Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свадебное наращивание ногтей на http://ekb.youdo.com/.
Цена облицовки под кирпич для внутренней отделки, смотреть на сайте.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Поющее дерево Петра Первушина

05.06.2007
Карагайцы уважают Петра Алексеевича за золотые руки

Куралай АНАСОВА
Верхнеуральский район

История в деталях
Дом Первушина не заметить в Карагайке невозможно. Крепкий и ладный сруб виден издалека. Необычность дому-крепости придают эксклюзивные ворота. Кроме привычной деревянной резьбы восторг вызывает картина, которую удалось воплотить художнику. Три богатыря строго смотрят с ворот на всякого подошедшего к дому.

Карагайцы уважают Петра Алексеевича за золотые руки

Куралай АНАСОВА

Верхнеуральский район

История в деталях

Дом Первушина не заметить в Карагайке невозможно. Крепкий и ладный сруб виден издалека. Необычность дому-крепости придают эксклюзивные ворота. Кроме привычной деревянной резьбы восторг вызывает картина, которую удалось воплотить художнику. Три богатыря строго смотрят с ворот на всякого подошедшего к дому. Такие колоритные секьюрити от любого злоумышленника - надежный заслон. Перед красотой первушинского творения устоять невозможно. Примечательно, что копия знаменитого полотна воссоздана до самых мелочей. Если бы эта была бумажная копия, то, возможно, никто бы не удивился. Но возле богатырей Петра Алексеевича останавливается любой. Богатыри глядят, как живые, дерево и яркие краски передают настроение самого автора. Петр Алексеевич рассказывает, что на создание резной картины на воротах потратил одиннадцать лет.

Но ворота, хоть и шедевр знатный, все-таки, по мнению хозяина, этап прошедший. Перед нами Петр Алексеевич разворачивает рулоны чертежей и набросков. Загорелся Первушин идеей создать эскиз не памятника, не стелы, а скорее архитектурного ансамбля в центре села.

-- Работал над этой идеей целую зиму, - говорит художник. - Пришлось четыре исторических тома про разбойника этого и самозванца Емельяна Пугачева прочитать. А всего-то ради двух слов. Речь идет о том, что был там казак Фома из Карагайки, который кому-то из пугачевских соратников отрезал нос и уши.

В архитектурной композиции, которую задумал подарить землякам Петр Алексеевич, автор хотел бы передать будущим поколениям карагайцев детали тех дней, когда появилось поселение. Герои его сюжетов простые казаки, которые держали оборону в уральской степи, закладывали неповторимый Карагайский бор. Первушин перебирает вариант за вариантом, заботится о функциональности сооружения.

Родом из детства

Говорят, что в роду Первушиных и дед, и отец были людьми мастеровыми и творческими. В большой мере природа наделила своеобразными наклонностями и самого младшего из семьи - Петра. В 1942 году умерла мать, братья и отец Первушины были на фронте. Подростком Петя оказался в Карталах, где наравне со взрослыми строил жилье для эвакуированных из Прибалтики. Сполна испытал на себе и холод, и голод. Примечательно, что сейчас пенсионер не может добиться документального подтверждения, что работал там в годы войны. Увлечение свое Петр унаследовал от старшего брата Вячеслава. Тот успел научить братишку держать в руках карандаш, ушел на фронт и был убит под Москвой.

С первого класса наклонности мальца заметили, "эксплуатировали" нещадно при подготовке школьных стенгазет. Судьба словно оберегала и поддерживала талантливого подростка. Попал на учебу в училище, там сразу перевели на индивидуальное обучение, увидев талант художника. А когда призвали на службу, попал в ансамбль песни и пляски.

-- Плясать не плясал: ноги коротки, а вот пропел все четыре года, - отшучивается Петр Алексеевич.

После женитьбы приехал в Карагайку. Был востребован и на работе в райкоме комсомола, и в качестве художественного руководителя местного Дома культуры.

-- Время было какое-то удивительное, - вспоминает Петр Алексеевич. - Хор был огромный, учителя все были задействованы в самодеятельности. Был замечательный драматический коллектив, оркестр народных инструментов.

То, что приносит радость людям

Большие увлечения Петра Первушина - пение и резьба по дереву - помогают не просто доживать век. Художник из Карагайки в творческом расцвете и продолжает дарить окружающим красоту поющего дерева. Сырье для будущих творений находится повсюду.

-- Соседка спилила старые тополя, - рассказывает Петр Алексеевич. - Смотрю, чурбаки отменные. Подозвал соседского пацана, говорю: иди, набери у меня во дворе сухих березовых поленьев, а мне чурбаки от старого тополя привези. Чаще я работаю с осиной, она наподобие липы. Кроме того, осина легкая, как сосна, по слоям не лопается. Да и лекарственное это дерево.

За долгую творческую жизнь не одно сердце было согрето неподражаемым первушинским сувениром. Во всех ипостасях попробовал себя самодеятельный художник. Можно его монументалистом назвать - по его проектам памятники героям войны стоят в Петропавловском, Карагайском и Кирсе. Когда жил в Магнитогорске, успел познакомиться с создателями самодеятельного кукольного театра. Знаменитого театра куклы и актера "Буратино" тогда и в помине еще не было. Но энтузиастам приглянулись куклы, которые мастерил молоденький парнишка. Делал вначале маленькую копию, старался, чтобы гримасы были посмешнее.

Дерево в руках Первушина действительно поет. Тo расцветет алым весенним цветом на чайном сервизе, то передаст динамику любимой сказки "Репка". Герои последней не просто вырезаны из дерева. Они еще так смонтированы между собой, что, как живые, могут тянуть репку.

-- Сейчас я лошадку детскую вырезаю, - делится творческими планами Петр Алексеевич. - Друг попросил для внука. Он, конечно, любую в магазине купить может. Но говорит, хочу, чтобы ты сделал.

В крохотной мастерской Первушина, больше напоминающей маленький сарайчик, вкусно пахнет стружкой свежего высушенного дерева из кучерявой стружки, как из пены морской, щедро выходят на свет неповторимые творения самобытного художника.

Комментарии
Комментариев пока нет