Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Бернес его благословил

30.06.2007
Драматическая сцена и песни - две творческие стихии народного артиста России Евгения Поплавского

- Папа, да ты же похож на Леонардо Ди Каприо! - воскликнула дочь Евгения Семеновича, увидев его портрет времен юности.
- Это он на меня похож, - отшутился отец.
Народному артисту России Евгению Поплавскому 6 июля исполнится 60 лет. Он и сейчас красивый, видный мужчина. И роли у него в основном значительные и порой даже величественные.

Драматическая сцена и песни - две творческие стихии народного артиста России Евгения Поплавского

-- Папа, да ты же похож на Леонардо Ди Каприо! - воскликнула дочь Евгения Семеновича, увидев его портрет времен юности.

-- Это он на меня похож, - отшутился отец.

Народному артисту России Евгению Поплавскому 6 июля исполнится 60 лет. Он и сейчас красивый, видный мужчина. И роли у него в основном значительные и порой даже величественные. Когда-то играл Ленина, Насреддина, Яго, Городничего. В Челябинском театре драмы имени Н.Ю. Орлова, куда приехал из Курска, сыграл за шесть лет 11 центральных ролей, в том числе Наполеона в "Адъютантше его величества" и Тевье-молочника в "Поминальной молитве", за которого получил звание лауреата в номинации "Лучшая мужская роль" на областном фестивале "Сцена-2005".

Но, отметив с друзьями и коллегами юбилей, Евгений Семенович и его супруга, завлит театра драмы Татьяна Александровна, начнут собирать чемоданы. Они взяли официальный творческий отпуск и на год уедут из Челябинска.

Ангел-хранитель

-- Нужна передышка, - ответил Евгений Семенович на мой вопрос о причинах, заставивших взять столь длительный тайм-аут. - Из шести лет, что я прожил здесь, первые четыре года вкалывал и не ощущал своего сердца. Проблемы начались в последние два года. Перегрузки и климат сыграли свою роль. Трижды за год оказаться в реанимации - это чересчур.

-- Что ж вы, Евгений Семенович, себя не бережете?

-- Не умею. Наши педагоги нас этому не научили. В Саратове, где я окончил театральное училище, была очень сильная актерская школа, ибо после войны там остались преподавать многие мхатовцы. Они учили нас вкалывать, а отдыхать и сами не умели. Врачи говорят мне: "Евгений Семенович, вы играйте все то же самое, но не в полную силу. Не надо столько эмоций тратить". Не понимаю! Как это? Зрители деньги заплатили, ждут от театра чуда, а я им - "тра-ля-ля"? Не получится. Если играю "Поминальную молитву", то засыпаю потом в три-четыре часа утра. А утром к 11.00 на репетицию. Есть роли и посложнее. Артисту, играющему короля Лира, после этого спектакля вообще лучше дня три не появляться в театре. Так написано Шекспиром: либо играть с полной отдачей, либо никак. Мы должны втянуть в свою веру зрителя. Искренностью, страстью. Чтобы человек захотел снова и снова прийти в театр.

-- Любопытно, как же вы будете целый год жить без театра?

-- Будем отдыхать.

-- Ходят слухи, что вы якобы намерены вернуться в Курский драмтеатр.

-- Вранье! Едем туда потому, что в Курске квартира нашей с Татьяной дочери - есть где жить. Дочь обосновалась в Италии, осенью мы намерены к ней съездить. Рядом с Курском - Брянск, где живет другая моя доченька, я с ней уже три года не виделся. Мать еще жива, братья, сестры. Наконец-то я их всех увижу.

-- Обывательский вопрос: на что вы сейчас будете жить?

-- Мы с женой пенсионеры. Пенсия, разумеется, самая маленькая в мире, но все же. Плюс сбережения. У нас сейчас мысли не о качестве проживания, не о севрюге и шампанском с ананасами, а о том, чтобы отойти от дел и сделать "сброс". Кардиологи, которые меня дважды вытащили с того света, прямо сказали: "Вы вернулись оттуда, откуда не возвращаются. Если не одумаетесь, третьего раза может не быть. Идите в церковь, поставьте свечу. У вас, видно, ангел-хранитель колоссальной силы". Я был в церкви, о многом, стоя там, подумал.

Двух Гамлетов не бывает

-- Не хвалюсь, но практически во всех ролях я работал без замены, в отличие от остальных артистов. Такова была режиссерская воля. Анатолий Морозов считал, что в театре Наполеон один и второго нет. Владимир Гурфинкель именно во мне увидел Тевье. Впрочем, так и должно быть. Не верю, что в театре может быть два Гамлета или две Джульетты.

-- Наверное, актеру приятно, когда ему нет замены?

-- Никогда об этом не задумывался. Меня не смущало, если возникал второй исполнитель. Ведь появлялась возможность посмотреть, как товарищ играет, и, учитывая его ошибки, исправить свои. Но чувство соперничества (кто кого переиграет) мне не свойственно.

Один режиссер (не наш, из другого театра) как-то говорил: "Если б вас поставить рядом с Ширвиндтом, Мироновым, как бы вы крутились!" Я ответил: "Артисту выгоднее репетировать с сильным партнером, а не со слабаком". В условиях такой "мирной схватки" на сцене бурлит действо. Он тебе - петелечку, ты ему - крючочек. Даже если бы я проиграл рядом с ними актерски, обогатился бы как личность.

Для чего зрители идут в театр, если могут сами прочесть пьесу? Идут смотреть, как это делается. Привлекает жизнь человеческого духа: каким персонаж вышел на сцену, что с ним произошло и каким он стал. И либо сопереживают ему, либо не принимают. Достучался ли мой герой до ума и сердца зрителей - это для меня самое главное.

-- В смысле "крючочков" и "петелечек" челябинские коллеги вас устраивали?

-- Еще как! Если сложить все театры, где я работал (Брянск, Курск, Орел, Мариуполь, Алтай), то театр имени Орлова я считаю самым сильным из всех, что были в моей жизни. Жаль, не приехал сюда лет в 30-35. Молодой организм легче бы адаптировался к переменчивому климату.

Нам, артистам, часто бросают упрек: по старинке играете, надо по-современному. Что значит - по-современному? Шел я однажды через парк. Вижу: сидят две девчонки, в руках сигареты и банки с пивом. Одна из них, машинально прихлебывая, рассказывает, как ее обманул парень. Рыдает в голос, не замечает никого вокруг. Она же плачет точно такими же слезами, какими плакала Джульетта 500 лет назад! Только та плакала с пяльцами в руках, а эта - с банкой пива. Человек живет по тем же законам и страдает так же, как это было во все века. Вот что важно театру, а не внешняя мишура.

Не бойся постучаться в дверь!

-- Думаете, в отпуске вам удастся убежать от мыслей о театре как явлении?

-- Вряд ли. Болит душа за многое. Уходят большие мастера. А кто приходит на смену? При приеме в театральные вузы решающим фактором стал не талант, а финансовая состоятельность. Как учат! Кого выпускают! Приходя в театр, молодые актеры ничего не умеют делать. Русская театральная школа перестает главенствовать на сцене.

Театр - это симбиоз, он требует совместного творчества режиссера и актера. Но в последнее время все чаще наблюдается диктатура режиссеров. Актеры превращаются в пешки. Когда нет сотворчества, искусством не пахнет. Приглашенные режиссеры порой ставят спектакль ради самовыражения. Я одного спросил: "Что хотите сказать спектаклем?" Он ответил: "Меня это не интересует". Как! Для кого же мы ставим? Для пустых стен?

А мизерные зарплаты! Когда актер выкладывается на сцене, а вечером восстанавливает силы обезжиренным кефиром, долго ли он протянет? Молодые актеры хотят еще и модно одеваться, видя, как выглядят их сверстники. А на какие средства? Спасибо губернатору Сумину за грант - без него мы бы вообще были нищими. Когда поэта Михаила Светлова, автора "Гренады", спросили, сколько бы он денег хотел получать, тот ответил: "Я не жадный, совсем немного. Столько, чтобы о них никогда не думать". Когда это будет в России? Никогда! Искусство как было, так и по сей день на остаточном принципе. Артисты в России получают такие деньги, за которые надо только выходить на сцену и тут же уходить.

-- Вот почему актеры ударились в "левые" заработки: сомнительные киносериалы, антрепризы-однодневки.

-- Недавно встретился со своим другом, народным артистом России Анатолием Васильевым (зрители его помнят по фильму "Экипаж" и другим). Мы 45 лет общались только по телефону, и вот, наконец, увиделись здесь, в Челябинске. Он как раз приезжал в составе антрепризы. Публика ходит на такие спектакли, чтобы взглянуть на звезд "живьем", следит только за сюжетом, не замечая отсутствия художественных тонкостей. Печально, но такова реальность.

-- У вас, наверное, немало звездных товарищей?

-- Увы, мало с кем поддерживаю отношения. С Олегом Янковским мы учились в одном училище, он на курс старше. Играли вместе в студенческих спектаклях, бегали в массовках в театре Карла Маркса. Потом дороги разошлись. У каждого своя судьба. У Олега с третьего курса, как говорится, масть пошла. Мне тоже могло повезти, но: Дважды я имел приглашения: меня звали на показы великие режиссеры. В БДТ Георгий Александрович Товстоногов и в Театр Советской Армии Андрей Дмитриевич Попов. В том, что я не там, виноват сам. Не смог перешагнуть через свои комплексы. Скромность помешала. Думал: куда я из провинции поеду, кому я там нужен? И никуда не поехал. Когда довелось встретиться с Товстоноговым, он мне сказал фразу, которую я запомнил на всю жизнь и хотел бы передать молодым своим коллегам: "Скромный человек обречен в творчестве на неизвестность. Если ты стоишь с другой стороны двери и боишься постучать, как я узнаю, что ты пришел?" То же самое с Поповым. Я был молод, пел, танцевал - он бы точно меня взял. Но, уже купив билет, чтобы ехать, изгрыз себя сомнениями, нервно исходив вокзал вдоль и поперек, потом выбросил билет, пошел домой и успокоился. Хотя на судьбу свою мне грех жаловаться. Она подарила мне около 200 ролей, я работал с крупными режиссерами. Не каждому так везет.

-- А если б хватило смелости, куда все же постучались бы?

-- Если время повернуть вспять, опять к Товстоногову. И, как ни покажется странным, в Московский театр сатиры. С юмором я "на ты". Говорят: сыграть комедию легко. Далеко не так! Не каждый хороший актер может существовать в этом жанре.

-- У вас ведь были комедийные роли!

-- Были. Полноту ощущений мне дала роль в спектакле "Тринадцатый номер". Если брать более ранние работы, это и "Раба своего возлюбленного" Лопе де Вега, и "Дама-невидимка" Кальдерона, и "Ночь ошибок" Голдсмита, и "Моя прекрасная леди", где я играл Дулитла с живым симфоническим оркестром: Все роли по-своему интересные. Не важно, комедия это или трагедия. Самое главное - попасть в цель.

-- Этот ваш тезис, наверное, лучше всего подтверждает роль Тевье-молочника.

-- Пожалуй. Драматург Горин в эту историю вложил все: от яркой комедии до глубокой трагедии. Для артиста ценно все это сыграть.

-- Вас не пытались сравнивать с Евгением Леоновым?

-- К счастью, нет. Я сам видел Евгения Павловича в этой роли. Но спектакль в Ленкоме ставился 20 лет назад, он решен по-другому. У нас он своеобразный, эпический, иной по жанру. Публике нравился тот спектакль, нравится и этот.

Песни, фильмы и помидоры

-- Какие вопросы вы бы сами себе хотели задать и как на них ответите?

-- Главный такой: "Удалась ли творческая жизнь?" Ответ: "Удалась". Однако на вопрос "Если б снова начать, пошел бы в драматический театр артистом?" я бы ответил: "Никогда". "А на чем бы остановился?" - "На песне, ибо она дает независимость".

Передо мной и впрямь стояла дилемма: стать драматическим артистом или эстрадным певцом. Любовь к песне была всегда. Мои способности использовали и в театре. А после начал делать сольные программы. На сегодня в моем репертуаре около 200 песен.

-- Вы учились вокалу?

-- В Саратовском театральном училище мне одному из первых разрешили заниматься вокалом у педагогов консерватории имени Собинова. Я в пении профессионал. Был случай - меня приглашали в группу "Песняры" в 1973 году, но режиссеры отговорили: мол, музыкальные ансамбли быстро разваливаются, а театр вечен. Но пел я много. У меня даже было большое сольное выступление в киноконцертном зале "Измайлово" на открытии Российского кинорынка. Пел перед известными мастерами кино. Руки тряслись. Текст от волнения забыл и на ходу его сочинял. Сейчас у меня несколько вокальных программ: "Нам дороги эти позабыть нельзя", "Песня, спетая сердцем", "Это было, было:" и другие.

-- Как готовитесь? Кто ваш "цензор"?

-- Жена Татьяна Александровна изо дня в день меня слушает, спасибо ей за терпение. Репертуар себе я сам подбираю, учитывая свой возраст и мироощущение. Всегда помню, что мне завещал Бернес, который меня и благословил петь. Когда мне было лет 17, он гастролировал в Брянске, и я его подкараулил за кулисами после концерта. Говорю: "Марк Наумович, мне нравится ваша песня "Враги сожгли родную хату". Так хочется ее петь! Но у вас большой жизненный багаж, а я молод". Спросив, как меня зовут, он сказал: "Женя, не сомневайся, если нравится тебе песня, пой. Самое главное - помни, для чего выходишь на сцену и что хочешь сказать публике". Одно время я общался с Владимиром Трошиным. Он мне то же самое советовал. Я стараюсь выбирать песни с красивой мелодией, хорошим текстом. И, конечно, знаю, как ее преподнести, чтобы песня стала "зримой". На первом региональном конкурсе имени Клавдии Шульженко я занял первое место.

-- Евгений Семенович, как все же вы себя отвлекаете от работы?

-- У моих родителей в Брянске был свой дом. Меня приучили заниматься дачными работами. Я это делал и живя в Курске, и в Челябинске приобрел дачу, хотя сейчас пришлось ее продать. А вообще-то меня называют помидорником. Культивировал около 200 сортов семян. Моя коллега, народная артистка Валентина Качурина, приезжая к нам, всегда восторгалась: "Боже мой, какие огромные помидоры!". Собственно, мне не результат, а сам процесс интересен. От мыслей о работе нигде не избавиться, но на природе отдыхаешь душой. Можно пригласить друзей, зажарить на мангале курочку, попить под деревом чайку. Кстати, природа - главный объект моих фото-, видеосъемок.

-- Так вы еще и снимаете?

-- Снимать меня научил главный кинооператор Нижнего Поволжья. Одно время я переписывался с кинорежиссером Петром Тодоровским, и он советовал: "Женечка, научись, прежде всего, снимать натуру. В обыденности всегда можно увидеть нечто особенное". Когда в молодости я всем надоедал своей камерой и мне говорили: "Что ты тут трещишь!", - я думал: пройдут годы, и мой труд оценят. Так и вышло. Я снимал мою дочь с момента ее рождения и потом через каждые полгода. А к ее 25-летию смонтировал фильм и подарил ей. Она рыдала. Сейчас много снимаю Челябинск, буду показывать родне в Брянске.

Когда занимаешься любимым искусством, поешь любимые песни, снимаешь природу, живешь с любимой женщиной, наверное, это и есть счастье.

-- Пройдет год, закончится творческий отпуск. Что дальше?

-- Вернемся отдохнувшими, придем в театр и скажем: "Ну-с, мы готовы! Чем будем удивлять?" Сил у меня еще много, энергии много. Есть что сказать публике и есть что спеть.

Беседу вела Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет