Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Миллион радиоактивных терзаний

22.06.2007
Жизнь в селе Муслюмово можно было обустроить без масштабного переселения

Лилия ДЕВАЛЬД
Кунашакский район

Счастливое улыбающееся лицо этой женщины, вскинувшей высоко вверх руки с сертификатом на миллион рублей и крикнувшей в зал: "Девчонки, я уехала!", обошло все телеканалы страны. Сложилось впечатление, что муслюмовцы только и ждали этого момента. В комментариях журналисты отмечали: миллион в селе - целое состояние, ведь доселе квартиры здесь больше чем за 300 тысяч рублей не продавались. Оно и понятно: зона радиоактивного загрязнения.
Дорогая моя радиация
Наличие радиоактивного загрязнения плюс железнодорожное сообщение с областным центром сделали стоимость жилья в Муслюмово самой высокой в районе, исключая Кунашак.

Жизнь в селе Муслюмово можно было обустроить без масштабного переселения

Лилия ДЕВАЛЬД

Кунашакский район

Счастливое улыбающееся лицо этой женщины, вскинувшей высоко вверх руки с сертификатом на миллион рублей и крикнувшей в зал: "Девчонки, я уехала!", обошло все телеканалы страны. Сложилось впечатление, что муслюмовцы только и ждали этого момента. В комментариях журналисты отмечали: миллион в селе - целое состояние, ведь доселе квартиры здесь больше чем за 300 тысяч рублей не продавались. Оно и понятно: зона радиоактивного загрязнения.

Дорогая моя радиация

Наличие радиоактивного загрязнения плюс железнодорожное сообщение с областным центром сделали стоимость жилья в Муслюмово самой высокой в районе, исключая Кунашак. Живущим на Тече ежемесячно платили хоть небольшие, но постоянные деньги. В условиях, когда в сельском хозяйстве района количество занятых уменьшилось в десяток раз, постоянные рабочие места остались в бюджетной сфере и частных торговых организациях, даже 100 рублей ежемесячного дохода начинают играть роль. А здесь еще - компенсации на оздоровление и прочее.

Женщина, первой получившая сертификат на миллион рублей, радовалась искренне: она давно хотела уехать, но средства не позволяли. Родившись в Муслюмово, Гульфира Сысоева долгие годы прожила за пределами родного села и вернулась сюда по семейной необходимости. И наверное, так и прожила бы жизнь в материнской избенке, не начнись это "великое переселение".

Однако для постоянных жителей села оно превратилось в головную боль. Как распорядиться деньгами, чтобы не продешевить? Где подыскать квартиру, чтобы после покупки и на жизнь немного осталось - льгот-то уже не будет?.. Как бы выгадать, чтобы и детям, уехавшим из села, можно было на миллион рассчитывать? Словом, не миллион рублей, а мильон терзаний. И среди сонма вопросов вдруг мелькает: а что будет с родным селом? Для почти 100 семей именно этот вопрос стал основным, и они выбрали переселение в Новомуслюмово - так, кажется, будет называться их новое село.

Притихшая деревня

В истории Кунашакского района уже были масштабные переселения. От той же реки Течи отселили жителей нескольких деревень, в том числе не такого большого, как Муслюмово, но и немаленького села Курманово. Правда, выбора у людей тогда, в конце 50-х, не было:

В том селе у меня жила тетя, я была слишком мала, чтобы помнить переезд, кроме машины с нехитрым скарбом одинокой женщины с четырьмя детьми. Просто мы поместились вместе с вещами в этом кузове. Но вот настроение сельской улицы до и после переезда прочно врезалось в детскую память.

В старом Курманово вся жизнь протекала на улице, там всегда стоял гомон - от детских игр, соседских обсуждений, то есть всего того, что отличает общинную жизнь. Время от времени можно было услышать веселый голос единственной русской женщины на селе, Вари, привезенной мужем-курмановцем со службы в армии. Характер у нее оказался легким, шебутным. Зайдя в избу и не увидев мужа, она шла искать его по деревне с возгласами: "Аллакаим, кая минем Муллакаим!" ("Господи, где мой Муллакай"). Башкирский на уровне общения ей пришлось освоить в первый же день пребывания в деревне:

Так вот, в Новокурманово уже и Вари не слышно. Во-первых, улицы стали просторнее и между домами больше места, что не располагает к общению. Во-вторых, построенные чужими руками дома вначале не казались родными стенами. И село притихло. Конечно, когда люди освоились, они продолжили прежнюю жизнь, благо переехали все вместе. Но в моей памяти остался этот разительный контраст в атмосфере деревенской жизни до и после переезда. Долгие годы я считала, что Варя умерла еще в старом Курманово, но оказалось, что еще с десяток лет она радовалась жизни на новом месте:

Мнение японцев: жить можно

Все это вспомнилось, когда в Кунашаке стали дорожать квартиры из-за приобретения их муслюмовцами, когда по телевидению пошли сюжеты об их отъезде из родного села. Да, конечно, с практической точки зрения лучше взять миллион - дом в Новомуслюмово потом за этот миллион все равно не продашь. Но как будет чувствовать себя в городе человек, никогда не уезжавший из родного села? Но что будет, если разъедутся все?

Можно ли было решить проблему по-другому? Мне кажется, да. В начале 90-х в район стали приезжать иностранцы, одними из первых наведались японцы. В Муслюмово, измерив уровень радиации непосредственно у реки, они стали отходить все дальше. А в метрах 50 от берега вдруг сказали: "А здесь можно жить!"

Пояснений о том, что река - традиционное место купания, что скот пасется в пойме, японцы не поняли. "Вы же знаете, что река и пойма небезопасны, почему туда лезете?" - недоуменно спрашивали они. По их мнению, стоило требовать от властей достойного медицинского обслуживания, постройки бассейна, водопоя для скота, ужесточения охранного режима, чтобы свести к минимуму контакты с рекой, и продолжать жить на этом месте. Видимо, их менталитет, основанный на бережном отношении к памяти предков, своим корням, родным местам, к отеческим могилам, в конце концов, просто не позволял даже подумать о том, чтобы переселить целое село. Тем более без весомых на то оснований. Ведь как говорили раньше, когда гласности не было: Курманово переселили, потому что берега Течи здесь низкие, весенним половодьем все огороды заливает, а Муслюмово стоит на высоком берегу. И отселение отдельных домов из поймы провели уже лет 40 назад. Но после в нас прочно поселилась митинговая стихийность, которая не оставляла места продуманным действиям, осмыслению ситуации, а требовала только звонких фраз, хлестких определений, которые, раз прозвучав, заменяли здравый смысл.

Выдуманный эксперимент

Включились в эту погоню за фразой и районные власти. "Муслюмово - самое загрязненное место на земле". И тут же от картофеля, который выращивали в местном совхозе аж на 800 гектарах, отказались потребители в Ярославской области. "Мы - подопытные кролики, на которых изучается воздействие радиации, требуем предоставления квартир в областном или районном центре". И тут же "подопытные кролики", продав предоставленные квартиры в Кунашаке, возвращались в село - продолжать быть кроликами или просто получать пособия.

Отдельные письма живописали мучительные болезни муслюмовцев. Самой пришлось разбираться со случаем, когда 12-летнему ребенку из-за отсутствия в бюджете средств не выписывались дорогостоящие лекарства от энуреза. Вопрос: "Не пытались ли просто будить ребенка по ночам и выводить в туалет или оградить от отчима - хронического алкоголика?" привел заявительницу в изумление: тут государство не выполняет свои обязательства, а мне предлагают какие-то обыденные способы, мы ведь не просто болеем, мы от радиации:

В Муслюмово и на станции с тем же названием стали появляться общественные организации, получавшие зарубежные гранты. Одни успевали истратить деньги на приобретение собственных квартир в Челябинске, другие издавали газеты тиражом в десяток экземпляров. Недоверие у муслюмовцев было к тем и к другим, но к общественникам прислушивались - про их акции тут же сообщали, они умели заставить власти слушать их. А простых людей кто и когда слушал?..

Кто выделит грант?

При всем при этом жительница Кунашака Увалия Насырова, эвакуированная из другой деревни на Тече - Надырова Моста, не смогла найти общественной организации, которая помогла бы индексировать компенсации, поставила бы вопрос о дополнительном медицинском страховании пострадавших граждан (такое в законе прописано, но фактически не исполняется). Сейчас она решает свои проблемы через суд, но это будут вердикты, касающиеся ее одной, а общественные организации в случае планомерного отстаивания интересов граждан могли бы помочь всем муслюмовцам.

Но нет, общественные организации вновь и вновь твердили о невозможности проживания в селе, необходимости отселения. Что ж, их услышали. И что сейчас?

История в судьбах

2390 человек проживали в Муслюмово на 1 января 1950 года.

153 случая хронической лучевой болезни (ХЛБ) было зарегистри-ровано у жителей села в эти годы.

Сейчас из 2194 жителей Муслюмово, подлежащих отселению, 108 изъявили желание построить дома на станции Муслюмово, 329 семей хотят уехать в другие населенные пункты.

Заключено 130 договоров купли-продажи недвижи-мости.

...Позвонив по адресам старых знакомых и родственников в Муслюмово, поговорив с ними о переселении, поняла, какой раздрай сейчас в душах людей. Родители с детьми, мужья с женами перессорились из-за того, что не могут определиться с решением.

Обрадовало лишь известие учителя Марсии Ахмадеевой: из 20 детей, которых она выпустила из четвертого класса, только двое уезжают. 18 сообщили о том, что их родители решили жить в Новомуслюмово. "Значит, в нас еще осталось чувство родины?!" - полувопросительно полуутвердительно заключила Марсия Низамовна.

Конечно, осталось, раз Новомуслюмово уже начинают строить. Но только бы не раздали строительные подряды по "своим", не разбазарили деньги, помогли людям организованно переехать на новое место. И здесь бы нужна общественная организация, которая возьмет эти вопросы под свой контроль. Да кто на это грант выделит?!

Комментарии
Комментариев пока нет