Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Полина Попова: "Когда я пою, душа моя то трепещет, то замирает"

22.05.2007

Бывает у вас такое: смотришь на наших звезд эстрады по телевизору, слушаешь, как они поют, и понимаешь, что ни одна песня не трогает душу, не зажигает, не будоражит кровь, не тревожит ваши мысли? Нет у современной песни души.
А тут вот пришла в корпункт "Челябинского рабочего" Полина Попова, солистка хора "Сударыня", взяла в руки гитару да так запела, что мурашки побежали по коже, настроение поднялось, жить захотелось. Ну чем не звезда?!
Пригласили Полину Алексеевну мы не случайно. Женщина она интересная, современная. Много знает, многим интересуется, поэтому и беседа с ней затянулась.

Бывает у вас такое: смотришь на наших звезд эстрады по телевизору, слушаешь, как они поют, и понимаешь, что ни одна песня не трогает душу, не зажигает, не будоражит кровь, не тревожит ваши мысли? Нет у современной песни души.

А тут вот пришла в корпункт "Челябинского рабочего" Полина Попова, солистка хора "Сударыня", взяла в руки гитару да так запела, что мурашки побежали по коже, настроение поднялось, жить захотелось. Ну чем не звезда?!

Пригласили Полину Алексеевну мы не случайно. Женщина она интересная, современная. Много знает, многим интересуется, поэтому и беседа с ней затянулась. Поговорили обо всем, о сегодняшней жизни, о молодежи, о песнях.

-- Сегодня песни, конечно, другие, как и сама жизнь, - говорит Полина Алексеевна. - В них нет глубины чувств, душевных переживаний. Да и молодежь сегодня совсем иная. Это не значит, что она плохая или хорошая, просто другая. Они свободные, раскрепощенные, приобщены к другим ценностям и другой культуре. Наше поколение жило материально беднее, но духовно намного богаче. А это, по сути, главное в жизни. Бездуховность страшна.

-- Полина Алексеевна, а какой были вы в детстве и юности?

-- Родилась и выросла я в Троицке, училась в школе N 13, которая для нас была вторым домом. Все дети тогда очень увлекались спортом. С самого раннего детства уже умела плавать, все лето проводила на речке, а зимой каталась на коньках и лыжах. Помню, папа купил мне коньки "Снегурки". Их привязывали к валенкам. Я быстро научилась кататься, а повзрослев, уже бегала на "ножах", так назывались коньки на ботинках. Меня приметили, пригласили на соревнования в Челябинск. В лыжных состязаниях тоже принимала участие. Кстати, на одних, когда была уже старше-классницей, судьба свела меня с мужем. Участвовала также в художественной самодеятельности, пела. Мне сейчас кажется, что я делаю это с самого рождения. А еще любила рисовать. Помню, в 6-м классе даже портрет Сталина "написала", довольно неплохо получилось. Хотя сейчас уважения к "отцу народов" не испытываю, сколько было репрессировано и загублено людей по его приказу.

-- Репрессии коснулись вашей семьи?

-- Конечно. Мой дедушка был священником, образованным, культурным человеком. Его арестовали и вскоре расстреляли в "Красных казармах". Бабушка понесла передачу, а ее не приняли, она увидела на часовом дедушкины сапоги и поняла, что его в живых нет. Папин брат был учителем начальных классов. Его тоже арестовали, наверное, из-за дедушки, и сослали в Сибирь. Где-то там он и умер, в лагере. Только в 1959 году получили бумаги о его реабилитации.

-- Но жизнь продолжалась, все шло своим чередом. И у каждого поколения были весна, молодость, любовь. А как вас настигло это чувство?

-- Любовь? О, это прекрасное чувство. Меня оно сопровождало всю жизнь. Николай Гаврилович был старше на семь лет. Я влюбилась в него с первого взгляда. Как сейчас помню нашу первую встречу. Училась тогда в 9-м классе, моя знакомая пригласила меня с подругой на вечер в педучилище. Стоим у окна, разглядываем всех, видим, несколько молодых людей разговаривают с нашей молоденькой учительницей. Вдруг один из них, тот, что в гимнастерке, направляется прямо к нам. Смотрю на него, а он прошел мимо. Обошел вокруг и вернулся, пригласил меня на танец. Взглянула на него, на белозубую улыбку, добрые, лучистые глаза - и душа ушла в пятки. Танцуем, а я ног под собой не чувствую. Весь вечер протанцевали. У меня в голове мысль мелькнула: а вдруг он будет моим мужем? После вечера расстались, а вновь встретились случайно, на лыжных соревнованиях. После школы я поступила в Челябинский пединститут, на физико-математическое отделение. Годы учебы пролетели незаметно. Николай к тому времени окончил политшколу в Саратове. Его направили служить в Германию. Как только стало возможно, он прибыл в отпуск, и мы поженились. Прожили счастливо 48 лет.

А тогда уехала с ним в Германию на целый год. Я участвовала в художественной самодеятельности, пела в полковом хоре, мы даже ездили на смотр в Берлин. После выступления нас повезли по городу на экскурсию. Как сейчас помню улицу, где жила секретарша Гитлера, подъехали к Бранденбургским воротам в центре Берлина. Поездка в Бухенвальд, в концлагерь смерти, навсегда осталась в моей памяти. Нам показали печи, где сжигали узников, рельсы, по которым катились вагонетки с трупами. В музее увидели фотографии о жизни людей в лагере, от которых волосы встали дыбом, рисунки детей и записки взрослых. Там же были выставлены изделия из человеческой кожи: абажуры, сумочки, кошельки. Ценилась кожа с татуировками и различными наколками. В подвале нам показали кафельный стол, где препарировали пленных. Конечно, забыть это все невозможно. Через год мы возвратились в Троицк. Началась обычная жизнь.

-- Полина Алексеевна, а как сложилась ваша дальнейшая жизнь?

-- Работать я начинала в школе N 9, а затем десять лет преподавала в своей родной тринадцатой школе, но больше всего проработала в педагогическом училище. Ему я отдала 32 года жизни. Очень любила свою работу, особенно когда вела практическое обучение, то есть домоводство. Мы мастерили игрушки, оформляли колонны учащихся к 1 Мая и 7 ноября, изготавливали цветы, поделки из бумаги и картона. Девочки тоже любили мой предмет и выполняли все с большим желанием и любовью. Часто вспоминаю смотры и выступления художественной самодеятельности.

-- А как вы начали выступать на сцене, как пришла известность?

-- В 1986 году вышла на пенсию. Сначала ушла с головой в семейные проблемы, но желание петь меня не оставляло. Однажды даже пришла в городской Дом культуры, предложила свои услуги, но тогда ответа не последовало. Еще в училище я сделала композицию из песен о Великой Отечественной войне. С этой программой выступала на празднике 9 Мая. Она понравилась, и меня пригласили в хор "Гармония" при город-ском Доме культуры. Это было в 1989 году. Позже меня пригласил солисткой в свой ансамбль Вяче-слав Игошин. Выступали много, даже в Суздаль ездили на концерт, нас показывали по областному телевидению. Меня на свою знаменитую передачу "Никто тебя не любит так, как я" пригласил Виталий Вольфович. На студии в Челябин-ске познакомилась с солистом из ансамбля "Бедовые ребята".

Меня узнавали, приглашали с концертами. Но в жизни не бывает все гладко. Умер муж. Я очень тяжело переживала эту потерю. В какой-то момент почувствовала себя одинокой, дети выросли, внуку уже 17 лет. Но песня в трудный момент всегда помогала. В последние годы пою в хоре "Сударыня" клуба им. Луначарского, руководитель Михаил Гаврилов. Меня по-прежнему часто приглашают на концерты с сольной программой. Людям нравятся лирические песни, русские и цыганские романсы. Часто выступаю в школах, в санатории "Степные зори", в ЧелГУ. Публика принимает очень тепло. Конечно, легче петь в интеллектуальных аудиториях, когда собираются люди творческие, как, например, на юбилее нашей художницы Галины Левшич, или на творческом вечере художника Карапетяна, на котором присутствовала почти вся армянская диаспора. Зрители соскучились по глубоким, душевным текстам, они готовы сопереживать, сочувствовать вместе с песней. А я всегда готова петь, в это время моя душа то трепещет, то замирает, то взлетает к небесам.

Светлана ОРЛОВСКАЯ

Комментарии
Комментариев пока нет