепоте своей и ненасытности, бросает другой класс на дно жизни, держит в узде бедности, унижает и гнобит его - тогда да, вставай, проклятьем заклейменный. К сожалению. Потому что теперь я знаю, что бунт - всего лишь месть за гнет. Что называется, конец терпению. Ну, передрались. А дальше что?

По опыту своей страны я вижу: революция, гражданская война и последующие годы классовой войны сделали почти половину населения противником социализма. Оказывается, кровь, пролитая в классовой борьбе, не пропала бесследно. Она где-то таилась, ждала своего часа. И "вернулась" через поколения.

Победив в начале ХХ века так, любой ценой, с террором, насилием и кровью, революция будто бы своей цели достигла, но оставила нам, живущим в конце ХХ века, решать ее проблемы террора, насилия и крови.

Уничтожать одних людей, чтобы сделать счастливыми других? Так не бывает. То есть уничтожать - бывает, сделать счастливыми - нет. Как ни смотри на это - с точки зрения логики, нравственности, психологии, житейской целесообразности, - одно с другим не вяжется. Нет счастья на крови. Нельзя злом добывать добро. Зло наследует только зло. На то оно и зло. Добро строится добром, и только им. Так как же строить "доброе" общество?

Бессонной ночью человек может лежать и думать: вот я убью этого, богатого и неправедного, возьму его деньги, и все - потом до конца жизни буду жить праведно. Не будет. Я думаю, он проживет жизнь несчастным, хотя, может быть, никому этого не скажет.

А теперь посмотрим, кого революция уничтожает и кого оставляет. Уничтожает она, конечно, богатых. А богатые, они какие? Все такие ужасненькие, жадненькие, противненькие? Да, и такие. Но, если без неприязни, то они, признаемся, богаче не только деньгами, но и образованием, интеллектом, воспитанием, культурой, кругозором, чувствами... Все это им дано трудом бедных. Их - уничтожим? А оставим бедных, с которыми не возились гувернантки, у которых не было доступа в университеты, которые не путешествовали по Парижам, которые не знали дороги в библиотеки, музеи и выставочные залы? Так - хорошо?

Да, мне жаль богатых. И буржуев в том числе. Тем более жаль, что, как ни странно, революции, оказывается, "делают" не бедные, а богатые. Не бедные создают учения о развитии общества, не бедные разрабатывают теории, стратегии и тактики революционной борьбы, не бедные становятся вождями революционных масс. В истинные революционеры выходят те из богатых, которые умом, душой и сердцем поняли несправедливость жизненного устройства в классовом обществе. Много ли таких? Немного. Исключено ли, что их будет больше? Не исключено. Потому что не надо много ума, чтобы понять, что наемный работник - плохой работник, а страх увольнения - не стимул для труда высокого качества.

Мне пишут: ясно, что богатые добровольно никогда не откажутся от своих богатств. Сейчас - ясно. Но, как известно, слово "никогда" очень ненадежно. Конечно, взять и отказаться от своего богатства не так-то просто, даже если этого очень захотеть. Люди не всегда и виноваты в том, что богаты. Например, сын получил наследство от богатого отца - в чем его вина? Допустим, он попытается отказаться от всего, что имеет. Как он должен поступить? Все бросить и уйти? Отдать государству? Раздарить и остаться ни с чем?

Да, примеры, когда богатые тяготятся своим состоянием, есть, и их наберется какое-то число. Первый, кого следует назвать, - Лев Толстой. В конце жизни в письме Ф. Ефремову он писал: "Вы тяготитесь своим положением бедности" и далее: "С какой бы радостью я поменялся с вами". Согласитесь, даже в устах Толстого это звучит как чудачество. Несколькими годами раньше он же, Лев Николаевич, в письме Н.Страхову вопрошает: "Как могут люди нашего круга жить спокойно, зная, что они погубили и догубляют целый народ, высосав из него все, что можно, и досасывая последнее"...

Все он же, "зеркало русской революции", в письме Г.М. Волконскому совестится тем, что его сословие пользуется "исключительными богатствами в то время, как массы народа задавлены трудом". Все так. Но бегство Толстого из своего сословия состоялось только как бегство из жизни.

Между прочим, Г.М. Волконский - внук декабриста С.Г. Волконского. И был у него, к тому же, другой внук, С.М. Волконский, о котором в статье "Кедр" пишет Марина Цветаева. Она приводит его рассуждения о нелепости помещичьей помощи крестьянину. "Все это ни к чему, - пишет С. Волконский, - и всегда я имел такое ощущение, что это с моей стороны откуп. Откупиться за невозможное, недостойное положение вещей. Но сказать, что я чувствую ответственность за такое положение вещей, - никогда не скажу".

Выйти из сословия - это очень непросто. Редко кто на это способен. Это поступок незаурядного человека, но таких людей - единицы. Надо, чтобы к "выходу из класса" "созрел" весь класс.

Вообще историю всегда делали богатые. Они держали власть и "рулили" обществом. А народные революции - последствия их, скажем так, ошибок или, в конце концов, их вырождения. Ответственность за революции несут не бедные, а богатые. Когда разъяренный матрос в бушлате врывается в особняк банкира или олигарха с пистолетом в руке, они, хозяева апартаментов, должны сознавать, что сами "привели" матроса в свой роскошный дом. Потому что богатый - отец революции, а бедный - ее дитя.

Вся беда в том, что историю не перепрыгнешь. Не может буржуазия вдруг перестать быть буржуазией. Она должна свое отжить. Но потихоньку "умнеть".

Да, богатые не готовы к социализму. Но еще более к нему не готовы бедные. Они тоже должны "поумнеть". Мы не годны для справедливости, для социализма. В нас еще слишком много пороков. Мы, увы, - плохие люди. Мы лжем, предаем, ленимся, воруем, грабим, убиваем. Мы плохо развиты физически и духовно. Мы никак не разберемся, что в жизни чего стоит и в чем ее смысл. Мы уже не дикари, но еще не совсем люди.

Я думаю, мы идем в ту сторону, где находится социализм, но, если придем туда, то все вместе, а не только "эксплуатируемые", перестрелявшие "эксплуататоров".

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет