Новости

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Мальчик получил переохлаждение, но избежал травм.

Девушке удалось сбежать и добраться до отделения полиции.

55 человек уже получили документ, дающий право на соцподдержку.

Спящего мужчину между станциями Менделеево и Григорьевская увидел машинист поезда.

После ДТП с участием фуры в районе Кондратово оказалось заблокировано движение транспорта.

Пациента машины со спецсигналом отвезли в лечебное учреждение на другом реанимобиле.

От полученных травм мужчина скончался на месте.

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Знание - не сила?

31.07.2007
Современная наука виновата в том, что она - не Бог

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

- Павел Борисович, я прочитал вашу книгу "Дети хаоса" и теперь, с вашей помощью, хочу ее "расшифровать", то есть так ее "упростить", чтобы сделать понятной не только специалистам, но и более широкому кругу читателей. После этой фразы я сразу - приступаю.
Итак, о двух цивилизациях. Вы напоминаете нам о том, что много столетий и тысячелетий на земле преобладали цивилизации, которые называете традиционными.
- Да, это цивилизации, в которых все определялось религией.

Современная наука виновата в том, что она - не Бог

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

-- Павел Борисович, я прочитал вашу книгу "Дети хаоса" и теперь, с вашей помощью, хочу ее "расшифровать", то есть так ее "упростить", чтобы сделать понятной не только специалистам, но и более широкому кругу читателей. После этой фразы я сразу - приступаю.

Итак, о двух цивилизациях. Вы напоминаете нам о том, что много столетий и тысячелетий на земле преобладали цивилизации, которые называете традиционными.

-- Да, это цивилизации, в которых все определялось религией.

-- А потом, не так давно, лет четыреста назад, уже в Новое время, в Европе появилась цивилизация, которую вы называете информационной.

-- В этой цивилизации религия потеряла свое значение, хотя и сохранилась.

-- Что касается традиционного общества, то в нем на любой вопрос был один ответ: так велено Богом.

-- В известном смысле - да.

-- И оно жило "по традициям".

-- Причем речь не просто о накоплении опыта, а о сохранении первоначальных истин в незамутненном состоянии. Максимально - без изменений. Попытки самочинно что-то изменить в вероучении, тем более в догматике, резко пресекались.

-- Общество хотело законсервироваться?

-- Да, оно к этому стремилось. Чтобы все было крепко и неизменно во веки веков. Почему так? Раз этот мир создан Богом, то поправлять его - улучшать, реформировать - никак нельзя. Мир создан идеально. Любые поправки подозрительны.

-- И вот наступил ХVI век. И не весь мир, а только Западная Европа впала в смуту.

-- Католическая церковь потеряла свой абсолютный авторитет.

-- Появились сомнения в устоях.

-- И сомнения весьма серьезные.

-- А все дело в том, что европейцы обратились к своему разуму. В результате чего возникла наука.

-- Да, была определенность: все сотворено Богом. И она зашаталась. Наука возникла как попытка дать людям новую определенность.

-- Изучить мир? Объяснить, что, из чего и почему произошло?

-- Да, за счет разума, рационально.

-- Авторитет науки рос, рос... Эпоха Возрождения, эпоха Просвещения. И к девятнадцатому веку...

-- В девятнадцатом веке считалось, что наука решит все проблемы. Пафос Жюль Верна, например, - в этом.

-- Вместо веры в Бога появилась вера в науку, в ее могущество. Однако уже в середине двадцатого века стали поговаривать о кризисе науки.

-- Она, оказалось, не всесильна. И не всегда во благо людей.

-- А в чем ее слабость?

-- В том, что научным путем, эмпирическим, то есть опытным методом, методом эксперимента, методом обобщения данных сотен и тысяч экспериментов решаются не все проблемы. В вопросах духовности, морали, смысла жизни наука не компетентна. Оказалось, что наука не способна создать целостную и ценностную картину мира. Как жить? В чем смысл жизни? Один философ сказал, что смысл жизни в том, чтобы... жить. Но люди не хотят так, чисто биологически жить. Им надо в этом мире определиться. А наука, как выяснилось, не способна дать нам потерянную определенность. История запуталась в переизбытке интерпретаций. Все больше мнений, точек зрения, идей, концепций, формул. Мозаика исторических фактов не складывается в единую картину.

-- Пусть так. И что теперь?

-- Выясняется, что религия была не просто отжившим представлением о мире, но она объясняет человеку ту сторону реальности, которая недоступна науке.

-- Что же делать? Вернуть религию?

-- Понимаете, я к этому отношусь очень трезво. Конечно, нельзя искусственно насаждать религию. Мне кажется, прежде всего, надо отказаться от фальсификации религии. Надо вернуть ей то уважение, которое она заслуживает. Дать ей возможность спокойно развиваться. Чтобы представители культа могли прийти в общество и сказать ему то, о чем не говорит наука.

-- Вопрос в том, сколько религии. И сколько науки. В своей книге вы приводите высказывание Л.Гамбетты, относящееся к 1877 году: "Мы хотим лишь вернуть духовенство в церковь". Может быть, так и надо? Кто верит в Бога, идет в церковь. Или она должна владеть всем обществом?

-- Дело в том, что религия сразу дает человеку абсолютное знание о мире, а научное знание всегда относительно. Наука даже не обещает, что когда-нибудь в будущем даст полное представление о мире. Она сама признается, что процесс познания бесконечен. Наука не дает абсолютной истины. Или, что одно и то же, обещает вечное движение к ней. А религия выстроила мир от Абсолюта и решила все проблемы.

-- Я согласен, что человеку, чтобы жить, чтобы действовать, изначально необходимо знать, как этот мир устроен. Но как быть, если такого объяснения нет? Дать любое?

-- Можно дать и любое. Но "любое" скоро рухнет. А религия зиждется на предельном основании и все выводит из него. Вы скажете: Бога нет. Но это нельзя доказать.

-- Как нельзя доказать и то, что он есть.

-- Да, и это недоказуемо.

-- Но ведь и в Боге люди сомневались всегда.

-- Да, сомневались. Ну и что? Просветители только и делали, что искали противоречия в Библии. Сказано "не убий", а убивают... Помните знаменитую историю о городе, который намеревались взять крестоносцы? В городе жили катары, то есть еретики. Ночь. Что делать? Штурмовать сразу? Тогда пострадают не только еретики. Начнется резня на улицах. Могут пострадать и истинные католики. И тогда папский легат сказал: "Штурмуйте, уничтожайте всех, Бог разберет своих". Для нас это кощунственно. Как это - уничтожайте всех? Но религиозный человек понимает это иначе: те невинные католики, которых убили в резне, попадут сразу в рай. Неизвестно, попадут ли туда те, кто остался в живых, а эти - уже там. Понимаете, смерть для верующего человека - не последнее. Для нас смерть ужасна, потому что на ней все кончается.

-- А рай - это и есть смысл жизни, который дает человеку религия?

-- Можно сказать и так.

-- Но есть ли рай, тоже доказать нельзя.

-- Нельзя. Как и то, что его нет.

-- Неизвестно, есть жизнь за чертой смерти или нет ее, религия, однако, обнадеживает человека и приглашает его жертвовать собой. Подведение к жертвенности - мораль более чем сомнительная. И вообще человеческая жертва - это такая древность, такая дикость...

-- Павел Борисович, согласитесь, спор о религии и науке сводится к старому философскому спору о том, что первично - сознание или материя. Из этих двух мудростей надо выбрать одну или как-то их совместить?

-- Это ложное, эгоцентристское противопоставление. Скажу о другом. В религиозных обществах была ясная картина мира. В информационном обществе информации много, а определенности нет. Что современный мир дал человеку? Все его преимущества относительны. Быстрей ездить? Вкуснее есть и пить? Дольше жить? Но мало прожить девяносто лет, важнее, как эти годы прожиты. Может быть, жить меньше, но в полноте смысла.

-- Значит, тогда, до Нового времени, было лучше?

-- В определенном смысле, лучше. Это было более качественное существование.

-- И, значит, человечеству, Европе в первую очередь необходимо было удержаться на том уровне любой ценой? Не меняться? Не двигаться? Стоять на одном месте, застыть?

-- А куда двигаться, если и так хорошо? У религиозного человека смысл жизни в том, чтобы как можно ближе приблизиться к Богу. Спасти свою душу. Люди были довольны своим положением, своим сословием, мало ездили, были равнодушны к дальним странам. А в чем смысл жизни современного человека? Купить новый автомобиль? Перебраться в другую квартиру? Получить удовольствие от еды, комфорта, наркотиков, секса? Разве это качественная жизнь? А в традиционных обществах колоссальное количество сил и материальных средств расходовалось часто вовсе вроде бы неразумно. Например, в Египте больше заботились не о повышении урожайности, не о постройке плотин или жилых домов, а о возведении пирамид.

-- Что получается? Мир и Европа в первую очередь - в тупике?

-- Именно так.

-- Допустим. Однако почему-то арабы с традиционного Востока толпами едут в тупиковую Европу.

-- А они уже подверглись пропаганде современной цивилизации.

-- Но как так случилось, что Европа угодила не туда? История совершила ошибку?

-- Отчасти дело в том, что христианство как никакая другая религия дает человеку свободу воли. То есть поступить даже против воли Бога. А это большой риск. Такая "свобода" привела к тому, что в Европе развились такие явления, как экономизм, меркантилизм, деньги, право, индивидуализм.

-- Я согласен с вами, что общество Запада много потеряло в духовности. Оно увлеклось материальным, телом. Будем считать, что в традиционных обществах духовности больше. Но, может быть, эти два течения должны пойти навстречу друг другу?

-- Нет, одно отрицает другое. Если их сплавить, то одна из идей восторжествует и вытеснит другую.

-- И победит религия?

-- Скорее всего.

-- Ясно. У меня остался последний вопрос. Если обозреть историю с высоты современности, какое чувство возобладает в душе - светлое или темное?

-- Надо занять достойную позицию. Не слишком обольщаться и не слишком прибедняться. Я думаю, для людей, которым все еще дороги качественные моменты жизни, - для них современный мир неудобен и неприятен.

-- И "религия прогресса" - не для вас?

-- Религия прогресса, она для крыс. Для тех, кто выживает любым способом.

-- И что же сказать детям и внукам? Было лучше, становится все хуже?

-- Чтобы жизнь стала лучше, надо меняться самому. Надо жить честно, нравственно. Вот и все. Лучше - связать себя с церковью.

Это - позиция ученого П.Б. Уварова. Я ее уважаю, но не разделяю. Моих аргументов - десять.

ПЕРВЫЙ

Есть две гипотезы. Первая - Бог есть. Вторая - Бога нет. Обе - недоказуемы. Значит, пока - ничья.

Но хорошо. Пусть так: он есть - Творец. Или Бог. Я легко на это соглашусь. А еще легче это примут ученые - те, кому дано проникать в глубь Творения, кому раньше всех дано удивиться совершенству Мироздания. Такому совершенству, которое вольно или невольно наводит на мысль о том, что Это задумано и воплощено кем-то одним, Всевышним. Проект Бога, его же исполнение.

Пусть так. Но Творец - это одно, а непорочное зачатие, воскрешение из мертвых, переселение душ в рай или ад, хождение по воде - это, простите, другое.

И все-таки... Ну, Творец создал Вселенную. А кто создал Творца? И что было до шести дней Творения? Хаос? А что такое хаос? И что было до него?

Я думаю, нет у Вселенной начала и нет у нее конца. А есть только метаморфозы, то есть вечные превращения одного в другое, вечное движение.

ВТОРОЙ

Атеизм - да, но как личный выбор, а не как государственная политика. Не надо отменять религию. Может быть, когда-нибудь она отменится сама. А пока, как сказал академик Е.Александров, "человек жаждет надежной - сверхчеловеческой - опоры в своей бренной и единственной жизни". В трудную минуту, когда не осталось никакой надежды, человек падает на колени, поднимает голову к небу или к образу и молит Бога о помощи и пощаде...

На Земле еще очень много минут, когда человек слаб и беспомощен.

ТРЕТИЙ

Когда-то религия была очень влиятельной. Можно допустить, что чем древнее, тем влиятельнее. Я вычитал у Эриха Церена - и это запало в памяти, что "Вавилон имел 53 храма великих богов, 55 святилищ бога Мардука, 300 святилищ земных и 600 - небесных божеств, 180 алтарей Иштар, 180 алтарей Нергал и Адади и 12 других алтарей". В древности религиозным было если не все общество, то почти все. Потом из него выделилось светское общество. С годами и веками религия теряла свои позиции. Она не потеряла их совсем, но тенденция - к тому.

Есть такие сведения: сейчас в мире 2,1 млрд. христиан, 1,3 млрд. мусульман, 900 млн. индуистов, 390 млн. даосистов, 370 млн. буддистов и 1,1 млрд. атеистов.

Значит, что? Было: 100% религии и 0% науки. Потом наука набирала проценты, а религия их теряла. Сколько теперь среди людей религии и науки, сказать трудно. Но тенденция - ясная.

Сначала религия науку отвергала начисто. Не признавала никак, ни в каком виде. Ни во что не ставила. Выскочкой обзывала. Потом в ней кое-что приняла. И - все больше и больше. Теперь - папа Иоанн Павел II: "Вера и разум подобны двум крылам, на которых дух человеческий возносится к созерцанию истины". Религия отдала науке почти все, себе оставила только человека, точнее, его сознание, еще точнее, его подсознание. Как раз то, в чем наука еще слаба.

При всем при том религия заслуживает нашего почтения, хотя бы за свой возраст.

ЧЕТВЕРТЫЙ

В России, однако, религия воспрянула духом. С каждым годом, по статистике, растет число верующих. Иногда такое впечатление, что уже все - с Богом. Теперь моднее быть гомосексуалистом, чем атеистом. Происходит нечто вроде религизации страны.

В 90-е годы наши государственные мужи решили, что Россия обойдется вообще без идеологии. Очень скоро, однако, выяснилось, что так не бывает. И тогда спешно прибегли к старой идеологии - религии.

Что у нас прибавилось? Религии. Что у нас убавилось? Науки.

Конечно, не все так просто. Я, например, крещенный еще в детстве, но в загробную жизнь не верующий, хотел бы жить в православном обществе, а не каком-то другом. Ведь православие - не только церковь, это образ жизни. И это, что еще важнее, система единения людей. И я могу понять политических деятелей, которые, укрепляя Россию, приобщают к политике православие. Но почему так, чересчур, аврально, без меры, без такта?

ПЯТЫЙ

Мода не обходит и науку. С некоторых пор модно разочарование в эпохе Просвещения. Она, эта эпоха, давшая миру науку, будто бы виновата в том, что Европа переживает не лучшие времена. Да, под спудом у Европы кризис, но это - нормально. Кризисы, они никого не обходят. И "благополучная" Европа - не исключение.

Еще одна научная мода - на прошлое, на древность. Ее апология. Восхищение ею. Будто бы мы ошибаемся, думая, что наши далекие предки знали меньше, чем мы теперь. Или мы в чем-то превосходим их. Охотники и собиратели будто бы жили в довольстве и имели много свободного времени для "чистого мышления". Теория изменчивости будто бы была разработана еще в каменном веке, а не в наше время, а Коперник свои идеи взял у древних авторов.

В том же русле - европейская мода на Восток. На Тибет, на Индию, на Китай. На буддизм, на йогу, на карму, на медитацию. На операции без скальпеля. На ученость без науки. На мудрость восточного консерватизма. На его духовность и бестелесность.

Простите, но где же оно, светлое? Его не будет в будущем? Оно уже было в прошлом?

Разумеется, в прошлом потерялось много знаний, которые постепенно ушли из употребления. Например, мы не умеем - и нам не нужно - от куска яшмы отколоть острый нож или скребок. Редко кто из нас теперь вылепит горшок. Вряд ли кто сохранил навык трением получить язычок пламени. Много чего мы уже не умеем. Но смешно сравнивать забытые знания с добытыми. Это несоразмерно.

Я не знаю, есть ли в мире прогресс - движение от худшего к лучшему. Но движение - есть. А консерватизм... Ему - время, место и мера.

ШЕСТОЙ

Если есть Творец, то им благоразумно установлен для нас лимит на знания. Весьма скудный, надо сказать, лимит. Потому что ученым добыть очередную порцию знаний - это одно, а обществу созреть для них - это другое. Знания - все-таки сила, а сила - слепа.

Говорят, что наука не дает абсолютной истины, абсолютного знания. И что это будто бы плохо. А я думаю, что это прекрасно. Ну, допустим, шли мы к абсолютной истине, шли и - пришли. Постигли. И что потом?

Не дай Бог никому постижимого идеала. Постижение идеала - это его разрушение.

CЕДЬМОЙ

Странно, что отвергнута диалектика. Не нравится ее закон отрицания отрицания. Ее закон перехода количества в качество. Ее утверждение, что движение - все. Не нравится, что она признает единство и борьбу противоположностей. Теперь хочется чего-то без противоположностей. Чего-то вроде монолектики. Цельного, нераздельного. Но где его взять - то, что без противоречий? Где взять ее, палку с одним концом?

Нашли. Но не монолектику, а триалектику. Не одно в одном, не два в одном, а три в одном. Это, оказывается, Святая Троица.

А я на каждом шагу вижу эти противоположности, их единство и их борьбу. Я вижу, как одна противоположность превращается в другую и наоборот. Как добро превращается в зло и наоборот. На моих глазах еда, всегда бывшая добром, стала восприниматься как зло. Говорят, что и черти произошли от ангелов.

В единстве и борьбе противоположностей находятся вера и разум. Разум присущ человеку? Присущ. Но ему присуща и вера. Разум нам дан, чтобы принимать решения на основе знаний. А если знаний не хватает, а решение надо принять? Тогда на сцену выходит вера. Она способна принимать решения без знаний. Для этого вера и дана нам. Потому что в ситуации неопределенности лучше любое решение, чем никакое.

ВОСЬМОЙ

А определенность? Она насущна?

Мы хотим и того, и другого сразу - и определенности, и свободы. Но совместимы ли они?

В армейской жизни больше определенности, чем в гражданской, а в тюремной ее еще больше. Что мы выберем?

Определенность - это когда все ясно раз и навсегда. Не надо думать, сомневаться, решать. Это наш идеал?

Когда говорит один - фараон, монарх, вождь, а остальные слушают, все понятно. Так было в традиционных обществах. При демократии все имеют право сказать, но когда все говорят, не понять ничего. Что из этого следует?

Современный человек утопает в море информации. Очевидно, из этой ситуации два выхода: первый - сократить количество информации и второй - найти способ ее укрощения, упорядочивания. А это случится, когда количество информации созреет для перехода в новое качество.

На одном полюсе - определенность, на другом - свобода.

ДЕВЯТЫЙ

Утверждение: в традиционном, то есть религиозном обществе люди знали, в чем смысл их жизни. Он, смысл, будто бы в том, чтобы подготовить себя к жизни в загробном мире.

Беда, однако, в том, что тут не весь смысл, а только его половина. Потому что ни у кого нет уверенности в существовании загробного мира на 100 процентов. Если есть уверенность, то только на 50 процентов. То ли будет, то ли нет.

Утверждение: в Новое время, когда религия перестала господствовать как идеология, человек потерял смысл жизни.

Простите, а почему мы должны точно знать, в чем смысл жизни? И почему он, смысл, обязательно должен быть?

В чем смысл жизни жужелицы? В чем смысл жизни клена? В чем смысл жизни горы Таганай? В чем смысл жизни Солнца?

Я думаю, они этого не знают. Но - живут. А мы? Особые?

Мы просто участники Вечного Движения, которое тоже вряд ли имеет смысл.

ДЕСЯТЫЙ

Я - это мой разум. Без него я - никто. Превратиться в "никто" я еще успею. А пока жив, я его не предам.

Комментарии
Комментариев пока нет