Новости

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Стали известны первые команды КХЛ, прошедшие стартовый круг плей-офф.

В ходе рейда оперативники изъяли из оборота более 2000 коробок контрафакта.

Водитель за рулем отечественного авто сбил пешехода около 09:20 27 февраля.

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Биологический отец...

06.07.2007
История о паразитирующих папах и независимости слабого пола

Когда Лена родилась, ее родителям было по 15 лет. Чувства ответственности маленькое существо у них не вызвало. Правда, мама два года кормила Лену грудью: приходила по расписанию и уходила.
Всю заботу о малышке взяли на себя мама и бабушка Лениного папы. Девочка росла в любви и достатке.

История о паразитирующих папах и независимости слабого пола

Когда Лена родилась, ее родителям было по 15 лет. Чувства ответственности маленькое существо у них не вызвало. Правда, мама два года кормила Лену грудью: приходила по расписанию и уходила.

Всю заботу о малышке взяли на себя мама и бабушка Лениного папы. Девочка росла в любви и достатке. Ее прабабушка была основным семейным кормильцем, обеспечивала куском хлеба с маслом и икрой, а также неплохой недвижимостью всех, в том числе и Лениного папу. Бабушка тоже всегда оставалась женщиной профессионально и материально состоятельной. Леночка на тепло отвечала теплом, на любовь - любовью, на заботу - лаской и искренним "спасибо". Отец был всегда рядом, в семье, но для Лены его как бы и не было. Любая ее попытка приблизиться натыкалась на непреодолимую стену.

Однажды на одном из семейных торжеств он ей признался: "Извини, Лена, но у меня нет к тебе никаких отцовских чувств. И ты мне совершенно не нужна. Но, может быть, в будущем ты будешь меня содержать". Каким ножом по сердцу девочки резанули эти слова, тупым или острым, знает только она, но было очень больно. Вполне можно было обойтись без отцовской поддержки. Однако на маленькую девочку навалились беды. Сначала она обварилась кипятком и долго лечилась, потом случился перелом ноги, затем черепно-мозговая травма.

Самым сильным оказался удар под номером четыре: непонятные симптомы, исследования, анализы и окончательный, бесповоротный диагноз: "рак". Человеческие качества проявляются в самых сложных ситуациях. В горах проверяется друг, в разведке - сослуживец, в болезни - те, кто окружает человека. И в этот тяжелый для Лены момент все проявили свои лучшие качества, кроме одного человека - ее биологического отца.

Папа Сережа рос, как тепличное растение, под чуткой опекой мамы и бабушки. Парня любили, вытаскивали из проблемных ситуаций, старались выучить и организовать ему дело. При этом Сергей был и остался митрофанушкой, который, кроме как жениться и пить пиво, ничего в жизни не хочет делать.

-- Так получилось, что он всегда брал и ничего не давал взамен, - рассказывает Лена. - Мне очень больно и обидно за бабулю. До 24 лет она брала его за руку и вела лечить зубы. Каждый визит к стоматологу превращался в трагедию. Однажды, когда я лежала в тяжелом состоянии с кровотечением из носа и ушей, он завистливо заметил: "Лена, какие у тебя хорошие зубы!". Женат он уже третий раз, в последней семье у него дочь. Оба с женой никогда не работали. Живут на то, что продают нажитое моими прабабушкой и бабушкой. И у них вечные праздники. Бабушка несколько раз давала деньги на создание своего дела. Сначала это был цех по обработке дерева. Месяц-два поработал - продал. Потом мастерская по производству изделий из кожи, зал компьютерных игр. Потом киоск. "Попал на долги". Нам начали звонить. Он киоск продал.

Когда Лена с бабушкой два года назад собирались ложиться в первый раз в онкологию, прабабушка была уже при смерти. Конец ее жизни приблизило пристрастие к алкоголю. Она жила в большом коттедже. Папа Сережа с семьей - в двухкомнатной квартире, которую ему подарила бабушка. Перед больницей Лена зашла к прабабушке попрощаться, но та уже не узнала свою любимицу. Тем временем папина семья продала свою квартиру и перебралась в коттедж. Пока Лена с бабушкой разбирались с диагнозом, умирающая прабабушка, состояние которой трудно было обозначить, как "в здравом уме и твердой памяти", переписывает завещание. По первой ее воле она отписывала все имущество дочери, а следовательно, и Лене, находящей у нее под опекой. Согласно второй, заверенной нотариусом бумаге львиную долю состояния, коим является коттедж в престижном месте Челябинска, она оставила своему непутевому внуку. Прабабушка умерла, Сережина семья обосновалась в коттедже.

-- Однажды, - вспоминает Лена, - они приехали к нам и сообщили, что продают коттедж. Наташа (Сережина жена) уезжает в Швейцарию, там купит себе норковую шубу, а отец собирается приобрести джип. Я прекрасно понимаю, что бабуля не могла оставить завещание на такого человека. Тем более, она умерла 22 июля, я у нее была 1 июля, когда она меня не узнала, а завещание подписано 2 июля. Решила отстоять свои права в суде, доказав, что мой отец завладел имуществом нечестным путем. Мы бы так и оставили, пусть бы он жил в этом доме, не начни он его продавать. У них та квартира ушла за год. Продали за 1 миллион 400 тысяч рублей, и этих денег уже нет.

Первая попытка защитить права на наследство провалилась. У Лены сложилось впечатление, что суд рассматривал дело односторонне, в большей степени слушая ту сторону и совсем не обращая внимание на доводы Лены и ее бабушки.

Лена точку в этой истории не поставила. Сейчас у нее есть хорошие помощники. Председатель региональной общественной организации "Совет родителей", член Общественной палаты ЧО Евгений Алексеев развернул активную деятельность, привлек к делу грамотных юристов. Начались хлопоты по лишению "папы Сережи" родительских прав. В одном суде лишили, в другом - восстановили. Юрист организации Вадим Шурупов видит перспективу в этой судебной истории и намерен довести все дела до победного конца. Обратились за помощью к прокурору области Александру Войтовичу, который обещал в рамках своих полномочий принять участие в решении проблемы.

-- Я уверен, что девочка с такой колоссальной волей к жизни выздоровеет, - говорит Вадим Шурупов. - Она обязательно добьется успеха. Ее папа в этом случае подаст в суд о выплате алиментов на содержание родителей. Это Семейным кодексом предусмотрено. А с другой стороны, он ее сильно обидел. Бывает много отцов: классные и ужасные, большинство где-то посередине. А он никакой. Возникла угроза, что могут лишить родительских прав, - переосмысли свои жизненные позиции, может быть, что-то ты делаешь не так. Нет.

-- С юридической точки зрения, - продолжает Вадим Шурупов, - по завещанию ее права были ущемлены, поскольку она находилась на иждивении умершей бабушки больше, чем один год. До девяти лет жила в ее доме. Нотариус не включил ее в число наследников, хотя об этом было заявлено в устном порядке. В суд второй инстанции, который восстановил родительские права Сергея, он представил характеристику, на основании которой была принята его сторона. Еще одну справочку предоставил спустя месяц в службу судебных приставов для оплаты алиментов. Во втором случае он подсобный рабочий, а в первом - мастер, который "щедро делится опытом со своим коллективом". Мы написали заявления в прокуратуру о проверке Сергея по признакам фальсификации доказательств по гражданскому делу. Запрашивали информацию, оказалось, что у него нет отчислений в Пенсионный фонд, соответственно он нигде не работает. Я лично беседовал с директором, подписавшим характеристику. Он рассказал, что его попросили помочь человеку. На основании именно этой характеристики, которая не имеет никаких реквизитов, суд принял решение.

Что касается завещания, мне бы хотелось, чтобы судьи беспристрастно рассмотрели в надзорной инстанции все документы, в первую очередь заключение судебно-психиатрической экспертизы умершей, которое не было принято во внимание. Если посмотреть протокол судебных заседаний внимательно, там масса явных противоречий:

-- Это полнейшее предательство со стороны отца, - говорит Марина Юрьевна, директор школы, в которой Лена училась до болезни. - Лена - удивительная девочка, с ярко выраженной активной позицией и от рождения какая-то светлая. Эта жуткая трагедия обрушилась на нас как гром среди ясного неба. Мы собирали деньги, сдавали кровь. Она долго болела, была прикована к постели. Перевели в специализированную школу, которая ведет обучение на дому. Но мы считаем Лену своей. Она меня иногда поражает своей жизненной философией. Я смотрю и говорю себе: "Тебе у нее надо поучиться, посмотри на ребенка". Эта девочка не позволяет быть равнодушными, она заставляет работать души чужих для нее людей. И в противовес всему этому есть немота и слепота родного для нее человека, который за счет больного ребенка еще что-то хочет поиметь. Мне очень жаль Ленину бабушку: ей больно видеть, что сын развился в очень большого свина...

Понятно, что чувства разуму не поддаются. Но помимо любви существуют ответственность и сознание. Папа Сережа лишен и этих основополагающих для любого человека качеств.

-- Я на него не обижаюсь, - объясняет Лена, - я просто его не понимаю. Мне трудно это сделать, потому что он меня менял на любую встречную женщину. Хочу лишить его родительских прав. В этом стремлении меньше практических намерений, больше моральных. Я хочу, чтобы этот человек знал, где его место. Хочу заставить его работать. Папа забрал коттедж. Он правильно рассуждает и точно знает: если мне все достанется, я его никогда не посажу на свою шею. Бабуля могла перед смертью что-то и подписать, но ею тогда очень легко было управлять. Мне стыдно за своего отца. Это не ненависть, это брезгливость.

Лене сейчас 15 лет. Ровно столько же было ее родителям, когда она появилась на свет. Она глубоко верующий православный человек, ходит в церковь и просит у Бога выздоровления. Лена победит болезнь, она знает, что сегодня ее диагноз уже не звучит как приговор. Для того чтобы стать здоровой, добиться своих целей (а она хочет получить хорошее образование и открыть свое дело), нужны силы. И еще деньги. Ее папа считает, что ему они нужнее. На одной чаше весов жизнь, на другой - джип и норковое манто. На фоне своего паразитирующего папы Лена формируется ответственной, самостоятельной и независимой девочкой. В ее семье все женщины независимые. К сожалению, подобные явления, когда мужчины паразитируют, а женщины берут ответственность на себя, у нас не редкость. Такой вот перекос...

Я тщетно пыталась дозвониться до Сергея: никто в его доме не брал трубку. Караулить его у коттеджа не стала, решила задать свой вопрос в газете. Пусть ответит на него сам себе. Неужели он не понимает, что старшая дочь его очень любит, как и его мама Римма Михайловна, вынужденная встать на сторону своей внучки? Ситуация зашла слишком далеко, но это не финиш. Прекратить семейный кризис сможет только прозрение Сергея. Два очень близких ему человека ждут от него самостоятельных мужских поступков. Они будут счастливы, если Сергей это поймет.

И еще я хотела ему сообщить, что Лена только что прошла очередной курс химиотерапии, есть осложнения, ее направили в стационар. Как и все последние два года, нужны дорогие лекарства и усиленное питание. У Риммы Михайловны проблемы с деньгами.

Лена не была против того, чтобы в материале была указана ее фамилия. Я этого не сделала, чтобы дать Сергею шанс осознать, что он мужчина, отец, муж и сын.

Ирина ДУРМАНОВА

Комментарии
Комментариев пока нет