Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Повезло ему с попутчиками!

11.05.2007
Полвека в журналистике - такую дату сегодня отмечает наш коллега-фотожурналист Евгений Ткаченко

...В 1957 году весна в Челябинске выдалась не в пример нынешней: теплая, с приветливой погодой и раним цветением яблоневых деревьев. Мимо них не смог равнодушно пройти фотограф-любитель Евгений Ткаченко, студент Челябинского политеха.

Полвека в журналистике - такую дату сегодня отмечает наш коллега-фотожурналист Евгений Ткаченко

...В 1957 году весна в Челябинске выдалась не в пример нынешней: теплая, с приветливой погодой и раним цветением яблоневых деревьев. Мимо них не смог равнодушно пройти фотограф-любитель Евгений Ткаченко, студент Челябинского политеха. Принес снимки в "Челябку", главную газету области. И тогдашняя заведующая отделом информации, Репортер с большой буквы Лия Вайнштейн разглядела в нем будущего лауреата конкурсов, мастера пера и светописи, заслуженного работника культуры России.

Именно тот фоторепортаж "Цветут сады на Урале" круто повернул судьбу Евгения. Инженером-механиком он не стал. Стал "инженером человеческих душ", уйдя сразу же после окончания технического вуза в гуманитарную сферу газетной журналистики. Многих из его тогдашних творческих наставников давно нет в живых. Но та атмосфера кипучей творческой жизни "Челябинского рабочего", где он проработал четверть века, греет его до сих пор.

Евгения Ивановича я обожаю! У самой уже немалый стаж в профессии, но рядом с ним чувствуешь себя по-ученически. Последние 25 лет он собкор главного информационного агентства страны ИТАР-ТАСС. Там скоростной режим, но Ткаченко умеет работать несуетливо, основательно. Располагает к себе людей, остается честным и порядочным, не размениваясь на "мелочевку" нынешней, во многом подкупной журналистики.

Мы встретились с Евгением Ивановичем накануне важного события - сегодняшнего открытия его авторской фотовыставки "Дорогие мои попутчики" в зале искусства ЮУрГУ. Для выставки он отобрал то, что дорого ему и что получало высокие оценки на всесоюзных и международных конкурсах. А по моей просьбе Евгений Иванович принес фотографии, на которых запечатлен он сам. Вот он с первой величиной отечественной публицистики, а для него просто другом - Василием Песковым. Красивые, молодые: начало 60-х годов. Вот на заседании знаменитого Челябинского фотоклуба, которым он руководил с момента создания в 1959 году на протяжении 30 лет. Вот снимки с хоккейных матчей: с защитником "Трактора" Николаем Макаровым, с вратарем Леонидом Герасимовым.

-- Ребята меня не обижали, снимали, фотографий действительно много, но нет времени их разобрать, - рассказывает Евгений Иванович. - Лишь один снимок, сделанный Анатолием Колющенко, я не удержался и повесил в рамочке над рабочим столом: в кадре Путин, Сумин и я с блокнотом. Кинорежиссер ведь всегда за кадром. Так и фоторепортер. Есть ценный снимок, где я стою в белой шапочке на пульте управления ядерного реактора на "Маяке". Когда начинал работать, даже не мечтал там побывать, хотя среднюю школу окончил именно в Озерске. Благодаря профессии попал на сверхсекретный объект.

-- А еще какие "кадры" вашей жизни считаете самыми важными?

-- Их наберется очень много. Самые первые вообще нельзя было запечатлеть на фотопленку даже при огромном желании. Это посещение нашего дома в Озерске академиком Курчатовым, когда я еще учился в школе. Мои родители были с ним дружны. Когда отмечался юбилей Игоря Васильевича, мама с папой долго думали, что ему подарить, ведь у него всего было в избытке. Мамин младший брат, слесарь-лекальщик, имел золотые руки, делал поделки, подобно лесковскому Левше. Чаще всего это были туфельки, поскольку его отец, мой дед, был сапожником. Он изладил крохотные башмачки, к тому же с перочинным лезвием для карандашей, а верх был украшен изумительной отделкой. Родители сомневались: вдруг Курчатову не понравится? Когда же ему вручили подарок, он схватил и долго показывал гостям. Великий человеческий мозг восхитился творением рук. Однако папа раз и навсегда сказал: "Ни одной фамилии, услышанной в нашем доме, не смейте произносить". Но первое прикосновение к фотоаппарату было там, в Озерске, бывшей "сороковке". Правда, снимал только школьных друзей и родителей.

-- Какой ваш первый снимок убедил в том, что фотография, как и красота, - "страшная сила"?

-- "Первая плавка". Известный в фотографических кругах кадр, который получил диплом на международном фотоконкурсе газеты "Комсомольская правда" в 1959 году. Он показал, что и в "железной" работе металлургов можно найти трогательные моменты. В цехе ЧЭМК парнишка после плавки прильнул, упарившись, к стакану с водой, а за ним стоит опытный плавильщик и хохочет, мол, "наелся" горяченького?

-- Вы все свои кадры так хорошо помните?

-- На выставке их представлено более 50, и почти каждого героя я знаю поименно. Помню, где снимал, знаю, как сложилась судьба большинства из них. "Первостроитель Магнитки", старик с красивой седой бородой, - это плотник Сергей Александрович Исаев. И не простой старик: оказалось, что он кавалер ордена Ленина. "Рабочий человек", парнишка в кепке с потрясающе большими глазами - монтажник Володя Зубцов. Когда "Комсомолка" напечатала этот кадр, редакцию забросали письмами создатели фильмов о рабочем классе. Потом я узнал, что киношники нашли Сергея, и его снимали в кино.

-- Безошибочный выбор героев, ставших образами эпохи, - плод вашей интуиции?

-- Скорее, закономерность метода. Я всегда во время съемки, особенно если это крупный план, ищу человека мыслящего, с ярко выраженными чувствами. Люди неординарные реагируют на ситуацию так, что сразу бросаются в глаза. Из портретных кадров в 60-х годах многие выставки обошел снимок "Токарь ЧТЗ Людмила Мальтенинова". Ее лицо нельзя было не заметить. Снимок был напечатан в "Комсомолке" и вызвал большой резонанс. Начальник цеха потом рассказывал, что к нему пришла Люда и со слезами стала просить отпуск за свой счет. Оказалось, что ее завалили письмами со всей страны, под ее кроватью в рабочем общежитии стояло несколько чемоданов, куда она их складывала. И она считала, что обязана на каждое ответить. Потом Людмила вышла замуж за инженера своего цеха, у них выросли дети. Еще один мой герой - профессор Выдрин, легендарная фигура, первый за тысячелетия посягнул на метод Леонардо да Винчи и внес коррективы в его способ прокатки.

Когда я стал работать в "Челябке", то начал бойко писать, поняв, что это лучший способ проникновения моих снимков на газетные страницы. Но без фотографии жить не мог. Стал думать, как активнее проявляться в этом жанре. Появились мысли о фотоклубе. Юра Теуш, Володя Белковский, Юра Рожков, Жора Шнякин однажды собрались и создали его.

-- Но вместе с тем вы, одноклубники, между собой были конкурентами!

-- Только на выставках. А когда работаем, что-то творчески ищем, мы союзники. Кстати, меня из отдела промышленности "Челябинского рабочего" вскоре перевели в секретариат, и я занялся версткой газеты и иллюстрациями, так как у меня была большая фотографическая гвардия. Я знал, кто на что способен, кому какое оперативное задание дать. Нештатные авторы работали в удовольствие. Милиционер Сергей Васильев стал великим фотомастером. Борис Каулин, работавший в конструкторском бюро, стал ведущим фоторепортером, как и заводчанин Михаил Петров.

-- Как, по-вашему, технический прогресс повлиял на художественную ценность фотографии?

-- Считаю, что негативно. Сейчас нередко очень приличные снимки делают и дилетанты. Вернее, делает их цифровая камера, если человек случайно нажал на спуск в нужный момент, да еще потом с помощью компьютера откадрировал. И получился отличный снимок. Но сам "автор" (беру это слово в кавычки) не может дать себе отчет, почему и как он это сделал и как снять нечто подобное. А если ты снимаешь на пленку, если десять раз ошибся, но нашел способ исправить ошибку и потом выдал великолепную работу, то до конца жизни будешь знать, как это делать. Сергей Васильев и сейчас 90 процентов кадров снимает на пленочную камеру. Снимай он на "цифре", имел бы больше свободного времени. А он саму фотографическую идею ценит больше, чем время. Многие же из новоявленных фотографов вообще больше всего ценят деньги: сколько могут снять и что за это получить. Спасибо Владимиру Богдановскому: он нашел способ поддержать истинных фотохудожников, они продолжают творчески общаться в фотообъединении "Каменный пояс", ставшем продолжателем идей нашего фотоклуба.

-- О чем вам приходится писать в ИТАР-ТАСС?

-- Обо всем, что происходит в регионе, но только не на темы криминала: "крови" в нашем агентстве не признают. Объем материалов невелик: полстранички, не более. Но при этом нельзя строчить "пулеметной дробью", нужно искать образные средства языковой выразительности. Иногда обидно: собирая фактуру, испишешь блокнот - материала хватило бы на целую полосу. А приходится его утрамбовать в крохотную заметку. Что ж, сам выбрал эту стезю, грех жаловаться. ИТАР-ТАСС был и остается ключевым поставщиком информации. Если я туда написал, заметка появится на главной информационной ленте страны.

-- Евгений Иванович, вы человек стопроцентно позитивный. Как в наше агрессивное время вы сумели сохранить душевность и доброту?

-- За эти полвека действительно страшно изменилось состояние общества. А мы от него неотделимы. Некоторые мои коллеги погнались за большими деньгами, потеряв при этом честь и совесть. Мне тоже предлагали, и не раз, подзаработать в сомнительных акциях. Я отказывался. Не хочу никого осуждать, но каждый выбирает то, что выбирает. Уйдя из "Челябки" в ТАСС, я сначала получал меньше, чем в газете. Моя жена, работая в заводской лаборатории, зарабатывала в два раза больше меня. Потом финансовое положение наладилось. Хотя и сейчас нас не балуют, совсем не балуют. Но у меня такая позиция: если я выбрал дело, я служу ему преданно и с этого пути мне уже не свернуть. Я горжусь хорошими попутчиками, с которыми шел и иду по жизни. Хотя страшно жалко, что жизнь проносится так быстро. Стал отбирать фотографии для выставки и поразился: елки-палки, как будто неделю назад их делал, а полвека пролетело. Невероятно! Когда меня поздравляют с семидесятилетием, я отшучиваюсь: "Не поздравлять, а сочувствовать надо". А полвека в журналистике - этим я действительно горжусь.

Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет