Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Олег Плотников: От "Уральского диксиленда" до "Uralsky old stars"

09.08.2007
Известный джазмен сидит на двух "стульях": голландском и челябинском

На его нынешней визитной карточке написано: "Oleg Plotnikov. Pianist". Наверняка многие челябинцы помнят Олега Владимировича в качестве художественного руководителя джаз-ансамбля "Уральский диксиленд" - одного из музыкальных символов нашего края еще в те, 80-е годы. Помнят как талантливого музыканта, композитора, автора популярных песен, а также музыки для спектаклей театра кукол и ТЮЗа.
Уже 17 лет Олег Плотников проживает в Западной Европе вместе с женой, сыном и дочерью.

Известный джазмен сидит на двух "стульях" : голландском и челябинском

На его нынешней визитной карточке написано: "Oleg Plotnikov. Pianist". Наверняка многие челябинцы помнят Олега Владимировича в качестве художественного руководителя джаз-ансамбля "Уральский диксиленд" - одного из музыкальных символов нашего края еще в те, 80-е годы. Помнят как талантливого музыканта, композитора, автора популярных песен, а также музыки для спектаклей театра кукол и ТЮЗа.

Уже 17 лет Олег Плотников проживает в Западной Европе вместе с женой, сыном и дочерью. В Челябинск они приезжали погостить, навестить родных и друзей. Чем сейчас занимается Олег Владимирович? Об этом хотелось узнать от него самого, тем более что "Челябка" в свое время часто писала о его успехах. Мы встретились накануне его возвращения домой - в Голландию.

-- Читал вашу статью о Розенбауме, - первым обратился ко мне Олег. - В ней упоминаются его концерты в челябинском дворце спорта "Юность" в начале 80-х годов. Я принимал в них участие как пианист, сдружился с Александром. Храню снимки в память о тех событиях. Прекрасные воспоминания! Их у меня много, очень много. Приехав снова в мой родной город, я с радостью встретился со своими друзьями. Все они - люди творческие, благодаря им в Челябинске 70-80-х годов бурлила культурная жизнь. Это мэтр телевидения Леонид Григорьевич Пивер, экс-"ариэлевец" Валерий Ярушин, Владимир Ошеров, ставший недавно худруком филармонии. Можно многих назвать, с кем я дружил и сотрудничал: Олега Митяева, Валерия Михальченко, Николая Лебедева. Я был бы рад возобновить с Челябинском творческие контакты. Есть интересное предложение для театра драмы имени Наума Орлова - поставить мюзикл, над которым я сейчас работаю как автор музыки и всей концепции спектакля. Тема современная, молодежная, важная, как мне кажется, для всех. Подсказала мне ее ситуация, сложившаяся в Голландии. Эта страна, подобно США и России, является многонациональной, в ней живут выходцы из разных стран: из Африки, Южной Америки, Восточной Европы, в том числе из России. Между ними завязываются культурные контакты, и это взаимодействие на фоне культуры - необычайно интересное явление. Оно как молодая кровь для страны. Эту тему я и положил в основу мюзикла, который в чем-то аналогичен "Вестсайдской истории". Сейчас сценарист и автор текста работают над материалом.

-- На голландском, надо полагать, языке?

-- Конечно. Но все вокальные партии будут звучать на английском: у нас там такая традиция. Главные герои Рамон и Джулия в русском варианте будут, как нетрудно догадаться, Романом и Юлией. Для русской сцены сценарий будет частично переделан. Чтобы перенести мюзикл сюда, мне нужны режиссер, хореограф, авторы текстов песен и, естественно, поющие молодые актеры. Надеюсь, такие в театре драмы найдутся, и режиссер заинтересуется моим предложением. Думаю, мюзикл будет интересен не только молодым. У нас такие спектакли называются семейными. Два моих персонажа на пороге пенсионного возраста. Не скрою: для меня они особенно интересны, ведь и мой возраст подходит к такому рубежу. Я наделил героев собственным ощущением того, что в эту пору жизни человек не утрачивает желания творить. Хотя в Голландии период, когда "светит" пенсия, - критический рубеж. Вам предлагают либо уйти на отдых, либо заняться другой деятельностью, ибо в очереди стоят молодые - нужно освобождать им рабочие места.

-- Олег, простите, вы говорите "у нас", подразумевая Голландию. А там вы говорите "у нас", подразумевая Челябинск?

-- Действительно, я сижу на двух стульях. Ныне я подданный Ее Величества королевы Голландии - главы страны, принявшей меня и мою семью. Тем не менее, я 40 лет прожил в Челябинске, здесь родился, учился, стал тем, кто я есть сейчас. Горжусь дипломами об окончании челябинских музыкального училища и института культуры. Наши знания там имеют солидный вес. По сравнению с коллегами-голландцами уровень полученного в России образования у меня гораздо выше, благодаря чему моя творческая деятельность в Голландии, по сути, вне конкуренции.

-- Мне приходилось брать интервью у Владимира Веккера и Юлия Гальперина, тоже сменивших место жительства. Первый живет теперь в Германии, второй - во Франции.

-- С Володей мы когда-то вместе учились в музыкальном училище, с Юлием иногда встречаемся в Париже.

-- У каждого своя история эмиграции. А какова ваша? Мы помним, как "Уральский диксиленд" начал в конце 80-х годов гастролировать в Европе. Что было дальше?

-- Конец перестройки был очень тяжелым периодом не только в экономическом плане. Творческие коллективы искали пути выживания. Мы последовали примеру ансамбля "Виртуозы Москвы", для которых своего рода "базой" стала на несколько лет Испания. Наш коллектив закрепился в Голландии. Благодаря некоторым импресарио мы именно оттуда стали гастролировать по Европе. Потом в коллективе произошли перемены, он разделился на два. Один остался на Западе, другой вернулся в Челябинск. Тот, что работает в Голландии, называется "Uralsky old stars", это название предложил наш импресарио. Другой, как известно челябинцам, носит название "Уральский диксиленд под управлением Игоря Бурко". Это не так уж и плохо, по сути, мы работаем на одно и то же имя - имя нашего края. Некоторые мелодии по-прежнему исполняют оба коллектива, и публика постоянно просит их исполнить.

-- Кто из земляков остался вместе с вами?

-- Банджист Сергей Носков, контрабасист Сергей Русских. Некоторые захотели вернуться в Россию, мы заменили их голландскими музыкантами. Коллектив существует давно, побывал более чем в 20 странах. Слушатели не будут разбираться, из Челябинска наш ансамбль или из Голландии, они называют его одним словом: "Uralsky". Уральский! Вот сейчас я в качестве дирижера, аранжировщика и пианиста занимаюсь с одним оркестром из Гааги. Он играет репертуар оркестра Гленна Миллера. Так публика называет его просто "Гленн Миллер-оркестр". Одноименных оркестров только в США несколько, и в Европе они есть, даже в Голландии два. Но публика не вдается в подробности, действительно ли это тот оркестр, который был популярен во время Второй мировой войны и известен по фильму "Серенада Солнечной долины". Слушателям нравятся оригинальные аранжировки, и этого достаточно. Музыка живет собственной жизнью, не имея "прописки". Она понятна без перевода. Если мы в Голландии играем пьесу из уральского репертуара, то, мне кажется, не имеет значения: голландский это оркестр или челябинский.

-- Как вы вживались в новую для вас среду?

-- Первые годы мы жили на юге Голландии в провинции Брабант. Затем переехали следом за нашим новым импресарио в другую часть страны. Концерты продолжались, перспектива у нас была хорошая. Я гастролировал в Европе по два-три месяца, а семья ждала меня в Челябинске. Эту проблему надо было решать. И я решил забрать семью, по крайней мере, пока существует контракт. Жена и дети приехали ко мне в 1992 году. Сыну Филиппу было восемь лет, и он автоматически пошел в школу. Таковы законы Голландии: из какой бы вы страны ни приехали, если живете там хотя бы год, ваш ребенок обязан ходить в школу. Филипп шесть месяцев сидел в школе молча. 9 февраля у него был день рождения, он пригласил домой друзей и вдруг начал свободно говорить по-голландски, чем нас весьма удивил, ведь язык невероятно сложный для изучения.

Постепенно мы обживались. Появилось много голландских друзей. Голландцы по природе своей толерантны. Объехав всю Европу, могу утверждать, что это самое демократическое общество. Если б случилось жить в Германии или Франции, уверен: там наверняка возник бы некоторый барьер в отношениях с коренными жителями. Голландцы же - народ очень любопытный, немного наивный и очень спокойно относящийся к эмигрантам. Отчасти это можно объяснить тем, что социально-экономическая жизнь там стабильная. Это вторая страна после Люксембурга по уровню благосостояния. Безработицы почти нет. Большинство голландцев работает в сфере менеджмента и торговли. Голландия исторически была сильна торговыми контактами. За счет этого привился второй язык - английский. Эмиграционная политика носит мягкий характер, поэтому там много выходцев из самых разных стран. Я знаком со многими бывшими россиянами. По соседству со мной живет Валентин Жук, который был концертмейстером Московской филармонии в оркестре Кирилла Кондрашина. Знаю коллег-соотечественников, работающих ныне в Амстердамской и Гаагской консерваториях. В общем, поддерживаю обширные и тесные контакты.

После некоторого спада гастролей "Uralsky old stars" наступил момент, когда я почувствовал: мне уже за 50, пришло время отдавать полученные в России знания и приобретенный затем опыт. И занялся педагогической деятельностью. Сейчас большую часть времени посвящаю этой сфере. Имею статус доцента, у меня большой класс по фортепиано, очень много учеников. В Голландии 14 консерваторий, выпускающих дипломированных специалистов. Кроме этого есть сеть музыкальных обществ, процентов на 80 удовлетворяющая всех желающих обучаться музыке: от делающих первые шаги до асов консерваторского уровня. Но они не профессионалы, а любители. В моем классе сидят не только дети, но и взрослые, солидные люди. Например, директор филиала фирмы Philips, у которого в подчинении 200 человек. Ему 45 лет, он с детства мечтал учиться игре на фортепиано. Или врач, имеющий огромную частную практику. Более десятка различных топ-менеджеров. Музыка для них - часть жизни.

-- Они учатся по принципу "в свободное от работы время"?

-- Взрослые занимаются один или два раза в неделю. Потом в конце учебного года устраиваем заключительный концерт - своего рода экзамен. Вообще-то оценки таким ученикам не ставятся, никто не требует от них невозможного. Но порой кто-то из моих питомцев поступает в консерваторию. В прошлом году у меня учился итальянец, программист по профессии. Так он поступил в Римскую консерваторию, получил за вступительный экзамен 9 баллов из 10, и я этим очень горд.

-- На каком языке вы с ними объясняетесь?

-- Как правило, на фламандском, как теперь официально называют голландский. Еще на английском. Иногда на немецком. Окончил курсы, чтобы не иметь языкового барьера.

-- Это неизбежность?

-- Обязанность. Сейчас так во всех странах. Если кто-то приезжает в Россию и не знает русского языка, как он будет существовать? Также и в Голландии. Если имеете паспорт страны, вы обязаны знать ее язык.

-- Вашему сыну Филиппу сейчас 23. Чем он занимается?

-- Перед поездкой в Челябинск окончил институт информатики. Получил степень бакалавра. Сейчас поступил в университет еще на два года. В 25 лет получит степень магистра.

-- Музыкантом стать не захотел?

-- Он играет на гитаре. Но с 13 лет так увлекся компьютером, что ни о чем больше слышать не хотел. Сам выбрал профессию, как я в свои 11 лет твердо решил стать музыкантом. А дочь Юлия определилась с выбором еще раньше, когда ей было лет семь. Сейчас ей 32 года. Окончила два университета. Получила специальность преподавателя английского языка. Сейчас она доцент английского в языковом колледже. Еще у нее есть специальности педагога, специалиста по американистике и менеджера. В Голландии принято одним образованием не ограничиваться. Рынок есть рынок. И если вдруг твоя фирма заканчивает существование, ты подстрахован. Юля замужем, у нас есть внучка Анна-Элизабет. Ждем, что будет еще одна внучка или внук. Муж Юлии - голландец, его зовут Питер Кайзер, он доцент голландского языка. Дочь взяла двойную фамилию Кайзер-Плотникова.

-- Хорошая у них семья получилась?

-- Очень хорошая. Они живут в Амстердаме, а мы в местечке Алмере, в 20 минутах езды от столицы. С детьми видимся часто, потому что обожаем нашу внучку.

-- Ваша супруга Любовь тоже ведь музыкант?

-- Она окончила Новосибирскую консерваторию, по специальности музыковед, но сейчас является доцентом, преподает по классу фортепиано, у нее своя частная студия. Очень загружена, каждый год выпускает по три-четыре класса. Это большое напряжение - работать с учениками. Устает, но это счастливая усталость. В конце года ученики буквально осыпают ее цветами.

-- Голландия, как известно, славится цветами. В том, что это очень красивая страна, я смогла убедиться, проезжая на поезде из Берлина в Лондон. Меня поразили окна в голландских домах: огромные, от пола до потолка и при этом без штор.

-- Такова старинная традиция. Голландцы - открытая нация. Например, приезжая в Англию, я почти ни у кого не был в домах. Британцы живут по формуле "Мой дом - моя крепость". Голландцы иные. Они живут не прячась, с "открытыми" окнами, как бы демонстрируя свою жизнь. Это не хвастовство, а знак того, что они миролюбивы и с доверием относятся ко всем людям. Очень часто двери не закрываются на замок, машины тоже. Может, это голландская наивность?!

-- А как она совмещается с улицами "красных фонарей" в Амстердаме, с кафе, где можно побаловаться "легкими" наркотиками? Тоже своего рода открытость?

-- Мое личное мнение по этому поводу негативное. Я волнуюсь за внучку, ведь семья дочери живет в самом центре Амстердама, за углом - эти красные фонари. Вдруг моей внучке придется ходить мимо полуобнаженных дам, сидящих в витринах? Я наблюдал за детьми, как они на это реагируют. В принципе никак. Они, видимо, не отдают себе отчета, смотрят, как на манекены. По поводу открытой продажи "мягких" наркотиков в обществе существует мнение, что если полностью запрещать, значит, явление может уйти "в подполье". Вот они нашли такой компромисс.

-- Вы ради любопытства не попробовали?

-- Нет. Я вообще не курю, и меня такие сомнительные удовольствия не притягивают. Тем не менее у детей подросткового возраста интереса ко всему этому много. Поэтому важно, какое в семье воспитание. Голландцы даже в отношении детей очень демократичны. Если в России принято педагогов называть на "вы", там мы все на "ты". У меня есть ученики шести-семи лет, и они меня называют Олег. Я с ними не сюсюкаю, разговариваю, как со взрослыми.

-- Олег, а в Челябинск вы часто приезжаете?

-- После 12-летнего перерыва я приезжал в 2004-м и вот теперь. За годы, что я не видел Челябинск, произошли разительные перемены. Город похорошел, стал чище, появились прекрасные здания. Ощущается перспектива, для челябинцев открывается хорошее будущее. У меня появилось желание сотрудничества. Не только в смысле музыки. Челябинцам я стараюсь помогать организационно. Делал это и раньше. Как-то еще в начале 90-х годов в Голландию, славящуюся сыром, приезжали южноуральские фермеры закупить сырное оборудование. Там есть монополисты по производству этого оборудования, я помог землякам с ними встретиться. В 2004 году привозил сюда приятеля из Финляндии, он занимается биологически чистыми автозаправками, очень интересный проект. Предлагал проект использования энергии ветра для получения электроэнергии, в Голландии это очень распространенный способ. В этот раз побывал у министра культуры области Владимира Макарова. Я представляю три германские фирмы по производству роялей: Bechstein, Bluthner и Perzina. А у министерства культуры есть желание поправить дела в вопросе оснащения Челябинска концертными роялями. Естественно, я помогу приобрести их по хорошей цене, процентов на 30-40 дешевле. Я стараюсь помочь челябинцам найти в Голландии или Европе нужные связи. Для меня это в радость - помочь землякам. Если что-то понадобится, пусть пишут по электронному адресу: oleg@plotnikov.nl.

Есть масса творческих задумок. Намерен возобновить контакт с Олегом Митяевым, моим бывшим соседом. Надеюсь на новые встречи с челябинскими поэтами. Я ведь до сих пор пишу песни. Рад, что мои песни прошлых лет не забыты. До сих пор звучат "Комсомольцы Магнитки", которую мы с поэтом Иваном Грицаем написали к 50-летию Магнитогорска. "На асфальте не видно лошадей" часто исполняет Леонид Пивер, он, кстати, автор текста. Песня, говорят, понравилась Шуфутинскому, хотя я ее задумывал для Вахтанга Кикабидзе. Для западных певцов я и сейчас пишу. Два года назад сочинил песню для слепого итальянского певца Андреа Бочелли. Думаю, песни из моего мюзикла захотят петь эстрадные исполнители, по крайней мере, одну хочет взять в свой репертуар певец из США. То есть я всегда на гребне творческой волны. И не хочу остывать.

Беседу вела Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет