Новости

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Войну мы встретили на рыбалке

04.05.2007

Начало войны, хотя мне было девять лет, хорошо помню. Жили мы тогда в Советском районе, в 4-этажном доме в три подъезда на 24 квартиры. Дом построен в 1933 году заводом Колющенко, где работал отец. Никакой улицы, никакого благоустройства не было, ни электричества, ни канализации, ни воды. Напротив дома - туалет.

Начало войны, хотя мне было девять лет, хорошо помню. Жили мы тогда в Советском районе, в 4-этажном доме в три подъезда на 24 квартиры. Дом построен в 1933 году заводом Колющенко, где работал отец. Никакой улицы, никакого благоустройства не было, ни электричества, ни канализации, ни воды. Напротив дома - туалет. Рядом находился колодец. Сегодня это благоустроенный дом под N 96 на улице Шаумяна.

Отец Иван Андреевич Карачинцев был любитель природы, рыболов, грибник, 1903 года рождения. Начало войны мы встретили на рыбалке. Отец, мать и я. Любимым местом отца была река Миасс. Никакого Шершневского водохранилища еще не было. Любимые места для рыбалки на Миассе были Кордон, Матросовка, Чекинка. Все было хорошо, спокойно на рыбалке до второй половины дня, когда в воздухе, на низкой высоте, появился аэроплан, сбрасывающий листовки о начале войны.

Редко мы стали видеть отца дома, все на работе. В конце 1941 года открылся так называемый секретный цех по выпуску "катюш" для фронта, где отец проработал всю войну токарем, слесарем, сборщиком. Находился этот цех в угловом доме на улице Труда/Елькина. После войны на этом месте была табачная фабрика. Это мне напомнил Александр Сунгуров, сосед, который проработал на заводе до пенсии 40 лет.

Неплохо показал себя в работе отец, который проработал на заводе 32 года начиная с 1925 года. В 1957 году он получил инвалидность II группы, а на следующий год умер. Много поощрений в работе отца. В 1939 году премирован рабочими сапогами, в 1942-м - ордером на обувь, в 1951-м - настольными часами, были почетные грамоты, денежные премии и прочее.

В военное время была карточная система на продукты питания, да и не только. Дома отец появлялся раз в неделю, помнится, всегда приносил булку хлеба, бутылку или две водки. Не курил, не пил. Подавая сверток матери, говорил, что это от зайчика. Мать тоже к спиртному не прикладывалась. Принесенную водку носила на базар, который находился на Колющенском переезде, недалеко от школы N 27, где я учился. Водку меняла на продукты. Дома отец ложился на кровать и закрывал глаза, говорил: режет. Мать смачивала полотенце холодной водой - и на глаза. Успокаивало. Все это от электросварки. "Нахватался зайчиков".

Отца не призвали на фронт из-за брони, в тылу нужны были квалифицированные специалисты. О работе отец говорил так: не было никакого графика, все по совести, уговаривали работать, заинтересовывали питанием, водкой. "Фронтовые" отец сливал в бутылку и приносил домой. Не было на работе и условий для отдыха, по возможности спали на верстаках. Отцу рабочие доверяли, избирали не раз профгрупоргом.

Отец был человек сдержанный, меня никогда не бил. Но запомнился мне такой случай. Находился я дома один, под руку попались учетные профсоюзные карточки, из которых я сделал бумажных голубей и пускал в воздух с окна третьего этажа.

Таким злым я отца еще не видел. Он снял свой широкий брючный ремень, не знал, что предпринять, ходил сам не свой, кричал. Он никогда не матерился, единственное его ругательство было "язви тебя". Взял меня за ухо и отвел в угол комнаты: "Мать, не разговаривай с ним, пока не попросит прощения!"

Неплохую память оставили колющенцы о себе. На улице Доватора, у Дворца Колющенко, - эстакада, на которой легендарная "катюша" в полном боевом. Впереди для показа три снаряда. На чугунной плите надпись: "Создателям гвардейских минометов - оружия отмщения и побед. С великой благодарностью".

Здесь же рядом, на одной из труб, огороженной оградкой, на мраморной плите надпись: "Здесь будет мемориал колющенцам, погибшим в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". На задах Дворца Колющенко и "катюши" стадион, также строили колющенцы.

Вячеслав КАРАЧИНЦЕВ,

ветеран труда

Комментарии
Комментариев пока нет