Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

От гармошки до свинга

04.07.2007
Руководитель большого джаз-оркестра Челябинска Станислав Бережнов отметил свое 65-летие

Антонина ВИННИКОВА
Челябинск

Известная с давних времен поговорка "незаменимых у нас нет", пожалуй, неприменима к деятельности Станислава Бережнова. Особенно если учитывать все то, что он сделал для развития челябинского джаза. Одним из самых крупных достижений Станислава Васильевича является биг-бэнд "Джаз-Академия", созданный три года назад. Сейчас это уже успешный коллектив, сумевший приобрести высокий статус и полюбиться как публике, так и коллегам. По-прежнему оркестр остается главным предметом забот Станислава Бережнова, который даже свой юбилей сделал поводом поговорить о биг-бэнде.

Руководитель большого джаз-оркестра Челябинска Станислав Бережнов отметил свое 65-летие

Антонина ВИННИКОВА

Челябинск

Известная с давних времен поговорка "незаменимых у нас нет", пожалуй, неприменима к деятельности Станислава Бережнова. Особенно если учитывать все то, что он сделал для развития челябинского джаза. Одним из самых крупных достижений Станислава Васильевича является биг-бэнд "Джаз-Академия", созданный три года назад. Сейчас это уже успешный коллектив, сумевший приобрести высокий статус и полюбиться как публике, так и коллегам. По-прежнему оркестр остается главным предметом забот Станислава Бережнова, который даже свой юбилей сделал поводом поговорить о биг-бэнде.

-- Вы посвятили джазу всю жизнь. Почему именно ему, а, например, не классической музыке?

-- В классику я не мог пойти по определению, потому что родился на второй год войны. После войны страна зализывала раны, и там было не до музыкальных школ, пианино не было, инструментов: Мне просто повезло, что мой отчим купил аккордеон трофейный, и я начал на нем поигрывать. А до этого играл немножко на гармошке в деревне на свадьбах, первую кружку самогона там выпил. Потом на баяне полторы вещи выучил, потом перешел на аккордеон. Недавно на юбилее очень хорошего человека опять на аккордеоне играл, вспомнил старое: Когда в 17 лет садишься за фортепиано, ты уже не будешь классным пианистом. Надо с трех лет заниматься.

-- А приобщение к джазу?

-- Нас радиостанция "Маяк" пичкала незамысловатыми советскими песенками, как "Ландыши", "Поезда". И вдруг у меня появился приемник с короткими волнами, я услышал музыку, которая меня как дубиной по башке: У меня представление о мире перевернулось. Там, на той стороне планеты, играют такую интереснейшую музыку, которую нам непозволительно было слушать. И уже тогда гэбисты ее глушили, потому что это было как диверсия. Ну как музыка может из человека сделать шпиона, предателя, я до сих пор понять не могу?! И когда я начал слушать эту музыку, она взяла меня на крючок, с которого не спрыгнешь.

-- Как наркотик?

-- Круче наркотика. От наркотика можно излечиться, а от этого невозможно, да и не нужно. А потом уже появился у меня магнитофон, который я сцепил с приемничком и на катушки стал записывать "Голос Америки". Когда поступил в музыкальное училище (меня, кстати, одного из немногих взяли неграмотного, я нот не знал), учился на хоровом отделении. То есть я мог стать хоровым дирижером. Но на занятиях по хору все время косил, говорил, что у меня глотка болит, а сам сидел, аранжировки для джаз-оркестров писал. Потом был оркестр Папашики - наша творческая лаборатория. На него я писал аранжировки.

-- Сейчас уже нет советской власти, но вопрос взаимоотношений власти и джаза наверняка по-прежнему актуален? В чем, по-вашему, заключается эта актуальность?

-- Я, например, не приемлю, когда кто-то из наших музыкантов перед столоначальником становится в лакейскую позу "чего изволите". Творческий человек не должен унижаться. Я вспоминаю, когда у меня был разговор с одним из функционеров управления культуры. Он мне по пьяни что-то наговорил о нашей зависимости от них (а я трезвый был совершенно). Я ему сказал: ты знаешь, ты закончишь здесь работу, пойдешь на пенсию, тебя забудут. А фамилия Бережнова останется. Потому что я двигаю искусство, а не ты. Ты просто сидишь за столом и думаешь, дать мне денег на этот проект или не дать. Вот зависимость от столоначальников - это порочное явление, к сожалению, еще не выбитое. Я пережил девять начальников городского управления культуры. Кто их помнит сейчас? Я знаю, что актеров Лина Варфоломеева, Юру Цапника, музыкантов оперного симфонического оркестра, Гену Смирнова, царствие ему небесное, будут все помнить. Надеюсь, что придет черед и меня будут помнить, и других джазовых музыкантов, как мы сейчас Олега Тергалинского помним. Поэтому я всегда противник, чтобы изгибались, в знак вопроса становились наши музыканты, а есть такие, к сожалению. Мало того, я скажу, что в одно время одному нашему начальнику некоторые мои коллеги (не буду говорить, кто, их мизер) на меня "капали". А он им сказал: "Не трогайте Бережнова, это знаковая фигура!" А эти люди просто исходили желчью по простой причине: я им был конкурент. Потому что, когда создавался оркестр, они думали: "Ага, значит, часть денег Бережнов с оркестром оттянет от нас, часть аудитории оттянет:" Да никто не оттянет. Бог им судья. Жалко, что это в нашем Челябинске. Мы раньше были "не разлей вода".

-- Что вы можете сказать относительно челябинского джаза?

-- Если по международным меркам, то челябинские джазмены могут быть хорошими партнерами зарубежных музыкантов, но реже - лидерами. Мы ведь стараемся приглашать ярких зарубежных музыкантов, а не просто из третьей обоймы. А по российским меркам - да, есть музыканты, которые могут быть в элите. Но это, скорее всего, музыканты не традиционного, а современного направления. И молодые таланты больше, нежели люди старшего поколения. Молодежь более современна, она дальше и больше видит. Есть еще такое мнение, что чем старше дирижер, тем он становится мудрее, на его стороне опыт, знает, как работать с оркестром, партитурами, материалом. Я пока еще не такой мудрый в том смысле, что хочу еще вести активную творческую, и не только, жизнь. Среди дирижеров больше долгожителей. Я тоже хочу быть долгожителем. Не для себя, а для того, чтобы внести большую лепту в развитие нашей музыки. Так что я еще молодой, несмотря на свои 6 и 5.

-- По-моему, редко слышно в Челябинске про молодых музыкантов и современные направления.

-- У нас их, к сожалению, не очень много. В Москву же все нити тянутся, и молодежная сборная России вся там. Там много работы, это вообще центр всего джаза российского. На втором месте - Санкт-Петербург: У нас двое или трое уедут поступать в Москву. Славка Быстров, Сережка Корчагин. Он точно поступит, там его уже ждут, что называется. Надо позвонить втихаря и сказать: "Не, Серегу не берите" (смеется). А из относительно молодых ансамблей - трио "Лимонное дерево" Кости Щеглова, у нас их в шутку называют "Трио щеглов". В целом молодые музыканты есть, только их мало. А для того чтобы их было больше, я считаю, что не надо было искусственно шесть лет назад создавать детское джазовое учреждение с акцией раз в год и с очень малой эффективностью. Нужна серьезная система обучения молодых и, прежде всего, духовиков, с юного возраста. Создать городскую студию детского джазового инструментального творчества. В Челябинске сам бог велел это сделать. Из-за того, что такой студии нет, мы столько лет потеряли. У нас в музыкальные школы поступают пианисты, скрипачи, баянисты, а духовиков - раз-два и обчелся.

-- Ваше основное занятие - биг-бэнд - образовалось всего три года назад. Тем не менее вы достигли определенных высот. Как удалось сделать это за короткий срок?

-- Мы входим в шестерку-семерку лучших оркестров страны. Американский саксофонист Боби Уотсон говорил, что потрясен тем, что их американскую музыку так классно играет биг-бэнд в городе, о существовании которого до встречи с челябинским оркестром он и не догадывался. Он не ожидал, думал, ну какой-нибудь рядовой заштатный оркестрик, "попукают" что-то там и все.

Новосибирские музыканты ко мне подходили на фестивале, говорили: "Классно, ребята, нам очень понравилось". Анатолий Кролл сказал: "Молодцы, продолжаете расти". Он же отслеживает развитие джаза в России по долгу службы. Пригласил бы он в Москву маломощный коллектив на юбилейный 5-й фестиваль "Российские звезды мирового джаза"?

А в чем секрет успеха? Мы работаем, мы репетируем, я ребят прессую, гоняю. По два с половиной, по три часа репетиций 4-5 раз в неделю.

-- Чем интересен сейчас свинговый стиль в джазе? Вообще есть стили, которые вам больше нравятся?

-- Новоорлеанский стиль меня никак не греет, это уже давно игра по желобку, как у попа была собака, и снова да ладом. Мне нравится искусство, которое заставляет думать, современные формы музицирования, где возможны новые, свежие идеи. Свинговый стиль тоже модернизируется, обновляется за счет новых идей в аранжировке, поисках тембра, ритмики, интонаций, композиции.

-- А попсу, естественно, не любите:

-- Из всей нашей попсы постсовковой я могу послушать, скажем, Агутина. Он оригинален как композитор, как исполнитель, и ему аккомпанируют музыканты, которые участвуют в джазовых фестивалях. И они играют с джазовой энергетикой. И он поет с джазовой энергетикой, только не джаз, а свою музыку, попсу Агутина. Я уважаю Александра Серова, который еще и саксофонист. Я не могу не уважать Юрия Антонова. Блестящий композитор! Он уже написал несколько десятков хитов, которые останутся очень надолго. Я страшно люблю Алексея Рыбникова, его опера "Юнона" и "Авось" - это совершенство. И страшно ненавижу Добрынина. За одну песню "Не сыпь мне соль на рану" он должен отсидеть срок.

-- ?

-- Потому что он эту песню написал для братвы, которая его кормила, а нас прессовала, которая убивала, совершала грабежи.

Я считаю, что в искусстве наша творческая роль - не опускаться до уровня восприятия неподготовленного слушателя, но тащить его, что называется, за уши на новый виток познания глубин искусства, в частности джаза. Не как в рекламе "тогда мы идем к вам", а, наоборот, "вы идите с нами". Если мы будем заигрывать с публикой и будем опускаться к ней, то мы сами превратимся в тех, кто еще пока ничего не понимает или понимает очень мало. У каждого музыканта есть своя аудитория. Пойдешь на "Играй, гармонь" - там полный зал бабок беззубых. Вот это их среда. Увидишь бабку 70-летнюю на джаз-фестивале - приятно поразишься. Увидишь джазового музыканта на "Играй, гармони" - поразишься. Ему там делать нечего, это не его музыка. Я это все прошел. Я начинал с гармошки, потом перешел на баян, меня возили по свадьбам деревенским. Но я из этих штанишек давно вырос.

А вообще если искусство понятно всему народу - это не искусство, а попса, музыкальная жвачка. Муси-пуси, джага-джага: И если мы от той аудитории три человека оттянем к себе, они уже не пойдут на Филю Пугачева (я так раньше звал Киркорова).

-- Тем, кто уже "оттянут", чего ждать от вас и биг-бэнда в будущем?

-- В планах у нас сольный концерт гитариста Кости Корчагина со струнной группой и с приглашением гитаристов из малых составов - того же Валеры Сундарева. Также два сольных концерта знаменитого джазового композитора, пианиста, аранжировщика, который в Америке живет, - Николая Левиновского. Один сольный концерт с нашим бэндом, когда я с удовольствием уступлю ему оркестр, второй - с его женой - американской джазовой певицей и струнной группой. Мы намерены продолжать работать с Игорем Широковым - трубачом и флюгельгорнистом из Германии. Кроме того, нам понравилась идея Екатеринбургского театра эстрады сделать джазовый абонемент отдельно от филармонии. Институт музыки тоже ее поддержал. Слушатель может купить билет на год, на три концерта. Руководителем и исполнителем проекта будет прекрасный пианист и обаятельнейший человек из Питера Андрей Кондаков.

-- А как же юбилейные торжества?

-- Сейчас зал в институте музыки на ремонте. Поэтому мы осенью сделаем официальный концерт. Я приглашу гостей, возможно, Анатолия Кролла, Андрея Кондакова, другие коллективы, естественно, публику. Это будет в сентябре-октябре. Без лишней помпы. Просто еще один джазовый концерт.

Комментарии
Комментариев пока нет