Новости

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Мать защищает сына

31.03.2001
Сможет ли она выиграть суд против врачей и педагогов?

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

Вера Павловна Суворова подала в суд сразу два иска: на родителей мальчика, избившего ее сына в детском оздоровительном лагере, и на страховую компанию, не выплатившую компенсацию. Но этим не ограничилась. Сейчас она оформляет еще три судебных иска к разным организациям: горбольнице, спортивному клубу и администрации своего района. Что это? Патологическая склонность к сутяжничеству или акт отчаяния? Ни то и ни другое. Это форма протеста, выбранная Верой Павловной, чтобы привлечь внимание к своей проблеме.

Сможет ли она выиграть суд против врачей и педагогов?

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Вера Павловна Суворова подала в суд сразу два иска: на родителей мальчика, избившего ее сына в детском оздоровительном лагере, и на страховую компанию, не выплатившую компенсацию. Но этим не ограничилась. Сейчас она оформляет еще три судебных иска к разным организациям: горбольнице, спортивному клубу и администрации своего района. Что это? Патологическая склонность к сутяжничеству или акт отчаяния? Ни то и ни другое. Это форма протеста, выбранная Верой Павловной, чтобы привлечь внимание к своей проблеме. Кто-то бастует, кто-то объявляет голодовку. А Вера Павловна затеяла судебную тяжбу. И, по ее уверению, без всякой надежды на успех.

"Я заранее знаю, что ни по одному иску не выиграю, - говорит она. - Ну и что? Пусть не за себя, так за других постою. Нельзя ведь, чтобы к человеку относились так, как это было со мной".

Сделанное ею открытие насчет того, что не только жизнь и здоровье ее самой, но и ее ребенка, не представляют для общества особой ценности, стало для Веры Павловны тяжелым ударом.

"Черная полоса" началась с того, что ее сын Володя пришел из спортивного клуба с травмой: ушибом ноги. Ночью нога распухла, поднялась температура. И на следующий день Вера Павловна повела сына к травматологу. Он поставил диагноз: остеомиелит под вопросом. Направил к хирургу как к специалисту по данному заболеванию. Но хирург решил, что у Володи обычное растяжение связок, и посоветовал мальчику отлежаться. Высокую температуру он просто проигнорировал.

Отлежаться не получилось. Боль усиливалась. И Володя, чтобы соседи не слышали его стонов, включал погромче магнитофон. Столбик термометра неумолимо полз вверх. Мать в отчаянии вызвала детскую неотложную помощь. Какой диагноз поставила "скорая" и какую помощь оказала, сие никому неведомо. Сведений на этот счет в листе вызова не обнаружили. Но "скорая" передала активный вызов участковому врачу.

Шел четвертый день Володиных мучений. Участковый врач, как и травматолог, заподозрила у мальчика остеомиелит и направила больного во второй раз к хирургу. Но он опять написал: "Данных для остеомиелита нет" и предложил "наблюдение в динамике". Что это значит, Вера Павловна не поняла. Только сына оставили без лечения.

Так в течение недели мальчик не получил медицинской помощи. Он попал в больницу, когда болезнь уже протекала в крайне острой форме. Володю прооперировали, долго лечили. И признали в конце концов инвалидом. Ребенка, который до этого, по утверждению матери, был абсолютно здоровым.

Случай стал предметом врачебного разбирательства по жалобе Веры Павловны. Хирург, что следует из экспертного заключения, не сделал элементарного. Он не провел обследования для исключения остеомиелита. Ни в первый раз, ни при повторном обращении. Если вы думаете, что это можно назвать преступным бездействием или, скажем, халатностью, то ошибаетесь. На медицинском языке "хирург допустил тактические и диагностические ошибки". А за ошибки, как известно, не судят. Вот почему хирургу не грозит наказание в судебном порядке. И врачи об этом прекрасно знают. Попробуй докажи, что если бы мальчику оказали своевременную медицинскую помощь, то он остался бы здоровым. Чего не случилось, то осталось непознанным.

Но неприятности у Суворовых не закончились. Беда, как известно, в одиночку не ходит. Володе было рекомендовано санаторное лечение. В санаторий путевку не дали, а предложили лагерь санаторного типа.

-- В лагерь нам нельзя, - пробовала объяснить Вера Павловна. - У нас ведь нога как будто хрустальная. Пальцем не тронь. А в лагере дети дерутся.

Но Веру Павловну успокоили. Мол, за порядком в лагере следят, лечение хорошее и отдых замечательный. Через несколько дней после того, как Володя уехал в лагерь, ей позвонила знакомая, сын который отдыхал там же.

-- Сядь, пожалуйста! И не волнуйся, - начала она разговор, а с Верой Павловной случилась истерика. Она сразу поняла, что с ее сыном что-то стряслось. Володе разбили лицо. В палате между мальчишками завязалась драка. Володю ударили кулаком, но рана оказалась такой серьезной, что пришлось ее зашивать в больнице.

Когда Вера Павловна примчалась в лагерь, то первым делом убедилась в том, целы ли у сына глаза. Глаза, к счастью, не пострадали. Это сняло с души напряжение, но сразило другое.

-- Никто передо мной даже не извинился, - ужасается Вера Павловна. - Это что же за отношение такое?! Ни в лагере, ни в спортивном клубе, ни в больнице никто не счел нужным попросить прощения.

А стоит ли этому так удивляться? История Веры Павловны выглядит необычной только из-за формы, которую она выбрала для защиты. В остальном она типична и узнаваема до мельчайших деталей. Ведь все мы, как и Вера Павловна (фамилию я изменила), зависим от других. От бухгалтера жэка, слесаря-сантехника, налогового инспектора и т.д. Жить еще можно, пока не случаются неприятности. Но как только возникла проблема и нужно ее решить с помощью людей, от которых это зависит, тут и начинается "школа ужасов", по выражению одного из наших авторов. Кто нам рад? И где встречают нас с распростертыми объятиями? Нигде. Хорошо еще, если на нас, как на врагов своих, не смотрят, а то:

-- Нет номерков! Ждите! Ходят тут толпами, - зло кричит гардеробщица в поликлинике. И люди стоят в очереди виноватые и пристыженные.

А попробуйте напомнить о себе в жэке, когда его сотрудница бесконечно долго шелестит бумажками перед вашим носом. Такой крик поднимет, не обрадуетесь! Уж лучше тихо сидите и помалкивайте. Мешаем мы им. Жить не даем, как хочется. А уж как докучаем своими проблемами! То краны нам чини, то от болезни лечи, то справки там разные выписывай. Ужас просто какой-то с нами!

Вот не было бы нас, жизнь-то у них была бы какая замечательная! Гардеробщица сидела бы себе да носки вязала. Хирург бы чай пил, кроссворды разгадывал. А слесарь покрепче чего-нибудь хватил бы для настроения и "сугрева". Лишние мы здесь, на этом празднике жизни. Правда, кто бы им тогда деньги платил? Но упаси вас Бог про это спрашивать. Или выяснять, кто для кого: мы для них или они для нас? Если вы предпочитаете худой мир доброй ссоре, то лучше обзаведитесь слоновьей кожей. Или напевайте про себя: "А нам все равно:"

Вера Павловна пошла другим путем. Это ее выбор. При прощании я пообещала ей, что если она выиграет хотя бы одно из пяти судебных дел, то я об этом обязательно напишу. И фамилию настоящую назову. Ведь это будет сенсация! n

Комментарии
Комментариев пока нет