Новости

Спасатели ведут активный поиск любителей подледного лова, которых замело на водоеме.

Идет работа по присвоению статуса «Памятник науки и техники» уникальному экспонату.

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Работа у меня легкая

03.08.2007
Обозреватель "Челябинского рабочего"  Михаил Фонотов сегодня отмечает 70-летие

Лидия САДЧИКОВА
Челябинск

Наш коллега Михаил Саввич Фонотов - журналист номер один на Южном Урале. Между собой мы называем его классиком. И в принципе не шутим. На редакционных "летучках", где обозреваются материалы минувшей недели, у него всегда высшая оценка.
Когда редакция проводит встречи с читателями, большинство приходят, чтобы посмотреть на "живого Фонотова".

Обозреватель "Челябинского рабочего" Михаил Фонотов сегодня отмечает 70-летие

Лидия САДЧИКОВА

Челябинск

Наш коллега Михаил Саввич Фонотов - журналист номер один на Южном Урале. Между собой мы называем его классиком. И в принципе не шутим. На редакционных "летучках", где обозреваются материалы минувшей недели, у него всегда высшая оценка.

Когда редакция проводит встречи с читателями, большинство приходят, чтобы посмотреть на "живого Фонотова". Вот как его слово влияет на человеческие сердца!

-- Знаю, что ваше рабочее утро начинается с того, что вы открываете свежие газеты. Что хотите в них найти?

-- Имена людей, мнения которых мне интересны. И что они думают по тому или иному поводу. Короче говоря, я ищу личность. Чем мне интересны газеты? Всегда хотелось и хочется знать, что творится в мире: близком, далеком, вообще на Земле. Это дает определенную уверенность и комфорт. Ты как бы знаешь, что у тебя справа, слева, сзади. И никто, как говорится, не выбежит неожиданно из-за куста, не ударит по голове. Ибо ты осведомлен: где-то произошла революция или, не дай бог, нависла угроза над нашей страной.

Когда оказываюсь на новом месте, мне нужно осмотреться, узнать сначала улицу, речку, край, в котором я нахожусь. Потом брать круги пошире, чтобы эту точку сопоставить с глобусом. А представление о жизни "точки" я получаю из местных газет. С другой стороны, мне интересно читать газеты как профессионалу, учиться у своих коллег.

-- У кого конкретно?

-- Прежде всего, у человека с известным, хотя и не очень громким именем: у Василия Пескова. Вся его жизнь, трудолюбивая целеустремленность, порядочность - пример для меня.

-- А вас, наверное, называют челябинским Василием Песковым?

-- Да. Еще и из-за некоторого внешнего сходства. Он, как и я, тоже полысел.

-- Тоже кепку любит носить.

-- Все лысые любят кепки.

-- Михаил Саввич, почему вы такой способ общения с миром выбрали - в форме журналистики?

-- С юности было ощущение, что жизнь идет куда-то, но я могу от нее отстать. Лет в 20 я ассоциировал жизненный поток с огромной колонной, которую никак не могу догнать, тащусь где-то сзади. Как-то в юности в родном украинском селе Красная Поляна играли в футбол (а я сильно им увлекался). Разгоряченный, напился колодезной воды и схватил воспаление легких. Две недели лежал в кровати и жутко переживал, что отстал от жизни. Подумал: если мое место будет в научной лаборатории или школьном кабинете, я не догоню ее никогда. А журналистика - профессия такого рода, когда ты, может, не впереди, но, во всяком случае, не позади "колонны". Где-то в ее гуще. Более близкого контакта с жизнью и не придумаешь. К тому же работа всегда была моим спасением. В какие бы передряги ни попадал, я знал: надо спасаться работой. Она и стала моим главным счастьем. Скажу, не красуясь: отпуску я никогда не радуюсь. Он нужен лишь затем, чтобы отоспаться, освежить свое отношение к работе. В суете иногда теряется острота.

В журналистике почти нет тем, которыми бы я не занимался. Пожалуй, только в отделе информации не работал да в промышленности. Впрочем, будучи собкором "Комсомольской правды", и на эти темы приходилось писать - мы же на Южном Урале. В начале 60-х годов работал в брединской газете "Путь Ильича" и всерьез заинтересовался такой темой, как сроки сева. Это чуть ли не философская проблема. Мне довелось самому работать на сеялке (чтобы писать, нужно понять, как это делается). Потом я любовался видом огромных полей с зелеными нежными всходами. А потом поля начинали желтеть, не дождавшись спасительных дождей. Однажды в районной библиотеке я нашел книжку Терентия Мальцева. Вопреки твердому указу сеять рано, что даже не обсуждалось ("Сей в грязь - будешь князь"), Терентий Семенович ратовал за поздние сроки. Я взял на метеостанции сводки за последние годы и обнаружил, что самый дождливый месяц - июль. Написал огромную статью - целое исследование на тему "когда сеять". Но только через годы были признаны мальцевские сроки сева.

-- Читатели знают, что ваш "конек" - писать о самых животрепещущих проблемах.

-- Однажды я написал статью "Зоотехник, возьми секундомер". Почему у доярок такая рабская работа? Первая дойка в четыре утра, последняя - поздно вечером. Стал анализировать, изучать литературу. И пришел к выводу: можно обойтись двухразовым доением коров, начиная в восемь утра. И вообще режим работы доярок сделать более гуманным. Не раз говорил и еще скажу: эти женщины заслуживают памятника. Молочко для наших деток нелегко давалось:

Потом я занимался темой радиации. Никакая другая не принесла мне больших неприятностей, чем эта. Пришлось идти против общественного мнения. С профессором ЧИМЭСХ Владимиром Тимофеевичем Благих мы поднимали тему "Дом-термос", доказывая, какое огромное количество тепла уходит "на ветер" через форточки и тонкие стены домов.

Потом я "заразился" рекой Миасс. Отдал ей много лет. Ходил по ней и ее притокам. "Ощупал" реку внутри города. Не один год искал, где она начинается. И каждый раз находил истоки в разных местах. Потом понял: все зависит от влажности года. Много поездили с моим другом, фотокорреспондентом Михаилом Петровым, по малым городам, селам и деревням нашей области. Добрались до четырех самых крайних ее точек. Много было тем краеведческого характера. Писал про древность, про Аркаим. Про золото на Южном Урале, про сталинские репрессии. Всего не перечислить.

-- Ваши журналистские впечатления, статьи, расследования вошли в четыре авторские книги. Их могло быть гораздо больше!

-- Может, выйдет еще одна - на основе материалов рубрики "Геометрия растений", которую я веду. Выпустили с Михаилом Петровым книгу об озерах Южного Урала, ждет своего часа рукопись о реках. Скомпоновал еще несколько книг, но: Из-за отсутствия средств у меня нет надежды, что они увидят свет.

-- Для журналиста важно, чтобы его материалы не умирали. Ведь газета живет всего один день.

-- Нет, не один. Я думаю иначе. Может, на следующий день газета вообще ничего не стоит, а через месяц и того меньше. Но спустя годы ее стоимость повышается. Люди начинают понимать, что старые газетные подшивки - это "горячие блины" современности. Не ради красного словца журналистов называют летописцами. А кто еще создает летопись современности? Ну, скажем, государственные документы - тоже летопись. Но мы-то описываем живую, реальную жизнь!

-- Знаю людей, кого наша профессия сломала. Они говорят: "Я исписался" - и уходят из газеты.

-- Я о себе так не скажу. У меня легкая работа, вот и все. Она никогда не была мне в тягость. Бывает, долго собираешь материал, осмысливаешь его, но когда надо садиться за стол, чувствуешь, что тема застряла, образно говоря, где-то на поверхности твоей кожи, но внутрь, в душу, не проникла. И если выдать такой непрочувствованный материал, он не вызовет эмоций. Не устаю поражаться, что это за фокус такой - через бумагу читателям передаются не только мысли, но и чувства!

-- Вы часто пишете для рубрики "Я так думаю". Многие люди ждут эти ваши эссе, чтобы сказать: "И я так думаю". Не ощущаете ли вы себя при этом Дон Кихотом, борющимся с ветряными мельницами?

-- Ощущаю. И сильно. Часто отказываюсь от той или иной острой темы, говоря: "Не хочу стоять в пустыне и кричать в пустоту". Поэтому отказался, например, продолжать писать о безобразной вырубке деревьев в Челябинске. Наверное, я не прав. Надо в любом случае создавать общественное мнение. Но создавать систематически, настойчиво. Один раз написать - бесполезно.

-- Сегодня у вас особый день. Что хотели бы сказать читателям?

-- Хочу их поблагодарить. Я всегда удивлялся тому, что наша профессия дает право зайти в любой дом и начать выспрашивать человека о его жизни. Был однажды в деревне Сказ с главой Нязепетровского района, и ему говорю: "Давай по деревне поездим, я выберу дом, мы туда зайдем и с хозяевами познакомимся". Один дом мне особенно понравился. Оказалось, в нем живет пожилая женщина, Мария Васильевна Игошева. Мы сели. Она про себя, про детей своих все рассказала, как будто только и ждала этого момента. Вроде бы это - вторжение в частную жизнь, нарушение прав человека. А журналисты вторгаются. И люди им доверяют.

Таким или иным способом газета дала мне возможность познакомиться со многими уникальными людьми. Некоторых я уже назвал. А еще это академик-атомщик Борис Литвинов, брат космонавта Валерий Беляев, археолог Геннадий Зданович, художник Николай Черкашин, поэт Николай Година, прозаик Петр Смычагин, только что ушедший от нас архитектор Евгений Александров, предприниматель Станислав Абдрафиков. Список этот велик. На любой другой работе такого списка не составить.

-- Но есть и другие имена! Это ваши близкие, ваша семья.

-- Конечно, есть. Это моя жена Светлана Михайловна, которая долгие годы терпит мои командировки. Это моя дочь Татьяна Гончарова, которая пошла по моим журналистским стопам. Мой сын Алексей, работа которого тоже связана с печатью. Особые чувства вызывают у меня мои внуки Никита, Соня и Андрюша. Надеюсь, что они будут счастливее нас.

-- Вас многие готовятся душевно поздравить с юбилеем. Вы ощущаете эту любовь?

-- От нее тепло. Но лестные слова, которые порой говорят в мой адрес, стараюсь не пускать к себе в душу. Мне это кажется рискованным, ибо не помогает работе, а наоборот, создает излишнюю самоуверенность. Чем ты скромнее, тем лучше для тебя самого. Сколько сделал, столько и заслужил. Свою юбилейную дату по примеру Маяковского я хотел бы использовать для того, чтобы отчитаться перед своими читателями за то, что сделал, что не зря хлеб жевал. А гонения, неоцененность, несправедливость... Они не в состоянии зачеркнуть истинные достоинства. Как говорил Лев Толстой: "Делай, что должно, и пусть будет, что будет".

Михаил Саввич Фонотов

Родился 3 августа 1937 года в селе Красная Поляна Донецкой области. Стаж работы в печати - 47 лет. Награжден орденом Дружбы, знаком "Ветеран труда". Заслуженный работник культуры РФ. Автор книг "Мир открыт для добра", "Соловьиный остров", "Голубые зеркала Каменного пояса", "Мы и наше здоровье". Женат, имеет двух детей и трех внуков.

Комментарии
Комментариев пока нет