Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кичигинские африканцы

15.05.2007
Страусы на увельской земле уже не экзотика

Анатолий ЛЕТЯГИН
Увельский район

Переполох на огороде
Дом недавно преставившейся Клавдии Александровны Линник на главной улице села Кичигино - последний в длинном ряду. Дальше - сосновый бор, а перед окнами - Южноуральское водохранилище. Новости отсюда по селу расходятся не сразу, общение между людьми малоактивное. Поэтому, когда два года назад на подворье Клавдии Александровны появились страусы, по деревне пошли слухи, а самих птиц еще долго никто не видел. Даже соседи.

Страусы на увельской земле уже не экзотика

Анатолий ЛЕТЯГИН

Увельский район

Переполох на огороде

Дом недавно преставившейся Клавдии Александровны Линник на главной улице села Кичигино - последний в длинном ряду. Дальше - сосновый бор, а перед окнами - Южноуральское водохранилище. Новости отсюда по селу расходятся не сразу, общение между людьми малоактивное. Поэтому, когда два года назад на подворье Клавдии Александровны появились страусы, по деревне пошли слухи, а самих птиц еще долго никто не видел. Даже соседи. Им повезло увидеть пернатых гигантов, конечно, раньше, чем кому-либо из односельчан, но это случилось в такой комичной обстановке, что просится в отдельный рассказ.

Мы сидим с Дмитрием Линником, внуком Клавдии Александровны, и он рассказывает, как прошло знакомство соседей со страусами.

-- Подворье еще не успели подготовить, забора между соседским огородом не было, и птиц держали в загоне, - говорит Дмитрий. - А один из страусов возьми да и выйди оттуда. Соседи в это время в своем огороде сажали картошку. Головы подняли, а перед ними стоит невиданная диковина. Они, конечно, догадались, что это страус пришел их попроведовать, но как себя с ним вести, не знают. Отогнать боятся, поэтому встали и стоят. Тихая паника. Я в это время был в деревне Шлыковке, километрах в семи от Кичигино. Бабушка испуганно кричит по телефону: "Дима, Степания выбежала, срочно приезжай!" Страусиху тогда еле загнали, почему-то агрессивно себя повела. С тех пор соседи и познакомились с моими птичками. После этого приводили детей из приюта на страусов посмотреть, школьники приходили. От мальчишек и сейчас нет отбоя. Не успеваю убирать от забора березовые пеньки, с них пацаны наблюдают за птицами, как в зоопарке.

Экзотический вариант

Фермеры, как правило, предпочитают заниматься земледелием, разводят скот на мясо. Лишь немногие отступают от традиций, но и среди них, рискующих заняться страусоводством, - считанные единицы. Южный Урал, как ни крути, - это не Южная Африка, где сородичи кичигинских новоселов пасутся на воле. Попытки наших фермеров развести этих птиц и включить в бизнес чаще заканчиваются убытками и отказами от затеи.

-- Причин тому несколько, - объясняет Дмитрий. - Срок раскрутки этого бизнеса не менее четырех лет, не каждый фермер согласится так долго ждать окупаемости затрат. Нет опыта разведения птицы. Как показывает практика, мало кто знает, как кормить, содержать и лечить страусов в отдельные периоды их жизни. Вот, к примеру, с утра молодняк жив-здоров, а к вечеру ни с того ни с сего весь поголовно лежит мертвым. Поэтому от страусов фермеры быстро отказываются. Мы тоже через это прошли, но решили не отступать. Плохо то, что сельские предприниматели крайне неохотно делятся между собой опытом, возможно, не хотят конкуренции. Не все можно взять и из специальных книг - начинаешь применять, а результат отрицательный. Но мы хоть и набили шишки, но своего добились.

Страусиную ферму Дмитрий создает вместе с отцом. В 90-х годах Виктор Аркадьевич Линник работал в Увельском районном управлении сельского хозяйства, затем заместителем председателя колхоза "Рассвет", оттуда и ушел в фермеры. Дмитрий, получив два сельскохозяйственных высших образования, тоже несколько лет отработал на руководящей должности в этом же колхозе. Словом, грамотные люди, умеющие просчитывать разные варианты в организации сельского бизнеса. Выбрали экзотический и рискованный, практически не освоенный. В Германии, по словам Дмитрия, где страусоводство уже неплохо развито, фермеры обеспечивают страусовым мясом 20 процентов рынка, но и это считают недостаточным. А в России, тем более на Урале, такого рынка вообще нет, и, как говорится, сам бог велел занять свободную нишу. Поэтому и рискнули. Двух семилетних взрослых птиц купили в Варненском районе у фермера, отказавшегося от их дальнейшего содержания. Есть птицы с Кубани и Подмосковья. Сейчас у Линников три семьи страусов - две взрослые в Кичигино, а третья, из молодых птиц, живет в деревне Шлыковке. Там Линники строят ферму на 70 голов страусов.

Очень дорогое удовольствие

Мы стоим у сетчатого ограждения, в котором носятся по кругу шесть больших и мощных птиц. У каждой есть имя, у каждой свой характер. Черный с белым оперением - Федор, он тут старший. Держится подчеркнуто на противоположной стороне выгона. Сторонится людей и Анастасия, одетая в светло-серый костюм. Зато другие, в коричневых одеяниях, кажется, проявляют не только любопытство, но и дружелюбие. Но лучше от них держаться на расстоянии - страусиха Галина так и норовит приблизиться, подойдя, поднимает свою большую двухпалую ногу. Пнет - мало не покажется. Впрочем, эта информация для общего знакомства. Больше интересует, во сколько обойдутся эти птицы, если кто вздумает, вслед за Линниками, создать собственное страусовое хозяйство.

-- За каждую взрослую птицу мы заплатили по 40 тысяч рублей, - говорит Дмитрий. - Два года назад суточных цыплят покупали в Казахстане по семь с половиной тысяч рублей за голову. В нашей области они стоят еще дороже. Кстати, из 24 цыплят у нас тогда сохранилось только семь. Дважды пришлось покупать - не знали особенностей выращивания. Так что страусы - очень дорогое удовольствие.

-- Представляю, сколько будет стоить в ресторане порция мяса этих птичек...

-- Двести граммов обойдется где-то в 250 рублей. Взрослый страус весит 120-150 килограммов, до 60 килограммов чистого мяса. Заодно можно подсчитать, сколько получат страусовод и ресторатор, - объясняет Дмитрий. - Мясо вкусное, нежное, в нем нет холестерина. Одну птицу мы уже забивали. В придорожном кафе из него пробовали приготовить шашлык, но ничего не получилось. А вот бифштексы были просто отличными. Но производство мяса страусов для нас не главное. Планируем продавать цыплят, инкубатор уже готов. Каждая из наших самочек способна снести до ста яиц, надеемся, что все получится. Кстати, не откажемся и от производства мяса, спрос в больших городах на него есть. Ценится и кожа страуса, она приравнена к крокодиловой.

Любопытные читатели, видимо, уже задаются вопросом: мол, где это Линники берут деньги, покупают дорогущих птиц и строят для них ферму? У них есть сельский магазин, в котором работает жена Дмитрия Людмила. Торговля позволяет нормально жить, но на развитие страусоводства пришлось взять кредит в местном филиале Комзембанка. Как ни странно, в экзотическое будущее производство там поверили и в деньгах не отказали. Собственно, так и должно быть - кто-то разводит свиней и коров, а кому-то по душе и по расчетам страусы.

-- Есть задумка, - говорит Дмитрий, - попробовать развести фазанов и павлинов. Павлины - для души, а фазанами вполне можно торговать, рынок на них не заполнен.

Черный африканский страус живет до 70 лет, из которых 35-40 лет является плодоактивным.

Самка сносит до 60 яиц в год, из которых можно инкубировать до 40 птенцов. За год страусенок набирает 100-110 килограммов живого веса.

В дело используют мясо, яйца, кожу, перо. Из когтей получают абразивные материалы для обработки алмазов.

Кровь используется в изготовлении лекарства для лечения рака

Комментарии
Комментариев пока нет