Новости

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Курьер такси, смотреть варианты >>
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Наследие Галины Ненашевой

11.09.2007
В роду каслинской учительницы - мастеровой, гувернантка, солдаты гражданской и Отечественной войн

Виктор РИСКИН
Касли

Когда известный каслинский краевед Георгий Коровин дал адрес Галины Петровны Ненашевой, он лишь намекнул, что бабушка ее была гувернанткой у помещицы. Остальное, сказал, узнаете на месте. Поэтому мы и понятия не имели, с чем столкнемся в доме на улице Труда: Уже издали по разводам желтой пены по периметру окон показалось, что дом находится в стадии глубокого ремонта. Об этом на крыльце под непрерывный лай черно-золотистого молодого пса Прохора нам сообщила сама хозяйка.

Клад в печи
- Проходите, обувь не снимайте, - гостеприимно пригласила нас Галина Петровна, - сами видите, что делается.

В роду каслинской учительницы - мастеровой, гувернантка, солдаты гражданской и Отечественной войн

Виктор РИСКИН

Касли

Когда известный каслинский краевед Георгий Коровин дал адрес Галины Петровны Ненашевой, он лишь намекнул, что бабушка ее была гувернанткой у помещицы. Остальное, сказал, узнаете на месте. Поэтому мы и понятия не имели, с чем столкнемся в доме на улице Труда: Уже издали по разводам желтой пены по периметру окон показалось, что дом находится в стадии глубокого ремонта. Об этом на крыльце под непрерывный лай черно-золотистого молодого пса Прохора нам сообщила сама хозяйка.

Клад в печи

-- Проходите, обувь не снимайте, - гостеприимно пригласила нас Галина Петровна, - сами видите, что делается.

Оглядевшись, ничего особенного не заметили. Ну, полупустые комнаты, сложенная по углам мебель. Пожалуй, кроме окон, ничего не говорило о больших переменах. Может, полы поменяли: вон стелются ровные, как новенькие. Да двери выполнены в арочном "покрое" под старину.

-- Да что вы! - всплескивает руками Ненашева. - Как раз дверей и полов не касались. За 130 лет с ними ничего не сделалось. Вот только русскую печь разобрали, отопление провели, еще потолки обновили, окна установили. И пока все. Заодно и клад нашли.

Клад обнаружил внук Галины Петровны - Валентин. Когда Ненашевы вошли в дом предков, внуку, тогда семикласснику, загорелось непременно разыскать сокровище. Взрослые решили с пользой использовать авантюрный энтузиазм подростка, и глубокомысленно поразмышляв и пряча глаза, чтобы не выдать предательского лукавства, подсказали, мол, клад обычно прячут в русской печи. Вот если ее разобрать:

Сказанного было достаточно, чтобы пытливый мальчик разнес печку по кирпичикам. И нашел! Всем кладам клад - документы, записи, фотографии рода Ненашевых, датированные позапрошлым и прошлым веками.

Все это богатство Галина Петровна бережно разложила перед нами на столе. Желтизна, потертость в сгибах бумаг, зато сами чернильные записи такие свежие, будто были сделаны вчера.

За Колчака ответила

Вот документ от июня восьмого дня 1873 года. На гербовой бумаге по цене 20 коп. серебром сделана выписка из отделения Екатеринбургского полицейского управления, удостоверяющая ввод "во владение усадебными оседлостями мастеровому Каслинской волости Василию Соколову по улице Зайчей пространство земли в длину 11,3 сажени, поперечника - 29 сажен". Следующий документ - дарственная на дом от Василия своему племяннику Якову.

Построили дом два брата - Федор Дмитриевич (прапрадедушка Галины) и Василий Дмитриевич Соколовы. Почему Василий, на кого дом записан был, передал его сыну своего брата? Объяснение есть в дарственной. Передавал дядька племяннику дом не просто так, а с непременным условием "доходить" за дочерью Василия - больной Александрой. Племяш слово сдержал, дядькину волю исполнил до конца. Яков вообще личность примечательная. Знатный литейщик, он ездил в начале прошлого века в числе других мастеровых людей на выставку в Париж, где чугунная композиция "Россия" произвела фурор и получила Гран-при. Он, Яков, мастер на все руки, и достраивал дядино наследие - четырехкомнатный дом - вплоть до самой революции. А в лихие годы гражданской войны произошло событие, вследствие которого весь архив Соколовых и оказался замурованным в русской печи.

-- У Якова Федоровича, моего прадеда, было четверо детей, - рассказывает Галина Петровна, - три дочери и младший - Владимир. Когда в 1919 году завод стали эвакуировать, то оборудование погрузили на подводы и почему-то повезли в Омск. Владимир был уже женат на учительнице Анастасии Петровне Трутневой. Вместе, прихватив с собой четырехлетнюю дочь Валю (мою будущую маму), отправились в дальний путь, потому что Владимира Яковлевича как заведующего материальным складом завода назначили ответственным за груз. Но в Омске шли военные действия, и семье пришлось отсиживаться в каком-то подвале. Владимир пошел искать подводу и больше не вернулся. Случилось это 16 ноября. В итоге бабушка и мама спустя какое-то время отправились в обратный путь. Добрались до Каслей, до родительского дома, где их ждали Яков Федорович с женой Екатериной. Екатерина так переживала за канувшего в неизвестность сына, что вскоре умерла.

Пропавший Володя оставил след в жизни своей дочери - Валентины. Когда в 1934 году она, 19-летняя, училась в техникуме, ее неожиданно исключают. Кто-то настучал, будто Владимир не исчез насовсем. Будто переметнулся к белым, а конкретно к правителю Сибири адмиралу Колчаку. А затем, мол, его встречали в Германии. Значит, дочь автоматически причисляется к врагам народа. Слуха было достаточно, чтобы над семьей нависла угроза. Но пассивно ждать дальнейшего развития событий Валина мама не привыкла. Анастасия Петровна стала писать кучу бумаг, собирать по улице свидетельства соседей о добропорядочности ее пропавшего мужа и его преданности новой власти. Объясняла: ни в каких армиях, ни в царской, ни в белой, ни в красной, не служил, поскольку имел льготу как единственный сын в семье. Анастасия Петровна знала, за что билась: если доносу о "белогвардейце" будет дан ход, то на исключении дочери из техникума карательные власти не остановятся. Запросто и дом отберут в пользу государства, а всех в нем живущих вытряхнут на улицу. Но лестные ходатайства соседей, наступательность и отвага бабушки Насти отвели беду. А чтобы уберечься от повторных напастей, все бумаги, среди которых было много философских записей Владимира Яковлевича, вместе с фамильными фотографиями были замурованы в печь, чтобы спустя семь десятилетий их благополучно обнаружил внук Галины Петровны.

Отомстила за внучку

Профессия у Галины Петровны замечательная - учительница начальных классов. 39 лет отработала. Год как на пенсии. Спросите, почему замечательная? Да от слова "заметная". Это сейчас к учителям, да еще начального звена, отношение, мягко говоря, прохладное. Вроде в жизни ничего не добились, раз на первой ступеньке остановились. А еще не так давно звание УЧИТЕЛЬ звучало гордо. И пример был у Галины перед глазами - ее ненаглядная бабушка Настя.

-- Я ее не бабушкой звала, а Бушечкой, - смеется Ненашева, - такой была славной и непосредственной. Она уже старенькая была, а все за мной следила, заступалась, когда обижали. В школе я носила длинную косу, и мальчишки все время драли ее. Однажды бабушка, маленькая, тоненькая, сухонькая, подстерегла у школы одного из моих обидчиков, схватила, напинала, сорвала с него шапку и убежала! Вот так она за меня мстила. А если я сама иногда проказничала, то скрывала от мамы с папой.

До революции Бушечка после окончания Екатеринбургской учительской школы работала гувернанткой у помещика Матусевича в селе Тюбук. Воспитывала его детей. Преподавала в церковно-приходской школе. А в 1938 году ей был выдан аттестат на звание учителя начальной школы. Вот этот документ: "На основании постановления Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР о введении персональных званий для учителей звание учителя начальной школы присвоить Соколовой Анастасии Петровне".

Бабушкину эстафету подхватила Галина Петровна, а за ней ее сестра Татьяна. Она - учитель литературы в Свердловской области. Дочери нашей героини тоже ушли в педагогику: Елена - директор детдома, младшая Настя, как мама и прабабушка, в честь которой ее назвали, - в начальных классах.

Не рухнет дом

У бабушки Анастасии было три сестры. Одна - Анна - вышла замуж за красноармейца, который погиб в окрестностях Каслей. Это дало повод потомкам философствовать, дескать, все слились в нашем роду - и красногвардейцы и "белогвардейцы". А вот родственники со стороны супруга Галины Петровны по мужской линии - все солдаты Великой Отечественной. Все проявили героизм в самых сокрушающих врага сражениях. Эта страница семейной летописи стала поводом для пытливого внука Вали написать в газету о своих героических прадедах. А есть и вовсе знаковые фамилии. Бывший секретарь Челябинского обкома партии, а затем главный редактор "Советской России" Михаил Федорович Ненашев приходится двоюродным братом свекру Галины Петровны. Не исключено, что и певица Галина Алексеевна Ненашева в числе многочисленной каслинской родни.

Дом по улице Зайчей, ныне Труда, снова наполняется людским теплом, памятью как минимум шести поколений. А еще завещанием, оставленным мамой Галины Петровны - Валентиной. Когда она умерла, под подушкой нашли длинный список всех родственников, а это более полусотни человек, которых она неизменно поздравляла с днями рождения. Нашли и короткую записку с вещими словами: "Живите в доме. Не рухнет дом. Его стены согреты дыханием предыдущих поколений". А ту газетную заметку о своих прадедах не менее мудрый тогдашний семиклассник Валентин закончил вот чем: "Пока мы знаем свои корни, мы не пропадем, потому что дух предков укрепляет силы и веру!"

Комментарии
Комментариев пока нет