Новости

Число заболевших гриппом превысило 11000 человек.

В парламенте «незалежной» обсуждают вопрос о восстановлении статуса Украины как ядерной державы.

На Южном Урале вручают нагрудные знаки в память о битве под Москвой.

Он будет доступен для всех учеников города, углубленно изучающих физику.

В Троицком районе местный фермер предстанет перед судом за хищение пшеницы с поля сельхозпредприятия.

На Южном Урале открывают масштабный фермерский рынок.

64-летнюю пенсионерку экстренно госпитализировали в больницу с тяжелыми травмами.

Засверкают Дед Мороз, Снегурочка, петух, терем и огромный самовар.

Южный Урал посетил знаменитый режиссер, народный артист СССР Роберт Стуруа.  

Из 12 конкурсантов лучше всех справился с заданием Артем Чунарев.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Фамильное дело

29.08.2007
Этим летом легендарному челябинскому врачу Тимофею Долгину исполнилось бы 100 лет

Свою первую встречу с Тимофеем Захаровичем Долгиным Лида запомнила на всю жизнь. Молоденькая выпускница Краснодарского мединститута приехала работать в диспансер ЧТЗ. Его главный врач покорил ее с первого взгляда. Красивый солидный мужчина с лучистыми глазами встретил ее ласково: "Что, детка, случилось?". И растерянная девушка сразу почувствовала себя как дома.

Этим летом легендарному челябинскому врачу Тимофею Долгину исполнилось бы 100 лет

Свою первую встречу с Тимофеем Захаровичем Долгиным Лида запомнила на всю жизнь. Молоденькая выпускница Краснодарского мединститута приехала работать в диспансер ЧТЗ. Его главный врач покорил ее с первого взгляда. Красивый солидный мужчина с лучистыми глазами встретил ее ласково: "Что, детка, случилось?". И растерянная девушка сразу почувствовала себя как дома. Тогда, 17 августа 1950 года, ей и в голову не могло прийти, что на работу ее принимает будущий муж. О таком заботливом, внимательном начальнике можно было только мечтать.

Жить новым сотрудникам было негде, потому главный врач перебрался в барак на 2-й участок, уступив им свой кабинет.

Но Лиде места в нем не досталось. Ее кровать стояла в коридоре диспансера, возле бочки с фикусом. Так новые доктора и прожили полгода, пока на Киргородке не выстроили общежитие.

Диспансер ЧТЗ называли тогда комбинатом здоровья, ведь он лечил весь огромный завод и район, около 100000 людей, большинство которых еще жили в бараках и подвалах. Кроме того, его главный врач делал все, чтобы здесь были сосредоточены лучшие специалисты и оборудование. Лечиться здесь многие годы считалось престижным. А Тимофей Захарович по имени и фамилии знал всех сотрудников своего огромного коллектива - от санитарки до завотделением, был в курсе их бед и семейных проблем. Он всех без исключения называл "детками", и двери его кабинета были всегда распахнуты настежь. Сюда шли поплакать и поделиться радостью, получить совет и решить неразрешимый вопрос.

Впрочем, не так просто было застать главного врача в своем кабинете. Он всегда оказывался там, где необходимо, где случилось пусть маленькое, но ЧП.

-- Эпилептическая больная устроила истерику на приеме, - вспоминает Лидия Степановна. - Легла на кушетку и имитирует приступ. А я сделать ничего не могу, у кабинета еще 20 человек в очереди.

Вдруг открывается дверь, и входит Тимофей Захарович. "Дуся, а ну-ка вставай!" - строго говорит он больной. Та послушно встает и покидает кабинет.

Коллеги помнят его в белом халате нараспашку, с развевающимися на ходу полами. В самую трудную, горькую для человека минуту вдруг открывалась дверь:

-- Детка, как у тебя дела?

Феноменальное шестое чувство, потрясающая интуиция этого человека не раз спасали и его самого. Мало кто догадывался, насколько непростая у него судьба. Коллеги знали, что Долгин - легендарная личность: подполковник медицинской службы, блестящий офицер, прошедший всю войну, начальник передвижных госпиталей. Врач, получивший множество очень уважаемых солдатских наград - ордена Красной Звезды и Отечественной войны, две медали "За боевые заслуги". Тимофей Захарович не надевал их и никогда ничего не рассказывал о войне. Слишком страшными, тяжелыми были для него эти долгие годы сплошных потерь и потрясений.

Он родился в Мелитополе в большой еврейской семье, которую истребили фашисты. Сразу после окончания Днепропетровского медицинского института в 1932 году женился на своей коллеге, докторе, у них родилась дочь Лена. Но война разрушила и эту семью: в 1941-м в боях под Тарту Тимофей был ранен в шею, контужен, попал в окружение, а потом в плен. Жена, считая его погибшим, вновь вышла замуж.

Как смог выжить еврей в лагере военнопленных под Псковом? Фашисты уничтожали таких в первую очередь. Тимофея Захаровича спасло его русское имя и полное отсутствие национальных черт. Кроме того, один из фашистов - руководителей лагеря болел сифилисом, ему необходим был врач. Потому Долгина не сожгли заживо, не расстреляли. Он понимал, что это произойдет в любую минуту, и организовал побег. Трое измученных оголодавших пленных, еще толком не оправившихся от ран, бежали из концлагеря под городком Остров.

-- Папа очень хорошо плавал, в студенческие годы переплывал Днепр, - рассказывает его дочь Галина Тимофеевна Долгина. - Он сумел переплыть реку и спасся. Вступил в партизанский отряд Бондаренко. Это нам рассказала бабушка. Папа всегда отодвигал тему войны, вообще не говорил о ней.

А потом был уже советский лагерь под Вологдой, где Долгин проходил тягостную проверку на верность Родине. И вновь его спасло чудо. В лагерь приехал командир, с которым Тимофей Захарович служил еще до войны. Тот хорошо знал Долгина как начальника медсанбата и не побоялся поручиться за него. Так после года плена, лагерей, партизанского отряда он вдруг оказался в Москве, в военно-санитарном управлении, где получил документы и был назначен на должность начальника госпиталя 3-го Украинского фронта.

Ему было 35 лет, жизнь вновь начиналась с чистого листа. На фронте он встретил новую любовь. Валентина Крылова училась лечить детей, но война сделала ее хирургом. Они вместе работали на страшной сортировке раненых: живой - мертвый. А после окончания войны решили ехать в Челябинск, на Валину родину. И в диспансере ЧТЗ они оба трудились почти десять лет: Валентина Алексеевна была заведующей лабораторией.

Это были очень счастливые годы мирной жизни, у них родились дочери Людмила и Галя. Долгин был уважаемым руководителем, его избирали депутатом, вручали награды. Но страх не за себя, - за детей, жену - постоянно жил в сердце Тимофея Захаровича. Потому в семье при детях никогда не было разговоров о войне, политике. Как-то подросшие девочки рассказали бабушке анекдот про Ленина. А в ответ услышали:

-- Вам этого нельзя говорить нигде и никому. За это арестуют папу.

Тогда, в 50-е годы, на ЧТЗ продолжались еврейские аресты. "Черный воронок" увез многих знакомых. Взяли бы и Тимофея Захаровича, но он был в командировке в Москве.

А вот у его жены не выдержало надорванное войной сердце. Она тяжело болела. И тогда Тимофей Захарович, не задумываясь, оставил любимую престижную работу, руководящую должность. Он переехал с семьей в "Кисегач", надеясь, что здесь Вале станет лучше. Его назначили главным врачом санатория.

Но через год Валентина Алексеевна умерла. Он остался с девочками на руках, Миле было десять, Гале - девять лет.

Осиротевшая семья вернулась в Челябинск. Долгина перевели работать начальником медчасти в областное курортное управление. Здесь, словно в память о погибшей супруге, он взялся за специализацию медицинской помощи в санаториях Южного Урала. Больные, которых после инфаркта возвращает к активной жизни "Кисегач", обязаны этим Тимофею Захаровичу.

-- Это был исключительно порядочный, очень интеллигентный человек, о котором и его сотрудники, и пациенты говорили только с благодарностью, - вспоминает Израиль Моисеевич Матовский, возглавлявший в те годы Тракторозаводский райздравотдел.

Пять лет после смерти жены Тимофей Захарович жил только ради дочек, воспитывая их вместе с тещей и тестем, которых называл мамой и папой. Он читал девочкам Пушкина, возил отдыхать, водил в театр и на елку, придумывал замечательные подарки и никогда не ругал.

-- Папа сказал: закончишь седьмой класс без троек - будет тебе говорящая кукла, - рассказывает Галина Тимофеевна. - Я о ней так мечтала, собирала на нее деньги. А попросить не могла, мы жили очень скромно. Папа был чрезвычайно щепетилен во всем. Полбанки краски, оставшейся на работе, ни за что не возьмет.

Когда Миле исполнилось 14, а Гале 13, он собрал их для взрослого секретного разговора:

-- Я встретил женщину, на которой хотел бы жениться. Она тоже врач. Хочу показать ее вам.

И девчонки тайно бегали на смотрины. Только после их одобрения он сделал предложение своей третьей жене.

-- За него невозможно было не выйти замуж! - смеясь, вспоминает Лидия Степановна. - Но я робела перед ним, как девчонка, обращалась на вы. На работе даже сказать боялась, что выхожу замуж за нашего бывшего главного врача.

Ведь Долгин был ее кумиром, первым в жизни руководителем, принимавшим ее когда-то на работу. Кроме того, он был старше Лиды на 19 лет.

А "кумир" вдруг возьми и скажи:

-- Я хочу на тебе жениться. Но ты должна серьезно подумать. Ты знаешь, что я - еврей. У меня три дочери. А жить нам придется с родителями моей прежней жены.

Он всегда был предельно честен и откровенен.

Свадьба их в 1961 году была еще более странной, чем предложение. Родители прежней жены приготовили "молодым" стол. А родная сестра покойной Вали, тоже врач, вместе с мужем отвезли их в загс и стали свидетелями.

Так они зажили вшестером все в той же трехкомнатной квартире в Артиллерийском переулке без единого конфликта. Лида пришлась ко двору в этой семье, где никто не чувствовал себя чужим. Она легко подружилась с детьми. И когда отец уезжал в командировку, девчонки забирались к ней в кровать поделиться своими секретами.

На работе Тимофея Захаровича прекрасно понимали абсурдность такой семейной жизни, потому выделили ему двухкомнатную квартиру. Но дедушка с бабушкой уже привязались к Лиде и переезжать отказались наотрез. Тем более, что вскоре родилась Леночка, как две капли воды похожая на отца. Она с детства мечтала стать врачом, чтобы лечить папу и маму.

-- Я - дамский мастер: у меня только дочки, - шутил 58-летний Тимофей Захарович, трогательно заботясь обо всех своих девочках.

К тому времени он был назначен главным врачом поликлиники Советского района, которую тоже постарался сделать образцовой. Человек долга, он проработал здесь до 70 лет, пока Галя не закончила мединститут. А через два года его не стало. Он умер в родной больнице, крепко держа жену за руку.

Дочери Тимофея Захаровича сохранили фамилию отца и его профессию. Общий стаж династии Долгиных в медицине насчитывает уже более 200 лет. Людмилу считают одним из лучших клинических лаборантов Челябинска. Галина - врач-психиатр высшей категории, заведующая отделением областной неврологической больницы. Младшая Лена - прекрасный рентгенолог с 18-летним стажем, врач высшей категории, работает в диспансере ЧТЗ, который возглавлял ее отец. Внучка Юля тоже стала врачом. И у 12-летней Оли нет никаких сомнений, что она будет доктором. Только 19-летний Тимофей Долгин, полный тезка своего знаменитого деда, выбрал другую профессию, но тоже мечтает о медицине.

-- Что тут скажешь, - вздыхает 80-летняя Лидия Степановна, - я старый врач и вижу, как с каждым годом медицина становится все хуже: в ней все больше коммерции и бездушия. Тимофей Захарович считал, что она должна быть бесплатной для всех больных, но и врач не должен думать о хлебе насущном. И все-таки сегодня я бы снова выбрала мединститут. Потому что нет на свете профессии, более трудной, чем врач, но и более благодарной.

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Комментарии
Комментариев пока нет