Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Маски скорби" и мины власти

09.06.2007
Еще раз о челябинском памятнике Эрнста Неизвестного. Точку ставить рано?

Дискуссия на страницах "Челябинского рабочего" по поводу памятника Эрнста Неизвестного "Маски скорби", посвященного жертвам мировых катастроф, не имела логического завершения: власти отложили решение вопроса на неопределенный период, начав работы по подготовке и установке других скульптур - "Первая учительница" Виктора Митрошина и "Свобода" Вардкеса Авакяна. Как отнесся к этому известию Эрнст Неизвестный? Не изменило ли это его отношение к Уралу - месту, где жили его предки? На днях доверенное лицо скульптора Михаил Петров вернулся из Швеции, где встретился со своим доверителем и узнал его отношение к ситуации в Челябинске. Поводом для поездки стало 30-летие художественного музея, носящего имя одной из работ Неизвестного "Древо жизни", установленной у здания ООН в Нью-Йорке.

- Михаил, для начала расскажите о том, почему музей Неизвестного появился именно в Швеции?
- Директор музея Эстли Нюлен начинал как коллекционер работ Неизвестного.

Еще раз о челябинском памятнике Эрнста Неизвестного. Точку ставить рано?

Дискуссия на страницах "Челябинского рабочего" по поводу памятника Эрнста Неизвестного "Маски скорби", посвященного жертвам мировых катастроф, не имела логического завершения: власти отложили решение вопроса на неопределенный период, начав работы по подготовке и установке других скульптур - "Первая учительница" Виктора Митрошина и "Свобода" Вардкеса Авакяна. Как отнесся к этому известию Эрнст Неизвестный? Не изменило ли это его отношение к Уралу - месту, где жили его предки? На днях доверенное лицо скульптора Михаил Петров вернулся из Швеции, где встретился со своим доверителем и узнал его отношение к ситуации в Челябинске. Поводом для поездки стало 30-летие художественного музея, носящего имя одной из работ Неизвестного "Древо жизни", установленной у здания ООН в Нью-Йорке.

-- Михаил, для начала расскажите о том, почему музей Неизвестного появился именно в Швеции?

-- Директор музея Эстли Нюлен начинал как коллекционер работ Неизвестного. А когда коллекция стала слишком обширной, чтобы помещаться в обычном жилище, Эстли "прикупил" под нее 3-этажный особняк, в котором прежде находился железнодорожный вокзал. Музей расположен в живописном городке Уттерсберг, первое упоминание о котором встречается в 1724 году, и включает в себя одно из самых крупных в мире собраний работ Неизвестного (107 скульптурных, живописных и графических произведений). Помимо Неизвестного здесь представлены еще два десятка скульпторов с мировым именем. Благодаря "Древу жизни" Уттерсберг стал крупным культурным центром, включенным в туристический маршрут ЮНЕСКО. Именно поэтому 30-летие музея стало заметным событием в жизни города, местные газеты посвятили ему развороты.

Если же говорить о личных впечатлениях, то мне особенно запомнилась библиотека средневекового замка, куда нас с Эрнстом Иосифовичем и его дочерью Ольгой поселили в качестве почетных гостей. Конечно, Неизвестному как всякому творческому человеку было приятно, что у него так много почитателей в Швеции.

-- Наверное, тем печальнее на этом фоне было известие о том, что установка его "Масок" на Урале в очередной раз откладывается?

-- С сожалением надо признать, что на Урале к Неизвестному относятся с меньшим пиететом, чем за рубежом. Впрочем, допускаю, что это касается не только Неизвестного, но и творческих людей вообще, к ним в нашем Отечестве отношение традиционно пренебрежительное. К примеру, министерство культуры Челябинской области "забыло" предупредить Владимира Спивакова о том, что открытие "Масок" не состоится. Владимир Теодорович, обещавший Неизвестному исполнить в честь открытия его монумента "Реквием" Моцарта, привез в Челябинск 60 музыкантов - именно столько нужно для исполнения этого великого произведения. Он ничего не подозревал о ситуации в Челябинске и едва не поставил себя в неловкое положение, намереваясь со сцены произнести слова о том, что посвящает "Реквием" открытию "Масок скорби". Когда я сообщил ему о том, что вопрос с открытием отложен на неопределенное время, маэстро был поражен: "Как же так, почему мне никто об этом не сказал?.."

Сам Неизвестный тоже переживал, что судьба "Масок" оказалась туманной, но на его отношение к землякам это не повлияло. Я передал ему фото 1929 года, на котором запечатлена семья его деда в период жизни в Верхнеуральске, и он выразил огромную благодарность и низкий поклон верхнеуральцам за то, что они открыли новые страницы в биографии его семьи. Он по-прежнему не теряет надежды приехать в Челябинск и, конечно, побывать в Верхнеуральске. В случае, если приезд состоится, я уже продумал, как удобнее добраться туда из Челябинска: на вертолете это займет всего час времени.

Заинтересовала Неизвестного и информация о книге "Неизвестное о Неизвестном" (авторы Надежда Капитонова, Александр Вернигоров и Михаил Гитис), посвященной его верхнеуральским корням, которая через месяц выйдет в издательстве "Абрис".

-- Какие планы у Неизвестного?

-- Он, как всегда, полон творческих задумок и в хорошей форме: несмотря на перенесенную операцию, с блеском выполнил работу по изготовлению памятника Дягилеву в Перми, пишет философские труды, готовится к участию в ноябрьском аукционе Сотби. Сейчас его занимает идея создания памятника Борису Ельцину, у которого он был советником. Кроме того, во многом благодаря Борису Николаевичу "Маски скорби" были поставлены в Магадане. Если продолжать говорить о планах, то в силе остается предложение Неизвестного челябинскому музею искусств о приобретении бронзовой отливки скульптуры распятия "Сердце Христа". Всего их девять, одна из них принадлежала папе римскому Иоанну Павлу II и до самой смерти хранилась в его келье. Кроме того, руководство челябинского музея выражало желание приобрести "Орфея" Неизвестного, ставшего символом ТЭФИ. Эрнст Иосифович будет рад возможности предоставить эти работы землякам.

От себя лично добавлю, что мне бы хотелось надеяться на поддержку в этом вопросе спонсоров. В Москве один состоятельный предприниматель, не пожелавший называть свое имя, помог Неизвестному в издании его книги "Пророки", поставив единственное условие - чтобы она продавалась дешевле себестоимости и таким образом стала более доступной для читателей. Может быть, такие же спонсоры есть и в Челябинске?

Многие южноуральцы уже знают творчество Неизвестного - и по выставке, которая прошла в картинной галерее несколько лет назад, и по "Кентавру с цветком в груди" - награде фонда Олега Митяева "Светлое прошлое", которую получили 35 настоящих и бывших челябинцев.

-- Сколько всего в Челябинской области работ Неизвестного?

-- Две в Верхнеуральске (рисунок и бронзовая скульптура "Падающий"), одна - в Центре историко-культурного наследия (посмертная маска писателя Юрия Либединского), еще одна (гипсовый фрагмент "Масок скорби") в областном краеведческом музее и четыре - в частных коллекциях.

Лидия ПАНФИЛОВА

Комментарии
Комментариев пока нет