Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Рижанка на "баррикадах"

19.06.2007
Переехав из Латвии в Коркино, 83-летняя участница войны попала в руки предприимчивых "доброжелателей"

Марина МОРОЗОВА
Коркино


Кто "не дружит" с головой?
Ухаживавшая за одинокой пенсионеркой Ольгой Кировой гражданка однажды бросила загадочную фразу:
- Ну все! С квартирой мы решили.
- Что? - не поняла старушка, уже завещавшая свою двухкомнатную квартиру в поселке Роза этой предприимчивой гражданке (назовем ее Звездуновой).
В ответ Звездунова поведала о договоре купли-продажи, где именно она выступала доверенным лицом Ольги Алексеевны. А покупателем была дочь Звездуновой. Якобы пенсионерка продала за 65 тысяч рублей свой последний на этой бренной земле приют.

Переехав из Латвии в Коркино, 83-летняя участница войны попала в руки предприимчивых "доброжелателей"

Марина МОРОЗОВА

Коркино

Кто "не дружит" с головой?

Ухаживавшая за одинокой пенсионеркой Ольгой Кировой гражданка однажды бросила загадочную фразу:

-- Ну все! С квартирой мы решили.

-- Что? - не поняла старушка, уже завещавшая свою двухкомнатную квартиру в поселке Роза этой предприимчивой гражданке (назовем ее Звездуновой).

В ответ Звездунова поведала о договоре купли-продажи, где именно она выступала доверенным лицом Ольги Алексеевны. А покупателем была дочь Звездуновой. Якобы пенсионерка продала за 65 тысяч рублей свой последний на этой бренной земле приют. Правда, за ней сохранялось право доживать век в квартире, принадлежащей теперь дочери Звездуновых.

Ольга Алексеевна удивилась и возмутилась: она не давала доверенность на право распоряжаться ее жильем! Тогда Звездунова распространила слух, что старушка "не дружит с головой". Запамятовала, дескать, и про доверенность, и про то, как деньги за квартиру получила. Чего с нее взять?!

Однако я побывала в гостях у Ольги Алексеевны Кировой и убедилась, что она в здравом уме.

Мужчины сходили с ума

Девятилетней девочкой осталась она без отца и матери. А кроме нее - два младших братика и сестренка. Конечно, советская власть позаботилась о сиротах, да только всех раскидала по разным детским домам. Оля росла в Херсоне. Подросла как раз к началу Великой Отечественной войны, даже медицинские курсы успела закончить. 22 июня 1941 года над Херсоном пролетели первые самолеты со свастикой. Ровно через три часа с начала войны Ольга стала военнослужащей. В военкомат прибежала добровольно.

Была операционной сестрой. До сих пор помнит танковое сражение под Кировоградом. В полевых условиях оборудовали операционные. Правда, никто не предполагал, что медицинская помощь потребуется не только покалеченным, но и: сошедшим с ума бойцам. Было очень страшно. Мужчины не выдерживали.

Ольга прошла всю войну. Потом почти два года служила в Молдавии, боролась с возвратным тифом. В 1947 году, перед демобилизацией, командир вызвал ее к себе и спросил: "Куда поедешь жить?" Ответ был готов давно: "В Ригу!" Ведь там в детском доме воспитывалась ее сестра Надя.

Война и мир по-рижски

:Квартиру, где поселилась сестренка, Ольга нашла без труда. С тех пор они почти не расставались. Хрупкая Надя работала сварщицей на судоремонтном заводе. Ольга осталась верна медицине. Знания и опыт позволяли быть старшей медсестрой в престижных рижских больницах. Ольга и Надя нашли одного из своих братьев. Он приезжал в Ригу, да только родственные отношения с сестрами у него не сложились.

Полвека прожила Ольга Алексеевна в Латвии. С Ригой у нее связано много хорошего. Не забыть ей свой уютный дворик на улице Кнорыня, недалеко от центра. А еще она была большой любительницей театра, не пропускала новых выставок и экспозиций в музеях.

Война снова ворвалась в ее жизнь в начале 90-х. Участники Великой Отечественной были объявлены в Латвии оккупантами. По Риге ползли страшные слухи о расправах националистов над фронтовиками. Ольга Алексеевна задумалась о переезде в Россию. Решилась и уехала в один день.

Помогли многочисленные друзья, среди которых было немало латышей. В одночасье ей достали и загрузили контейнеры и отправили их на далекий Урал. Когда складывали вещи, Ольга Алексеевна просила: "Берите на память что нравится!" Брали и благодарили.

У соседки Тамары в коркинском поселке Роза жил отец. Ольга Алексеевна и он поменялись квартирами. На Южный Урал она попала впервые. Однако в шахтерском поселке сразу почувствовала себя уютно и безопасно, как дома. Правда, поначалу ее - ветерана войны - не баловали вниманием. Даже не поздравляли с 9 Мая. Сама пошла в поселковый совет и заявила о себе. Там извинились. Оказалось, по какому-то недоразумению рижанка числится не в прибывших, а выбывших ветеранах. Ошибку исправили.

Не делай добра?

В преклонном возрасте трудно обзавестись новыми друзьями. Одним из первых знакомых в поселке Роза стал мужчина, помогавший собирать и расставлять "прибалтийскую" мебель. Его работой Ольга Алексеевна осталась довольна и заплатила 1000 рублей. А вскоре появилась его супруга и попросила еще 500 рублей. Так в ее жизнь вошли Звездуновы.

-- Они мне сразу были не по душе, - признается теперь Ольга Алексеевна. - Все какая-то выгода у них на уме. Больше брали, чем давали. Думала, мои подарки и терпимое отношение изменят их.

В 1999 году с Ольгой Алексеевной случилась беда, она серьезно заболела. Доктора оказали первую помощь, а в больницу забирать не стали. Уже тогда в стационарах сокращали койко-места. Кому нужны чужие старухи? Кому какое дело до их боевых заслуг? На второй день Ольга Алексеевна самостоятельно встала с постели, но путь ее был недолгим. Упала посреди комнаты. Соседи поднять не смогли. Они тоже люди пожилые и больные. Вот тут и набрали номер Звездуновых.

Худо-бедно супруги ухаживали за Ольгой Алексеевной. Она не хотела остаться в долгу. Одаривала их всем, что накопила за долгую трудовую жизнь: деньгами, золотом, хрусталем. Потом в квартире появился нотариус. Доверенности на распоряжение денежными вкладами и завещание на квартиру со всем имуществом были составлены в один день - 21 марта 2003 года. Все в пользу Звездуновых. Зачем же им понадобилось через два месяца оформить договор купли-продажи на эту же квартиру?

Точный ответ могут дать только Звездуновы. Я вольна только предполагать. Возможно, чтобы сэкономить деньги. Ведь завещание - это дополнительные расходы на переоформление. Потребовалось бы около 5000. Звездуновым их жалко! Возможно, есть и более коварный план. Ольга Алексеевна перенесла тяжелое заболевание, признана инвалидом. Вдруг память потеряет, а может, и совсем помутится рассудок? Что тогда? Решили Звездуновы стать собственниками ее жилья иным путем. Тем более старушка одинока. Кто за нее заступится?!

Станет ли люстра "трофеем"?

Ольга Алексеевна - человек старой закалки, с несправедливостью решила бороться. По факту мошенничества дважды обращалась она в прокуратуру Коркино. Писала накануне Дня Победы, однажды даже наняла такси и сама побывала на приеме у прокурора. По ее словам, добиралась почти ползком (после болезни она плохо ходит). Просила помочь и проверить. Как все-таки получилось, что квартира продана без ведома хозяйки? Прокурор переслал жалобы в милицию.

Недавно представитель правоохранительных органов в лице участкового милиционера Виктора Логинова явился к Ольге Алексеевне. Привыкший общаться с неблагополучными гражданами, он "наехал" с порога: "Заколебала ты со своими жалобами! Подпись в документах идентична твоей. Вот выгонят из квартиры, тогда приходи жаловаться!" По словам Ольги Алексеевны, местный Анискин отказался показать ей документы, только помахал перед носом ее "идентифицированным автографом". Замечу, кстати, что подделать ее подпись проще простого. Она незатейлива и проста, как и ее автор.

Отношения со Звездуновыми резко обострились после того как они поняли: старушка намерена бороться за свои права. Сейчас она не пускает их в квартиру. Как-то "благодетели" и вовсе перешли границы человеческого общения, заявив: "Не дашь ухаживать за тобой, сообщим психиатру. Не пустишь еще - отвезем в психушку!"

Сама Ольга Алексеевна из дома почти не выходит. Продукты ей покупает работница службы социальной помощи. Однако Звездуновы не дают покоя. То требуют уничтожить завещание на квартиру, то грозят судом за каждый исчезнувший из квартиры предмет. Ведь все, по их мнению, куплено "на корню"!

Бывшая рижанка дарит свои вещи розинским приятельницам, чтобы "трофеи" не достались противнику. Я с грустью смотрю на опустевшие полки серванта и предметы, которым вскоре предстоит покинуть квартиру Ольги Алексеевны. Она собралась отдать знакомым маленький диванчик, чешскую люстру и прочее. Прошу показать фотографии, оставшиеся с молодости. Оказывается, их тоже нет. Уничтожены, чтоб не попали в руки "врага". Медали переданы в совет ветеранов. Словом, живет участница войны, будто на баррикадах. Постоянно приходится обороняться.

-- Лекарства принимаю "лошадиными" дозами, - вздыхает Ольга Алексеевна, - Сердце болит, не сплю ночами. Все время думаю: за что мне это?! Так хочется дожить последние отмеренные судьбой годы в покое! Не бомжем, не в чужой квартире, а в законной, своей!

В этом мае местные власти вновь забыли поздравить Ольгу Алексеевну с Днем Победы. Неужели опять подумали, что "выбыла"?

Комментарии
Комментариев пока нет