Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Совесть важнее мундира

20.07.2007
Бывшего начальника ЮУЖД Анатолия Левченко на Южном Урале вспоминают добрыми словами

Как уже сообщал "Челябинский рабочий", президент ОАО "РЖД" Владимир Якунин освободил начальника ЮУЖД Анатолия Левченко от занимаемой должности, назначив на равноценный пост в Самаре - столице Куйбышевской магистрали. Вряд ли перемещение имеет скрытую подоплеку. Скорее, обычная для общенациональной компании ротация кадров. Сам Анатолий Степанович, кажется, этому рад. Через год пенсионный возраст, а уходить на заслуженный отдых лучше с той дороги, где отработал дольше.

Бывшего начальника ЮУЖД Анатолия Левченко на Южном Урале вспоминают добрыми словами

Как уже сообщал "Челябинский рабочий", президент ОАО "РЖД" Владимир Якунин освободил начальника ЮУЖД Анатолия Левченко от занимаемой должности, назначив на равноценный пост в Самаре - столице Куйбышевской магистрали. Вряд ли перемещение имеет скрытую подоплеку. Скорее, обычная для общенациональной компании ротация кадров. Сам Анатолий Степанович, кажется, этому рад. Через год пенсионный возраст, а уходить на заслуженный отдых лучше с той дороги, где отработал дольше. Левченко восемь лет возглавлял Куйбышевскую магистраль, затем два года был ректором Самарской академии путей сообщения. Лишь после этого, пять лет назад, стал начальником ЮУЖД. Биография даже для успешного железнодорожника не совсем типичная (не всякий производственник был ректором), хотя и сенсациями не изобилует.

Показательно другое: представитель "старой гвардии" в последние полтора десятка лет оказывался на ключевых постах при проведении рыночных реформ и трансформации отрасли из сферы государственной службы в бизнес. Впрочем, слова "бизнес", "топ-менеджер филиала", "презентация" к его образу упорно не липнут. Левченко кричаще непрезентабелен. Причем с точки зрения как советской железнодорожной школы с ее военной субординацией, так и канонов современного имиджа. На Южно-Уральскую из Самары прибыл не в самолете (как "принято"), а на собственной "Ниве", в которой привез с собой жену и восьмилетнего сынишку.

На первой встрече с командным составом в присутствии министра не произнес ничего вдохновляющего. Сказал только: "Мы все здесь люди нормальные. Будем работать. Все будет нормально". На следующее утро отправился смотреть станцию Челябинск. Полевая железнодорожная форма, расстегнутый ворот рубашки, простенькая ветровка. Встречаясь с тружениками, расспрашивал о работе, подбадривал их шутками. Рассказал, к примеру, как на одной из магистралей рабочие устроили железнодорожному начальнику бойкот за то, что тот, проводя инспекционную проверку, прихватил гуся с чужого сельского подворья.

В простенькой ветровке Левченко общался как с обычными тружениками, так и с руководителями области. Такое нарушение делового этикета для многих было знаком: человек приехал на Южный Урал не с "миссией", а просто жить. "А где живут - не мусорят", - говорит Левченко. За пять лет Южно-Уральская выплатила бюджетам всех уровней накапливавшиеся годами долги. В столице каждого из субъектов РФ, по которым проходит ЮУЖД, появились реконструированные вокзалы (лучший из них - в Челябинске). Не считая обновленных вокзалов линейных станций. В Челябинске к августу дозреет возведенный от фундамента пригородный комплекс.

Задиристый и неудобный

-- Анатолий Степанович, не так давно на аппаратном совещании мэр Челябинска Михаил Юревич посоветовал своим чиновникам для решения какого-то вопроса обратиться к вам. Потому что вы вменяемый человек. Так мэр сказал. До этого у вас были прекрасные отношения с Вячеславом Тарасовым. Среди губернаторов, с которыми вам приходилось работать - от крайне правых по убеждениям (лет десять назад такие были) до коммунистов. Как вы со всеми ладите?

-- Зря вы думаете, что я покладистый. Все не так просто. Я задирист и неудобен. Но, когда надо для дела, готов разговаривать с любым. И с Юревичем тоже. Возьмем, к примеру, городскую электричку. Нам она нужна, чтобы чуть-чуть сократить убыточность пригородных перевозок. Юревичу - в политических целях и, первоначально, как альтернатива метро. То есть выгода обоюдная. Главное - горожанам удобно. Но мы-то вложили свои 120 миллионов рублей, купив три поезда и оборудовав платформы. А городские власти подъезды к этим платформам пока не сделали. Хотя речь идет о том, чтобы завернуть к городской электричке две троллейбусные ветки. Уверен, мэрии это будет выгодно, потому что наша электричка пользуется спросом. Но Юревичу же надо собрать пять заинтересованных человек, перед кем-то кулаком по столу стукнуть, кому-то на словах объяснить. А он этим не занимается. Времени, наверное, нет.

Вокзал пригородный строим тоже для города. Но городских чиновников пришлось упрашивать, чтобы помогли решить вопрос с отводом земельного участка под комплекс. Нужно было освободить землю от лишних торговых точек. Для того чтобы к вокзалу подъехать можно было. Кстати, один торговец вообще ставил условие, что мимо его магазина к пригородному комплексу люди должны подъезжать за определенную плату. С чего он это взял, не знаю. Кажется, убедили его, что не прав. Хотя разруливать эти вопросы должны городские чиновники. Мы просим у них не денег, а элементарного понимания общих интересов.

Согласен: ладить со всеми надо, потому что дело требует. Хотя иногда не выдерживают нервы и голос на крик срывается. Особенно, когда чувствуешь, что говоришь, как в стену. Я не Юревича имею в виду. Его есть за что уважать, как и любого человека. Споры возникают со всеми, и это нормально. За пять лет я дважды был на грани отставки. Но люди, от которых зависело решение, видимо, почувствовали: опираться можно лишь на тех, кто сопротивляется. А не на тростинку, улавливающую малейшее дуновение ветра. Если зрелый человек, отстаивая свою позицию, рискует должностью, значит, к его мнению стоит, по меньшей мере, прислушаться. Я благодарен за это понимание.

-- Пассажирские перевозки для железнодорожников убыточны. Вам-то зачем было мучиться с вокзалами. Вы не мэр. От любви избирателя не зависите.

-- Вокзал, пассажирский поезд - то, что близко и понятно людям. А когда делаешь что-то нужное для людей и понятное им, обретаешь новую опору в повседневной работе. Можно быть просто начальником дороги: выполнять график движения поездов, планы погрузки, приносить деньги в компанию. Все это важно. Но если "не заметил" того, что другим бросается в глаза, становится неуютно. Людей не обманешь тем, что это "не твои проблемы". И себя, самое главное, тоже. Примерно так было с вокзалом в Челябинске. Несколько лет шел вяло текущий ремонт. И еще бы продлился неизвестно сколько. Выручил Петр Иванович Сумин. Из областного бюджета выделил часть средств. А ведь губернатору тоже есть куда деньги девать. Но он проникся. Потому что человек порядочный. И сейчас тоже гордится вокзалом. Когда мы с ним поднялись на девятый этаж обновленной гостиницы, возник вопрос о совместном строительстве пригородного вокзала. Областному бюджету это обошлось в 150 миллионов рублей. Много это или мало? Пассажирский комплекс - как знамя: само по себе - недорогой кусок тряпки, и с точки зрения человека прагматичного - вещь абсолютно не нужная. Но на знамени все держится. Нам удалось доказать значимость проекта руководству ОАО "РЖД". Хотя президенту компании вокзал в Челябинске не настолько важен. У него в отрасли примерно пять тысяч таких вокзалов. А челябинцу важно купить билет без очереди, в комфорте дождаться отправления поезда и уехать с миром. А потом так же с миром вернуться.

Куда поворачивают рельсы?

-- Давайте попробуем разобраться в сути отраслевых реформ на примере пассажирского комплекса.

-- Из структуры ОАО "РЖД" выделяются вполне самостоятельные компании. Это необходимо по нескольким причинам. Во-первых, обеспечивается прозрачность бюджета пассажирского комплекса, и мы четко видим, где сможем обойтись сами, а где необходимы субсидии от государства, как в развитых странах мира. Во-вторых, создается юридическая база для направления этих субсидий. Государство лишь в качестве инвестора может тратить на комфорт пассажиров бюджетные деньги. В-третьих, и это в перспективе - создается конкурентная среда. Думаю, пройдет несколько лет, и житель, предположим, Челябинска или любого другого города сможет выбрать, поездом какой фирмы ему ехать. В этом отношении мы уже чего-то достигли. Фирменный поезд "Ильмень", который летом курсирует до Анапы, оборудован с участием частных инвестиций. И это первая ласточка.

-- Раньше пассажир знал: за все отвечает Левченко. А что будет потом?

-- Начальник дороги и впредь будет за все отвечать. Потому и сохраняется этот институт, координирующий действия всех участников процесса перевозок, независимо от особенностей той или иной компании и формы собственности. Сейчас я говорю уже не только о пассажирском комплексе, а обо всех аспектах нашей работы.

-- На железную дорогу приходят рыночники, которые зачастую не знают специфики транспорта. Для отрасли и ее клиентов это серьезный риск?

-- Когда в такой сложном организме, как железная дорога, проходят масштабные преобразования, риск неизбежен. Но если компанией будет руководить нынешний президент, реформы пройдут безболезненно. Говорю это не из корпоративной этики. Просто Владимир Иванович Якунин умеет слушать и слышать. Это позволяет ему ориентироваться в тех сферах, особенности работы в которых мы постигали десятилетиями.

-- Что представляют собой частники, работающие на инфраструктуре РЖД?

-- Про фирмы, которые специализируются на обслуживании пассажиров, уже сказал. Другой яркий пример - операторские компании. Юридически они абсолютно не зависимы от "Российских железных дорог". Арендуют или приобретают в собственность вагоны и перевозят грузы. У грузоотправителя появляется выбор. В этом тоже смысл реформы. Трудность в том, что путь, по которому передвигаются вагоны как новоиспеченных фирм, так и ОАО "РЖД", один. И требования к безопасности перевозок одни и те же, и график единый. Так вот, за соблюдение безопасности и графика отвечает по-прежнему кто-то один. В конечном итоге это начальник дороги.

Мастер решает все

-- Кем легче работать: ректором или начальником дороги?

-- Трудно везде. Работа начальника дороги оперативная. Решения принимаются быстро, и от скорости их воплощения зависит качество всего процесса перевозок. Поэтому приходится быть резким. В вузе ситуация другая. Личность резкими поступками и хорошо поставленным голосом не воспитаешь. Когда перешел в академию, жена порадовалась: я стал мягче и обходительнее. С другой стороны, у начальника дороги всегда больше возможностей решить проблему. Руководитель вуза стеснен в средствах. И вначале это особенно угнетало. Помню еще один угнетающий эпизод. Делали в Самаре учебный полигон. Надо было правильно рассчитать и положить стрелку. Не помню, какая возникла проблема, но решить ее не мог ни доктор наук, занимающийся проблемами путевого хозяйства, ни я, прошедший школу начальника дороги. Знаете, такое чувство безысходности овладело: стыдно было и за себя, и за профессора. Позвонил знакомому руководителю дистанции пути, попросил прислать толкового мастера. И вы знаете, когда этот труженик, приехав с путейского "окна", в считанные минуты сделал все, что требуется, в порыве чувств его обнял. Еще работая ректором, убедился: не правы те, кто ругает молодежь. Мы были хуже, учиться не хотели. А они молодцы.

-- Года два назад вы разбирали тяжелый травматический случай. В конце разбора в переполненный зал бросили фразу: "Какой же я начальник дороги, если у меня в мирное время люди гибнут?!" Вы публично поставили под сомнение собственный авторитет.

-- Есть вещи, которые важнее мундира. Я не знаю, что в таких случаях рекомендуют делать, а чего нет. Мне это безразлично. Я из простой крестьянской семьи. Не знаю, как можно заботиться о мундире, когда погиб человек - такой же, как твои родители, братья, просто близкие люди. Это все равно, что отречься от отца. Представляешь, у тебя отец машинист, а ты не уважаешь машиниста, потому что ты в отличие от него - обычного труженика - учился, руководил людьми, и у тебя, понимаешь, опыт. Так кто же ты после этого с таким опытом?!

-- Сын готовится стать начальником дороги или президентом компании?

-- Главное, чтобы стал нормальным мужиком, хорошим человеком. Его дядя, брат моей жены, - высококлассный токарь. По-моему, это лучший пример для подражания.

Андрей САФОНОВ

Комментарии
Комментариев пока нет