Новости

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Сергей Хабин: "Нам не нужен "Вим Билль Данн"

26.05.2007

Куралай АНАСОВА
Верхнеуральский район

Сергей Хабин снискал в Верхнеуральском районе славу человека, готовящего настоящую аграрную революцию. Куда бы он ни заглянул по делам, тут же возникает дискуссия. Хабину, руководителю сельскохозяйственного кредитно-сберегательного кооператива, приходится проводить с собеседниками двухчасовой экономический ликбез. Сергея Николаевича отличают не только теоретические и практические знания рыночной экономики, но и значительная жизненная энергия. Человек он не просто всеядный, но и пробивной.

Куралай АНАСОВА

Верхнеуральский район

Сергей Хабин снискал в Верхнеуральском районе славу человека, готовящего настоящую аграрную революцию. Куда бы он ни заглянул по делам, тут же возникает дискуссия. Хабину, руководителю сельскохозяйственного кредитно-сберегательного кооператива, приходится проводить с собеседниками двухчасовой экономический ликбез. Сергея Николаевича отличают не только теоретические и практические знания рыночной экономики, но и значительная жизненная энергия. Человек он не просто всеядный, но и пробивной. Вроде совсем недавно заболел идеей сельской кооперации, но уже побывал в разных регионах страны, завязал знакомства с учеными светилами и крепкими практиками. Оказалось, единомышленников за пределами области у Хабина предостаточно, но Сергея Николаевича меньше всего прельщает перспектива стать пророком вне Отечества. Его мнение о ходе реализации национального проекта развития агропромышленного комплекса однозначно: наращивание темпов сельскохозяйственного производства без параллельного развития переработки не вытащит современную российскую деревню из кризиса. Деревню спасет только кооперация.

-- Не успел национальный проект развития агропромышленного комплекса стартовать, как не заставили себя ждать победные рапорты и репортажи со знаком "плюс". Деревня давно ждала серьезных вливаний. На ту ли почву попали финансовые потоки?

-- Основная цель национального проекта - увеличение объемов сельскохозяйственного производства. Вроде бы неплохо, что начнем больше производить хлеба, молока и мяса, но, на мой взгляд, вдохновители нацпроекта не учли того, что мы живем в эпоху рыночных отношений. А рынок, как известно, не резиновый. Сейчас один житель области потребляет около 60 килограммов мяса. Многократное увеличение объемов производства приведет к тому, что не сможем сбыть такое количество продукции. Чудес не бывает. Больше зарабатывать не стали, а значит, 120 килограммов на душу населения у нас потреблять не будут. Рынок регулируется исключительно соотношением спроса и предложения. Это аксиома. Когда предложение опережает спрос, то происходит обрушение цен, что, собственно, мы сейчас и наблюдаем. Особенно это показательно с ценами на свинину, которые для селян в нашей области не превышают 60 рублей за килограмм. При такой цене заниматься свиноводством просто нет никакого смысла.

Из ситуации есть только один выход - развитие на селе собственной сети перерабатывающих кооперативов. Сегодня сельскохозяйственное сырье поступает в крупные частные агрохолдинги - по сути, монополии, цель которых - извлечение сверхприбыли. Судьба же самого крестьянина, как и развитие деревни в целом, их не интересует. А мы предлагаем развивать в области иную форму собственности - кооперативную, чтобы каждый крестьянин через участие в кооперативе получил доступ к распределению прибыли от переработки и розничной торговли. На заседании Законодательного собрания области один из народных избранников говорил, что приход такой компании как "Вим Билль Данн" на челябинский рынок надо воспринимать как благо. Мой ответ однозначен: нам не нужен "Вим Билль Данн".

-- А где же тогда выход?

-- Его невозможно представить без государственной поддержки сельхозпроизводителя. Достаточно обратиться к цифрам. В Японии на один гектар пашни крестьяне получают 11 тысяч долларов государственных дотаций, в США - 283 доллара, в Канаде - 105, в Норвегии - 3600.

-- Но и у нас крестьяне получили немалые средства.

-- А у нас, в России, на один гектар пашни всего 4,6 доллара дотаций. Поддержка в том виде, в каком ее получил крестьянин, привела лишь к увеличению долгов. Повсеместно звучали призывы: берите кредиты. Люди и брали, надеясь, что цены останутся прежними. А они упали. Многие надеялись, что за счет увеличения объемов производства мяса смогут отработать банковские проценты. В результате долговое бремя только увеличилось. Производитель продукции оказался под двойным прессингом: надо долги по кредиту отдавать, а тут еще снизились цены на продукцию. Хотите сделать благо - дайте дотации, как во всем мире, на обрабатываемый гектар. Если мы везде говорим о помощи людям, работающим на земле, то она должна быть действенной.

При этом нельзя не заметить, кто получил выгоду от нацпроекта. В результате Россельхозбанк, который выдавал кредиты селянам, теперь уже входит в тройку ведущих кредитных организаций страны. На мой взгляд, неверно сводить реализацию национального проекта к субсидированию процентных ставок банка.

-- Как вы считаете, почему так происходит? Почему некоторые положения нынешней аграрной политики государства противоречат здравому смыслу?

-- Ответ на этот вопрос связан с другим блоком проблем. Все потуги государственных мужей осчастливить крестьянина наводят на одну мысль. Приватизация в промышленности в основном закончена. Все основные средства производства поделены. Время накопления капитала тоже заканчивается. У некоторых структур и отдельных лиц появились немалые деньги. Теперь они с вожделением смотрят на землю. Она интересна им не для развития сельскохозяйственного производства, а как недвижимость, нужна для вложения капитала. Эти структуры и люди время от времени лоббируют свои интересы на самом высоком уровне, отсюда и рождаются столь противоречивые шаги в аграрной политике.

-- А вы, получается, просто аграрную революцию затеваете?

-- Моя идея в том, чтобы через кооперативы привлечь к реализации и переработке продукции как можно больше крестьян. Несмотря на провозглашение всевозможных рынков выходного дня, мысль о том, что крестьяне встанут на городских базарах и начнут продавать мясо и молоко, утопична. Им некогда этим заниматься, им надо производить продукцию. А участвовать в распределении прибыли от совместной деятельности в кооперативе они могут. Прибыль в сбытовом кооперативе распределяется в зависимости от личного вклада каждого участника. По-моему, это путь спасения от обнищания целого класса. Со своими мыслями я обошел немало инстанций. Идею все одобряют, а финансовой помощи ни от кого нет. А она на первых порах нужна, как любому начинанию. Я все время сравниваю зарождающееся кооперативное движение с малышом, который делает первые шаги. Но уверен, что рано или поздно власть имущие поймут, что помогать нам надо.

-- А находят ли поддержку ваши мысли у селян?

-- У себя в районе мы ведем большую разъяснительную работу. Наш кредитно-сберегательный кооператив "Агроказна" ежемесячно пополняется новыми членами. Люди понимают, что один в поле не воин, что другого пути, кроме как объединиться, нет. Многие ждут, когда мы сможем помочь в решении их финансовых проблем. Почему во всем мире развиваются общественные формы собственности? Там кооперативы в своем развитии прошли огромный путь. Они научились так распределять результаты совместного труда, что обходятся без социальных взрывов и потрясений. Важно уяснить, что при кооперативной собственности нет противоречия между частным способом присвоения и общественным способом производства. Тут нет буржуя-кровососа. Нам эта форма ближе, как людям, жившим при социализме. Поэтому сейчас необходимо использовать кооперативное движение и для сглаживания социальных противоречий.

-- Но пресса изобилует примерами, когда на село приходит социально ответственный бизнес. Инвесторы строят дороги, водонапорные башни, покупают новые комбайны. Ни о какой гибели поколения и речи не идет. Почему вы говорите о будущем села с тревогой и обреченностью?

-- Земля должна принадлежать тому, кто ее обрабатывает. Мои наблюдения привели к выводу: если пришел крупный собственник, то производство будет, а села не станет. Согласен с тем, что инвесторы строят дороги, обрабатывают поля, но поселки-то вымирают. Собственников холдингов заботит только извлечение сверхприбыли, давайте не будем об этом забывать. Им легче привлечь на сезонные работы людей из города, чем вкладывать деньги в развитие села. Масса примеров, когда в результате прихода крупных инвесторов высвобождается большое количество рабочих рук. Кто думает о них?..

В области есть случаи, когда солидные инвесторы приходили на село с большими деньгами, но работа в сельском хозяйстве у них не заладилась. В итоге фирма ушла, а жизнь целого района претерпела немалые испытания. Я считаю, что нельзя ставить экономику региона в зависимость от интересов одного, пусть даже самого успешного и влиятельного частника. Такое невозможно при объединении мелких товаропроизводителей в крупные, конкурентоспособные кооперативные агрохолдинги.

Я родился, вырос и живу в деревне и никуда не хочу уезжать. Поэтому будущее села на фоне обнищания его жителей меня очень беспокоит. Для того чтобы понимать проблемы, надо жить в деревне. Мое глубокое убеждение, что и министр сельского хозяйства региона должен жить в деревне, а как иначе выбраться из глубокого кризиса?

Создание кооперативных агрохолдингов будет здорово подстегивать конкуренцию среди производителей. В идеале кооперативы смогут строить и арендовать рынки в крупных городах. Потребители только выиграют от того, что у них в недалеком будущем появится возможность купить продукты в торговом доме Верхнеуральского района, например. Ни один посредник не устоит против самих производителей, когда они объединятся.

За короткий срок деятельности нашего кредитно-сберегательного кооператива мы объединили около 60 членов: фермеров, глав личных подсобных хозяйств, производителей мясных полуфабрикатов. На очереди открытие цеха по производству сыра, овощных консервов и заправок. Намереваемся открыть коптильный цех.

-- А что является гарантией успеха таких кооперативов?

-- Во-первых, качество сырья. Могу показать на примере собственного производства. Для производства пельменей мы берем ночью свежее парное мясо, рано утром уже готовим фарш. А затем начинаем лепить. При этом поставщики мяса мне известны. Как они выращивали скотину, чем кормили, я тоже знаю. Деревня тем и уникальна, что здесь все про всех все знают. Положи мы в фарш сою, наутро вся деревня будет об этом говорить, и никто за пельменями в наш магазин не придет.

Во-вторых, даже когда выдаем кредиты своим пайщикам, мы знаем, на что люди деньги потратят. Всем миром помогаем, когда человек полезное дело затевает. Нам не надо содержать службу безопасности и экспертов, чтобы проконтролировать, куда ушли деньги.

-- Какой конкретной помощи вы ждете от областных властей?

-- Мои предложения областному правительству я передал в письменном виде 11 апреля на публичных слушаниях по вопросу "О реализации национального проекта "Развитие агропромышленного комплекса в Челябинской области". Во-первых, считаю, что необходимо объявить создание кооперативного сектора в сельскохозяйственном производстве важнейшей приоритетной задачей областного правительства. Во-вторых, нужны областная программа по развитию сельхозкооперации и областной закон о сельхозкооперации. В-третьих, для развития сельхозкооперации поначалу надо создать областной фонд гарантий и поддержки сельскохозяйственных кредитных кооперативов. Среди конкретных мер: предусмотреть в бюджете будущего года средства на выплату прямых дотаций для сельхозпроизводителей на один гектар посевов. В-четвертых, от области мы ждем разработки программы по созданию кооперативных рынков в крупных городах. В-пятых, для того чтобы ширилось кооперативное движение, в агроуниверситете надо начать подготовку студентов по новой специальности "Руководитель сельскохозяйственного потребительского кооператива".

От власти сегодня как никогда нужна конкретная поддержка. Пока нацпроект будет ориентирован на коров, свиней, на тонны и гектары, а не на крестьянина, он обречен на провал. Целью нацпроекта должно стать обеспечение рентабельности сельхозпроизводства. Не администрирование, перераспределение финансовых потоков - основной управленческий рычаг в рыночных отношениях. Когда корова будет приносить прибыль, не нужно заставлять увеличивать поголовье. Если один гектар земли станет прибыльным, не будет заброшенных, неиспользуемых земель. Когда конечной целью нацпроекта назовут благосостояние человека, работающего на земле, тогда будут решены задачи по развитию агропромышленного комплекса.

Сергей Николаевич ХАБИН родился в с. Кочердык Октябрьского района Челябинской области. Закончил Курганский сельскохозяйственный институт по специальности "Экономист-организатор сельскохозяйственного производства". Работал главным экономистом в колхозе им.Чапаева, в совхозе "Сурменевский" Верхнеуральского района. С 1992 года - предприниматель, владелец цеха мясных полуфабрикатов "Пельмешки от Олежки". В 2006 году создал сельскохозяйственный кредитно-сберегательный кооператив "Агроказна". Женат, воспитывает троих детей.

Комментарии
Комментариев пока нет