Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кто заставит работать мою маму?

06.04.2001
Почему ребенок в детдоме живет более обеспеченно, чем в семье

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

Прочитав о том, что на имя воспитанницы детского дома, девочки-инвалида, открыли счет, чтобы собрать деньги на покупку квартиры, Гузель Смагина - библиотекарь из села Форштадт Верхнеуральского района - отложила газету в раздражении: "Сколько можно эксплуатировать сердобольность простых людей?!" Нет, она не против благотворительности. "Последнее бы отдала, чтобы помочь, - пишет в своем письме в редакцию (при том, что сама и двое ее детей живут, судя по всему, впроголодь - С.Ж.) - Но разве это решение проблемы?!"

А в чем проблема-то, на ее взгляд? Разумеется, не в квартире и не в ребенке. Хотя и тут есть вопросы.

Почему ребенок в детдоме живет более обеспеченно, чем в семье

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Прочитав о том, что на имя воспитанницы детского дома, девочки-инвалида, открыли счет, чтобы собрать деньги на покупку квартиры, Гузель Смагина - библиотекарь из села Форштадт Верхнеуральского района - отложила газету в раздражении: "Сколько можно эксплуатировать сердобольность простых людей?!" Нет, она не против благотворительности. "Последнее бы отдала, чтобы помочь, - пишет в своем письме в редакцию (при том, что сама и двое ее детей живут, судя по всему, впроголодь - С.Ж.) - Но разве это решение проблемы?!"

А в чем проблема-то, на ее взгляд? Разумеется, не в квартире и не в ребенке. Хотя и тут есть вопросы. Сможет ли девочка-инвалид жить самостоятельно? И что будет дальше? Еще один, два или больше детей-инвалидов, которые появятся на свет от больной матери: Кто их будет воспитывать? Ответ впрямую касается и Гузель. Государство, все больше вкладывая средств в детские дома, семью оставляет практически без поддержки. Как это ни парадоксально, но оно сегодня поощряет родителей, бросивших своих детей. Нагляднее всего об этом говорят цифры. На содержание одного ребенка в детском доме государство выделяет от двух до четырех тысяч рублей в месяц. Спросите у тех, кто относится к категории социально незащищенных: многие ли из них могут похвастать таким расходом? Одинокой матери, к примеру, государство выплачивает ежемесячное пособие в размере 134 рублей. На хлеб и то не хватает. "Но ведь у тех детей нет родителей", - говорят. Как это нет? Они есть у 80 процентов воспитанников детских домов.

У девочки - инвалида детства, для которой открыли счет, есть мать - трудоспособный человек. Работает в школе. Получает за свой труд денежное вознаграждение и не платит на содержание своей дочери ни копейки. Почему? Ведь что такое государство, за счет которого существует ее ребенок? Это и Гузель, которая, имея два высших образования, едва сводит концы с концами. И ее односельчане - "непьющие трудолюбивые люди, которые годами не получают зарплату, и дети их поэтому питаются комбикормом". И многие другие, чей доход не дотягивает даже до прожиточного минимума. А таких в нашей области, между прочим, более двадцати процентов. Это пятая часть населения! Им самим впору с шапкой идти по кругу.

"Не хватает средств на социальную политику", - объясняют с высоких трибун. Их и в самом деле недостаточно. Поэтому, кому помогать и как - вопрос не праздный. Детскому дому, который в силу объективных причин не может подготовить полноценного гражданина, или семье, у которой результат куда лучше? Детским домам сколько ни помогай, а все мало. Столько открыли новых, а мест все равно не хватает. Пять лет назад в нашей области было 26 детских домов, нынче 50 плюс еще 28 приютов. "Не оставлять же детей на улице!" - могут мне возразить. Разумеется. О детях нужно позаботиться. Но брошенные дети - это последствие. А есть еще и причина: люди, виновные в сиротстве своих детей. Именно они в трудную для многих пору оказались в привилегированном положении.

Пусть за детей платят родители

А что с них взять? С асоциальных личностей, страдающих, в большинстве своем, хроническим алкоголизмом. Таков аргумент противников решительных мер. Но ведь не все такие. Пройдитесь по больницам и родильным домам. Посмотрите на тех, кто оставляет своих малышей.

:Молодая мать после осложненных родов с пристрастием допрашивает врача:

-- А вы даете гарантию, что мой ребенок абсолютно здоров?

-- Сегодня его держать в больнице не имеет смысла, - объясняет доктор.

-- А завтра? В три-пять лет и потом?

Врач в недоумении разводит руками. Он ведь не господь бог, чтобы обо всем знать заранее.

Не получив гарантий, женщина-таки отказалась от своего малыша.

-- Мы еще молодые, родим здорового, - сказали родители на прощание.

И ребенок этих вполне обеспеченных людей, пребывающих в расцвете физических сил, оказался на содержании у государства. Иждивенчество хоть и не болезнь, а заразительно.

Теперь же вернемся к нашим друзьям-алкоголикам, безнадежно потерянным для общества. Как с ними-то быть?

-- Взять с них можно и нужно, - убежденно говорит начальник главного управления социальной защиты Клара Михайловна Ланских. (А уж ей ли не знать свой контингент?) - Точно так, как мы уже делаем в отношении малообеспеченных людей. Им ведь тоже вроде бы дать нечего.

О чем идет речь? Об общественных работах. Обслуживает, например, социальный работник бабулю, проживающую в селе. Продукты ей покупает, счета оплачивает. А вот огород вскопать, в доме побелить, дрова привезти он не в состоянии. Ну и предлагают взяться за эти дела малообеспеченным родителям в качестве отработки, например, за путевку на оздоровление (одна двухнедельная в стационаре дневного пребывания стоит уже около тысячи рублей) или за другой вид социальной помощи.

Практика привлечения к общественным работам хорошо прижилась в Карабаше, Южноуральске.

-- Почему бы и пьющих людей, о которых мы говорим, не использовать на общественных работах, - продолжает Клара Михайловна. - Это одна из форм получения долгов с людей, обязанных заботиться о своих детях по Конституции.

Идея взимания платы с родителей, бросивших своих детей, вот уже несколько лет витает в воздухе. Еще в конце 1998 года в газете "Молодой дальневосточник" промелькнула информация под названием "Социальное сиротство будут ограничивать". В ней говорилось, что начальник Хабаровского городского управления образования Анна Веденяпина заявила, что со следующего года город намерен с родителей, дети которых воспитываются в школах-интернатах, взимать плату за питание. Изменилось там и само отношение к определению детей в приюты. В Хабаровске признали нецелесообразным забирать детей подросткового возраста из семей, поскольку в большинстве случаев они не живут в школах-интернатах, а пополняют ряды малолетних бродяг.

Реально ли заставить трудиться морально опустившихся, деградированных людей?

-- Вполне, - считает К.М. Ланских. - У государства достаточно рычагов для этого.

По ее глубокому убеждению, пришла пора возрождать систему репрессивных учреждений. Тех самых лечебно-трудовых профилакториев, которые существовали когда-то.

"Так и до ГУЛАГов дело дойдет!" - невесело усмехнется читатель. Ну а если оставить все, как есть, то что мы получим, какое общество?

Недавно одна знакомая поделилась своим неприятным "открытием". В магазине, где ее сын задержался у игровых автоматов, она, от нечего делать, разглядывала собравшихся детей.

-- Ни одного хорошего детского лица! - горестно подвела итог своих печальных наблюдений.

И неудивительно. Год от года растет число олигофренов, детей с задержкой психического развития и просто больных детей. Если в начальной школе здоровых насчитываем уже не более пяти процентов, то это о чем-то говорит? И что с этим делать прикажете?

Патология становится нормой

"У каждой женщины должна быть возможность еще до родов определить полноценность своего плода, - пишет в газету Г. Смагина. - С тем, чтобы она могла решить для себя заранее, нужен ей этот ребенок или нет. А есть ведь и такие, что каждый год рожают и бросают своих детей. Этих беспутных алкоголичек и наркоманок нужно стерилизовать. Ведь дети им не нужны".

Потребность в хорошей медико-генетической службе уже давно назрела.

:Когда у Людмилы Н. родился ребенок, врачи не смогли даже пол определить. Решили, что это мальчик. А на свет появилась, как выяснилось, девочка. Пришлось мужское имя менять на женское. Самое печальное, что будущей матери говорили, что беременность у нее протекает нормально.

-- За рубежом, если женщина рожает, то здорового ребенка, - говорит заместитель заведующего по детству и материнству главного управления здравоохранения нашей области В.Г. Кондакова. - Если плод развивается ненормально, то от него предлагают избавиться. На том стоит медицина всех цивилизованных стран.

Чтобы выявить патологию, нужна современная ультразвуковая аппаратура. Такой у нас практически нет. Три-четыре аппарата, появившиеся в нашей области, погоды, увы, не делают.

В Башкортостане, Санкт-Петербурге, Чувашии, Красноярском крае, Перми, Екатеринбурге сумели выделить на эти цели несколько миллионов долларов. И показатели там сразу же стали стремительно приближаться к зарубежным.

У нас же врожденная патология занимает 2-е место в структуре младенческой смертности на первом году жизни. В прошлом году от врожденных пороков умерло 115 младенцев. А сколько больных малышей осталось жить?

В отношении стерилизации (хотя в отдельных случаях она и сегодня возможна) Валентина Георгиевна придерживается твердой позиции:

-- Мы должны заботиться о сохранении жизни детей и об увеличении детского населения, а не наоборот, - говорит она. - Тем более, что оно и так быстро сокращается. Семь лет назад его было 800 тысяч, сейчас - 640 тысяч, еще через семь лет может остаться всего 400 тысяч.

-- Демографическая ситуация удручающая. Скоро в колокола звонить будет некому, - печалится настоятель Свято-Симеоновского собора, секретарь епархии отец Борис.

Проблема, по его мнению, уже вышла из-под контроля. А потому решать ее нужно в законодательном порядке самым жестким путем.

-- Человек должен жить так, чтобы от него не страдал социум, - говорит отец Борис. - А если он так не может, то, простите, его нужно изолировать.

Как считает отец Борис, мы еще не доросли до демократического общества. Путаем белое с черным, ложь с правдой, а грех со святостью. От этого, мол, и все наши беды. Власть греха, поощряемая безнаказанностью. Спрос и строгость могут поправить ситуацию, считает он. А больные дети, по его словам, нам даны для искупления вины за нечестивую нашу жизнь. Спасем их - значит спасем и собственные души. n

Комментарии
Комментариев пока нет