Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Главное - сердцем не стареть!

15.05.2007
Троичанка без кистей рук всю свою жизнь вышивает крестиком и мечтает найти своих родных

На встречу с Антониной Тропиной я пришла чуть раньше намеченного времени. Но только оказалась в подъезде, а она уже встречает меня, радостно приглашая в квартиру:
- Пойдемте, пойдемте, я жду вас. Думала, что дверь в подъезде закрыта, вот и забеспокоилась.
Поднимаюсь за хозяйкой на второй этаж. Квартира у нее самая обыкновенная "двушка", но в ней светло и уютно.

Троичанка без кистей рук всю свою жизнь вышивает крестиком и мечтает найти своих родных

На встречу с Антониной Тропиной я пришла чуть раньше намеченного времени. Но только оказалась в подъезде, а она уже встречает меня, радостно приглашая в квартиру:

-- Пойдемте, пойдемте, я жду вас. Думала, что дверь в подъезде закрыта, вот и забеспокоилась.

Поднимаюсь за хозяйкой на второй этаж. Квартира у нее самая обыкновенная "двушка", но в ней светло и уютно. А самое главное - на стенах необычные картины, вышитые крестиком и бережно помещенные в рамки под стекло. Не могу скрыть своего удивления и восторга. Неужели это все сотворила она?! Рукодельница без кистей рук?! Сколько труда и терпения стоит каждая работа: портрет Пушкина и радостная девочка со цветами, танцующие гопак украинцы и дивные звери, Исаакиевский собор и лики святых: Смотришь на картины и не можешь представить, как Антонина Тропина ловко берет культями маленькую иголочку и стежок за стежком, крестик за крестиком вышивает огромное полотно.

Только ей одной известно, почему вдруг в последнее время начала вышивать лики святых. Они в квартире повсюду - на журнальном столике, тумбочке у кровати, святом углу. Николай Угодник, Иисус Христос, Матерь Божья. Под их неусыпным взглядом и течет сегодняшняя жизнь Антонины Михайловны Тропиной.

Свое детство и юность она вспоминает со слезами на глазах. Очень много всяких унижений, обид и трудностей пришлось пережить маленькой Тоне. Ее бед хватило бы не на одну жизнь. Главный вопрос, который мучает до сих пор, кто ее родители и откуда она родом. В памяти всплывают лишь отдельные эпизоды далекого детства. Страшная бомбежка, немецкие самолеты с крестами. Взрывы, крики людей, все куда-то бегут, пытаясь спастись.

-- Больше ничего не помню. Знаю, что привезли меня, маленькую девочку без рук, в детский дом города Ирбита. Документов, естественно, никаких не было. Возраст определили примерно по зубам. Записали приблизительно день и год рождения. Там же воспитатели дали мне фамилию, имя, отчество, - вспоминает горькую детдомовскую жизнь Антонина Михайловна.

Уже в Кусе, куда ее перевезли позднее, в школе увидела у одной девочки рисунок для вышивания. Очень понравилось. И Антонина решила попробовать сама. Приспособилась нитку в иголку вдевать, и, надо сказать, получилось совсем неплохо. Сначала вышивала стебельком, затем крестиком. Так с семилетнего возраста и начала вышивать, девичье увлечение стало делом всей жизни. Сколько трудов стоило Антонине научиться шить на швейной машине, застегивать пуговицы, держать в руках лопату. Но Тоня отступать не привыкла. Точно знала, что все, чему научилась, в жизни обязательно пригодится.

Она не только себя обслуживала, но и другим помогала. А жизнь словно проверяла ее на прочность, готовя новые испытания.

Так получилось, что из-за смены руководства детей, которые не имели родителей, направили из Кусы в дом инвалидов в Троицк, даже не дав закончить школу. Для 17-летней девушки это был страшный приговор. Неужели придется прожить всю дальнейшую жизнь с немощными стариками? Год, проведенный в доме инвалидов, длился вечно. Неизвестно, как бы дальше сложилась судьба нашей героини, но кто-то ей подсказал, что в Пермской области, в Плодово-ягодном поселке под Кунгуром, есть техникум для инвалидов, где учат на агрономов. Туда и отправилась Антонина после всех комиссий, на которых приходилось доказывать, что она может жить, как все нормальные люди, что умеет себя обслуживать.

В техникум поступила и с отличием его закончила. Казалось, что впереди светлое будущее, но девушку-сироту снова подстерегали трудности. В Троицке, куда направили после техникума, она жила на пенсию в 23 рубля и снимала угол у одной женщины-инвалидки. От неустроенности Антонина поспешила выйти замуж. Но муж оказался таким же неустроенным, работал кочегаром, любил выпить. Так что счастливой семьи не получилось. После рождения дочери Марины Тоня еще помучилась с ним и разошлась.

Чтобы жить дальше и поднимать дочь, необходимо было устроиться на работу. Куда только ни обращалась за помощью и лишь по объявлению в газете пришла в санаторий "Степные зори". Взяли сначала санитаркой, а через два месяца тогдашний главный врач Татьяна Николаевна Матвеева перевела секретарем-машинисткой.

-- Ты, Тоня, ничего не бойся. Печатать научишься, и все у тебя будет хорошо, - успокаивала она.

Печатать научилась быстро, работу освоила. 15 лет проработала она секретарем-машинисткой и затем 20 лет - в отделе кадров, сначала делопроизводителем, потом инспектором. Жизнь стала налаживаться. Повторно вышла замуж. Родились двойняшки Таня и Саша. Но после 14 лет семейной жизни снова осталась одна. Правда, к тому времени у нее уже была двухкомнатная квартира и любимая работа.

Старшая дочь, красавица Марина, окончила педучилище и уехала устраивать свою жизнь в Челябинск. Удачно вышла замуж. У нее уже взрослый сын Костя, который работает в Москве. Татьяна и Саша тоже выучились, получили рабочие специальности. Татьяна стала портнихой, Саша - слесарем. Дети у Антонины Тропиной такие же настойчивые и упорные, как она сама.

Сейчас Татьяна живет в Челябинске, воспитывает пятилетнего сына Никиту. Саша работает водителем автобуса в Троицке, часто навещает маму. Пока мы беседовали, несколько раз звонил, беспокоился.

-- Сейчас у меня главное - работа в саду. Сад меня кормит. Удается от продажи вишни и овощей немного денег скопить, - откровенничает Антонина. - Копила на старость, да вот не удержалась, стиральную машинку-автомат купила. Как она мне жизнь облегчает. Не нарадуюсь! дети мне помогают. Вот видите, эту стенку Марина привезла, а недавно покрывала на диван и кресла подарила, а на день рождения гладильную доску привезла, чтобы мне удобнее было в доме управляться. Татьяна не забывает, Саша часто заходит. Нет, мне на детей грех обижаться.

Мы рассматриваем альбом с фотографиями. Из детства остался один-единственный маленький черно-белый снимок: Антонина в детдоме. А вот она уже на втором курсе техникума. За отличную учебу ее направили в Москву на сельскохозяйственную выставку. На фотографии в модной шапочке, которую сшила сама, и в новых кирзовых сапогах. Перебираем многочисленные снимки детей, внуков. Вся жизнь проносится за несколько минут, все счастливые моменты и невзгоды. От альбома переходим к толстой папке, в которой все награды и дипломы за участие в выставках, областных и творческих фестивалях. Работы Антонины отмечены грамотами.

-- Знаете, я ведь недавно и вязать крючком научилась, - неожиданно говорит она.

Мастерица ловко привязывает крючок к руке и начинает быстро-быстро набирать петли. Розовая пряжа на глазах превращается в шарфик.

-- Мечта всей моей жизни - найти кого-нибудь из близких и родных. Так хочется о себе побольше узнать. Но куда писать, к кому обращаться?

Перед уходом Антонина Михайловна угостила нас вкусным бешбармаком, который приготовила сама. Ловко накрыла стол, по рюмочке домашнего вина налила, малиновый винегрет поставила. Чай заварила. Душевно посидели, выпили за ее здоровье.

-- Нет, сегодня я в сад уже не поеду, а завтра, прямо с утра. Дел сейчас там много, скучать не приходится. Многие люди говорят, что мне памятник надо поставить за мое жизнелюбие.

И мы с этим тоже согласны.

Светлана Орловская

Комментарии
Комментариев пока нет