Новости

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Мальчик получил переохлаждение, но избежал травм.

Девушке удалось сбежать и добраться до отделения полиции.

55 человек уже получили документ, дающий право на соцподдержку.

Спящего мужчину между станциями Менделеево и Григорьевская увидел машинист поезда.

После ДТП с участием фуры в районе Кондратово оказалось заблокировано движение транспорта.

Пациента машины со спецсигналом отвезли в лечебное учреждение на другом реанимобиле.

От полученных травм мужчина скончался на месте.

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Жутко громкое и запредельно близкое

04.05.2007
Сын известного сатирика ушел  из новостной программы НТВ  и перевел новую книгу

Татьяна МАКСИМЕНКОВА
Алматы-Челябинск

Каков он, сын знаменитого писателя-сатирика? Выглядит намного моложе своих 40 лет. Холост. Талантливый тележурналист, литературный переводчик, гражданин России и США одновременно. Мы встретились на  VI Евразийском медиафоруме, который проходил в апреле в Алматы. Кроме проблем современного телевидения поговорили и о личном - уходе из новостей на НТВ, стихах собственного сочинения и: женщине мечты.

Сын известного сатирика ушел из новостной программы НТВ и перевел новую книгу

Татьяна МАКСИМЕНКОВА

Алматы-Челябинск

Каков он, сын знаменитого писателя-сатирика? Выглядит намного моложе своих 40 лет. Холост. Талантливый тележурналист, литературный переводчик, гражданин России и США одновременно. Мы встретились на VI Евразийском медиафоруме, который проходил в апреле в Алматы. Кроме проблем современного телевидения поговорили и о личном - уходе из новостей на НТВ, стихах собственного сочинения и: женщине мечты.

От "Монологов вагины" до иронических стихов

-- Василий, в 1993 году вы уехали в Америку, где начали жизнь с нуля. Никогда не жалели, что уехали?

-- Сказать, что никогда не жалел, будет неправильно. Первые лет пять была очень сильная тяга обратно. Я уезжал на самом хвосте распада страны. Еще годик - и можно было бы не уезжать. И очень многие мои друзья, которые остались, за эти пять лет до дефолта очень многое успели и в плане экономическом, и как личности творческие.

-- Вы известны как литературный переводчик. Многим запомнились скандальная пьеса "Монологи вагины" в вашем переводе и "Полная иллюминация" американского писателя Джонатана Сафрана Фоера. Над чем работаете сейчас?

-- Я закончил перевод второй книги Фоера. Она называется "Жутко громкое и за-предельно близкое".

-- Почему снова Фоер?

-- Первая книга произвела на меня очень сильное впечатление. Это необычайно тонкая и ранимая книжка, и мне хотелось, чтобы люди, которые мне дороги, в первую очередь разделили этот восторг перед ней. Но я понял, что там огромное количество возможностей для переводческих ошибок: книга на треть написана испорченным английским языком. Я подумал: если возьмется за это какой-нибудь нерадивый переводчик (а рано или поздно обязательно бы взялся), то просто испортит. Потребовалось огромное количество времени - 2,5 года. Но когда мой перевод вышел, почти сразу появилась вторая книга Фоера, которую я, естественно, не мог не прочитать.

-- Первая книга Фоера рассказывает о том, как молодой американец съездил на Украину, дабы во-очию увидеть родину предков. Во второй герои новые?

-- Ее герой - американ-ский ребенок, ему 9 лет, и это как бы его дневник. Он состоит из записей мальчика, писем его бабушки и отчасти из записей деда, который не посылал внуку письма, но которые тем не менее к нему в результате попали. Таким образом, мы узнаем три истории, они все пересекаются, и сделано это тоже необычайно изящно и тонко.

-- Василий, известно, что вы пишете иронические стихи:

-- Да, есть такое дело. Но я даже не могу назвать их стихами. Просто с детства, даже когда я еще совсем маленький был, мама приучила меня посылать поздравления знакомым. Ну и как обычно дети делают - рисуют открытки и пишут там: поздравляю, желаю счастья в личной жизни, успехов в труде. И мама говорит: "Чтобы я этого больше никогда не видела. Это страшно банально. Ты должен писать так, как никто не пишет". И я начал придумывать поздравительные стишки. Иногда чуть более удачные, иногда чуть менее. И вот уже 30 лет как минимум рифмую.

О цензуре на НТВ

-- Вы проработали собственным корреспондентом НТВ в США пять лет. Многие запомнили ваши репортажи с места трагедии в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Полгода назад вы ушли из новостей. Почему?

-- Мне поначалу было ужасно интересно работать на НТВ. У канала был абсолютно незамыленный, искренний интерес к тому, что происходит в Америке. Они хотели знать правду, реальные факты. На мой взгляд, сейчас интерес остался исключительно прагматичный, связанный со сферами влияния России в США, с продвижением российских или бывших российских граждан в Америке, их успехами. Все чисто американское - сенат, конгресс, даже выборы - никому неинтересны.

-- Но вы все-таки остались на НТВ?

-- Да, на должности продюсера. Я помогаю найти людей, осуществить непосредственно съемку, но я не хочу самовыражаться и появляться в кадре как человек, который что-то уже не от себя говорит.

-- А заставляли говорить что-то не от себя?

-- Были звонки предупредительного свойства: меня просили не произносить в эфире слова "чеченский боевик". Ну с какой стати я в Америке буду произносить это? Тем не менее позвонили, предупредили. Крайне сложные ситуации были, когда ты заранее должен соответствовать какой-то политической установке. Особенно запомнился случай с известным американским журналистом Тэдом Коппелом. В своей программе "Nightline" на телеканале "Эй-би-си" он показал интервью Шамиля Басаева. Тэд Коппел дал возможность России вы-сказать свою точку зрения относительно того, что вообще за человек Басаев и как к этому интервью относятся. Но Россия отказалась, сказав, что не будет участвовать в одной программе с террористами. Посольство РФ комментировать ситуацию не стало и даже пыталось надавить на "Эй-би-си", чтобы эту программу вообще не давать в эфир, поскольку привыкли, что все подконтрольно. Но "Эй-би-си" не привыкло к такому прямому давлению. Пытались связаться с Кондолизой Райз и действовать через нее, но она отказалась, сказав, что не владеет этой компанией. Одним словом, программа вышла. В ней было интервью с журналистом Андреем Бабицким, который, собственно, и взял интервью у Басаева, кусочки высказываний Басаева, комментарии Коппела и письменная нота российского посольства, заявляющего о том, что они не придут на программу и вообще все это безобразие - текст совершенно запредельный, будто на дворе 1976 год. На следующее утро у меня раздается телефонный звонок: срочно сделайте сюжет о случившемся. Нужно сказать, мол, как мог Тэд Коппел, как он осмелился показать интервью Басаева? И это был единственный случай, когда мне пришлось говорить лично с главным редактором и объяснять, что я не могу сделать такой материал, какой хочет руководство НТВ. Во-первых, я с бесконечным уважением отношусь к Тэду Коппелу, а во-вторых, я видел программу - она была сделана безупречно: В результате я подготовил репортаж, где все рассказал о программе, как было. Это, пожалуй, был единственный материал из всех вышедших тогда без откровенного наезда на "Эй-би-си". Оказалось, что вполне возможно не идти на поводу у руководства и не выполнять "заказ".

-- В телевизионную журналистику как корреспондент планируете вернуться?

-- Телевизионная известность - это особая вещь, я не воспринимаю ее серьезно. Проблема сейчас заключается во мне. Я очень долго отходил после расставания с НТВ. И до конца не понял, что я должен сейчас делать. Один из наиболее вероятных проектов - я вел когда-то "Прогулки по Бродвею" и не исключаю, что, может быть, вернусь туда.

-- Сегодня на российском телевидении засилье развлекательных программ, реалити-шоу. Серьезным, аналитическим передачам уделяется все меньше внимания. А как в США?

-- У меня ощущение, что общие тенденции россий-ского и американского телевидения очень похожи. Где-то с 2003-2004 годов журналистика резко свернула в сторону развлекательного направления. Это вызвано тем, что людей все труднее удерживать у телевизоров серьезной и глубокой информацией. Но в Америке целое поколение людей на протяжении 40 лет занималось серьезной журналистикой, ориентированной на информированного зрителя. А у нас это началось в 1992-1994 годах и продержалось семь-восемь лет. В Штатах денег хватает на все: и на то, чтобы "окучить" молодежь, которая не хочет слушать новости, и на качественное телевидение для тех, кто хочет его слушать, пусть даже это всего 20 процентов. У нас же оно вымывается напрочь.

-- Вы брали интервью у многих кинозвезд - Роберта Де Ниро, Мартина Скорсезе, Леонардо Ди Каприо. Какие они в жизни?

-- Первый раз я брал интервью у Ди Каприо, когда вышел фильм "Банды Нью-Йорка". Он сидел вместе с режиссером Мартином Скорсезе. И первое, что я сказал, когда вошел: "А, так вы живые!" Они даже не поняли, что это шутка. Потому что не воспринимают себя так, как мы их воспринимаем. Более того, они не ведут себя как звезды. Общаются на равных. Ума Турман на одном интервью была очень напряжена. И когда беседа закончилась, у нее был такой порыв - потянулась, пожала руку, сказала: "Спасибо!" - "Вам спасибо. Мне-то за что?" Я так предполагаю: за то, что не было каких-то неприятных вопросов, которыми многие грешат.

О личном

-- Василий, вы человек семейный?

-- Нет. Такую жизнь, которую я вел последние пять лет, трудно совместить с поиском спутницы жизни. Даже друзей трудно сохранить, потому что ты не можешь ни о чем договариваться. Живешь по звонку, в условиях жесткого цейтнота. И понять тебя могут только люди, которые через это прошли.

-- Кто мог бы с вами ужиться?

-- Мне самому с собой очень трудно уживаться. Мне иногда нужно время, чтобы вообще ни с кем не общаться. И мне нужно очень много такого времени. Не всякий человек это выдержит.

Василий АРКАНОВ родился в 1967 году в Москве. Отец - писатель-сатирик Аркадий Арканов. В 1990 году окончил факультет журналистики МГУ. Работал в журналах "Советский театр" и "Работница", в "Литературной газете", в спортивных изданиях. В 1993 году уехал в США, где получил "грин-карту". Работал банкиром, библиотекарем, помощником программиста, собственным корреспондентом телекомпании НТВ в США.

Комментарии
Комментариев пока нет