Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Нагайбаки теряют свои земли

30.08.2007
Восемь лет в области не действует закон о правах коренных малочисленных народов

Дорогая редакция! К вам с болью в сердце обращается участник Великой Отечественной войны, лейтенант, командир взвода пехоты, кавалер орденов Великой Отечественной войны I и II степени, медалей "За отвагу" и "За победу над Германией".
Знаю не понаслышке, что такое война. Я прошел почти всю войну, начал с курсанта и дошел до Австрии, где получил второе тяжелое ранение и полгода лежал в госпитале в Венгрии. После ушел в отставку из-за ранения и вернулся в свой родной Нагайбакский район. Из 5000 мобилизованных на фронт людей нашего района домой вернулись 2500, то есть половина сложила головы за страну и свою малую родину - нагайбакский край.

Восемь лет в области не действует закон о правах коренных малочисленных народов

Дорогая редакция! К вам с болью в сердце обращается участник Великой Отечественной войны, лейтенант, командир взвода пехоты, кавалер орденов Великой Отечественной войны I и II степени, медалей "За отвагу" и "За победу над Германией".

Знаю не понаслышке, что такое война. Я прошел почти всю войну, начал с курсанта и дошел до Австрии, где получил второе тяжелое ранение и полгода лежал в госпитале в Венгрии. После ушел в отставку из-за ранения и вернулся в свой родной Нагайбакский район. Из 5000 мобилизованных на фронт людей нашего района домой вернулись 2500, то есть половина сложила головы за страну и свою малую родину - нагайбакский край.

Мы, малочисленный народ нагайбаки, благодаря усилиям моего брата Алексея Михайловича Маметьева вошли в правительственный перечень малочисленных народов и имеем возможность благодаря Федеральному закону "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" на некоторые льготы в целях защиты нашей исконной среды обитания, традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов.

Что же получается сейчас? Федеральный закон не реализуется, хотя и принят восемь лет назад. Хуже того, вопреки ему из-за всяких реформ все, начиная от земель различной категории и районных недр и кончая естественными и искусственными водоемами, лесами, угодьями, передается кому попало. Все скупается и продается, хотя закон прописывает, что малочисленные народы в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности имеют право безвозмездно владеть и пользоваться землями различных категорий и общераспространенными полезными ископаемыми.

Я не юрист, но знаю, что депутаты Госдумы, принимая этот закон, не должны противоречить другим законам. Поэтому мы имеем право жить и работать на нашей земле, подчиняясь именно этому Закону "О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ". Всякие реформы по укрупнению районов (муниципальных образований) не должны касаться нас, нагайбаков. Но наш район идет к полной ликвидации. Из него ушли налоговая инспекция, военный комиссариат, собираются реорганизовать суды, милицию и т.д.

Что же, нас хотят "уничтожить" как малочисленный народ? Это мы уже проходили в 1962-1965 годах, когда район был переведен в Верхнеуральск. Многие жители до сих пор не могут найти документы, определяющие стаж работы. Моя жена, работавшая тогда в райсобесе, из грязи выуживала в Верхнеуральске наши архивные документы, которые были сложены в сарае без крыши.

Так что, думаю, новые объединения дадут то же самое. Примеры тому уже есть: Сбербанк называется у нас дополнительным офисом Магнитогорска, районное отделение узла связи - линейный участок Магнитогорского отделения "Связьинформ", федеральная почтовая связь - тоже магнитогорский цех. В налоговой инспекции из коллектива в 40 человек в двухэтажном офисе осталось лишь 11. Остальные переведены в Чесму. Сколько рабочих мест теряется из-за этого... Таких примеров много.

Если мы дожили до того, что не можем поить скот в своих водоемах, а недра продаются москвичам и ими используются, значит, законодатели зря потратили время на принятие закона, а правительства РФ и Челябинской области пальцем не шевельнули в течение восьми лет, чтобы разработать механизм реализации этого важного документа.

Население нашего района за время реформ уменьшилось на 2500 человек, что будет дальше?

Район организовался в 1927 году как национальный. Наши предки, казаки-нагайбаки, защищали восточные рубежи России от набегов кочевников. История хорошо помнит, как наши казаки поили своих лошадей во Франции, в Париже. Это все документально подтверждено. Неужели руководители области не проявят благосклонность к нашему особому статусу нагайбаков и не примут надлежащие меры для сохранения нашего этноса?

В. МАМЕТЬЕВ, ветеран Великой Отечественной войны, инвалид II группы

Нагайбакский район

Комментарии
Комментариев пока нет