Новости

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Сестричка с "пропавшего" поезда

08.05.2007
Необычной была война для 84-летней жительницы Коркино Ольги Курнакиной

"Окно" к соседям
Ольга Васильевна Курнакина живет в Коркино, неподалеку от церкви, в старинном доме с резными фронтонами и наличниками. Его строил дед Ольги. За массивными воротами и высокой калиткой - сюрприз в русском стиле. Забор, разделяющий соседские усадьбы, частично разобран. Нет, он не разваливается, вполне крепок.

Необычной была война для 84-летней жительницы Коркино Ольги Курнакиной

"Окно" к соседям

Ольга Васильевна Курнакина живет в Коркино, неподалеку от церкви, в старинном доме с резными фронтонами и наличниками. Его строил дед Ольги. За массивными воротами и высокой калиткой - сюрприз в русском стиле. Забор, разделяющий соседские усадьбы, частично разобран. Нет, он не разваливается, вполне крепок. Дыру в нем сделали соседи, молодые еще пенсионеры. Бывший горняк Вячеслав Потапов и его жена Людмила с заботой и любовью опекают бабу Олю. Так что лазом та и другая сторона пользуются несколько раз в день.

Своей семьи у нее нет. Замуж Ольга Васильевна не выходила. Сколько чужих мужей и женихов за войну спасла, а самой женского счастья почему-то не досталось... Жила в Коркино с семьей дяди. Этот дом принадлежит племяннику. Он на Севере. Сколько раз звал Ольгу Васильевну к себе! Не соглашается. И зачем в 80 с лишним лет уезжать из родного дома, когда такие соседи рядом?!

На хороших людей ей всегда везло. Когда ее не хотели признавать участницей войны, выручил молоденький офицер из коркинского военкомата. Попросил принести абсолютно все справки, хранящиеся в доме у Ольги Васильевны. И нашел-таки нужную! По затертой ветхой бумажке и обнаружили затерявшийся в военных архивах санпоезд.

Война после Победы

В армию Ольгу призвали в июле 1941-го, как только ей исполнилось 18 лет. К тому времени она окончила медицинскую школу и полмесяца проработала в больнице. Уезжать из родных мест было, конечно же, страшно. Неизвестность хуже всего.

Ожидание "настоящей" войны затянулось почти на четыре года. Попала Ольга не на Запад, а на Восток. Там, в Сибири, готовила госпитали к приему раненых, лечила их. А потом в Забайкалье была приписана к санитарному поезду. На нем и встретила День Победы 9 мая. Радости было много, однако Ольга и все военные с Дальнего Востока чувствовали - у них все только начинается.

Всего месяц Советский Союз вел военные действия против Японии. Все это время санпоезд ГСП-10/87 без устали курсировал между станцией Даурия, что на границе с Китаем, и Иркутском. С воздуха его прикрывали наши самолеты.

-- Ни одной ночи мы толком не спали, - вспоминает Ольга Васильевна. - Состав огромный - 70 товарных вагонов, на него всего 13 медицинских работников. Были там кухня, операционный блок, вагон для медперсонала.

Получается, каждая "сестричка" обслуживала пять вагонов, где на двухъярусных нарах лежали раненые. Успей-ка всех накорми, перевяжи, вовремя дай лекарство! Успевали. Ни одного случая смерти раненых в поезде не было, всех довозили до госпиталей.

Не сразу уволили Ольгу из армии и после той скоротечной, но кровопролитной войны. В медсанчасти на станции Ага прослужила она до весны 1946-го. Потом вернулась в Коркино.

В гражданской жизни трудилась на малярийной станции, позже - в эпидемиологическом отделе санэпидстанции. Забот было много, но с личным временем Ольга Васильевна никогда не считалась. Если надо, работала сверхурочно. Сказывалась военная закалка.

Первое платье, последние "лодочки"

:Вся жизнь Ольги Васильевны - в ее стареньком фотоальбоме. Вот она, ну просто писаная красавица, в форме младшего лейтенанта медицинской службы. А вот запечатлена в штатском - в первом дамском платье, которое довелось надеть еще в армии.

-- Хорошую серую шерсть на это платье я купила у солдата, возвращавшегося из Японии, - с удовольствием вспоминает она. - Тогда война уже кончилась. Сшили мне его девчонки прямо в санпоезде. Торопились, уж очень хотелось примерить красивое платье. Видите, на плечах морщит, рукава не совсем правильно посажены? Потом дома мама перешила.

-- Ольга Васильевна, а никто из раненых в вас не влюблялся?

-- Что вы, об этом даже не думали! - отмахивается она от нескромного вопроса.

Есть у нее и награды - это медали, полученные уже после войны. На просьбу показать их поначалу Ольга Васильевна замялась:

-- Так все они на платье, в котором меня будут хоронить. Кому они нужны после моей смерти?

Однако, немного подумав, Ольга Васильевна достала полиэтиленовый пакет, где, как у всякой уважающей себя старушки, у нее сложены вещи на "умирание". Рядом с подушечкой и прочими важными мелочами бережно хранится бордовое платье с десятком медалей.

И вдруг глаза Ольги Васильевны задорно и по-молодому блеснули. Она показывает туфли-"лодочки", в которых отправится в последний путь. Думать о смерти ей совсем не страшно. Куда страшнее нам, более молодым, терять таких людей, как баба Оля...

Марина МОРОЗОВА

Комментарии
Комментариев пока нет