Новости

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Плов с крысиным ядом

19.09.2007
Устав терпеть побои, жена фермера-пьяницы решила его отравить

Евгения КОРОБКОВА
Сосновский район

- Бабушка, забери меня к себе в город, я хочу с тобой жить, - об этом маленький Артемка просит Любовь Филипповну каждый раз, когда та вырывается на несколько часов в родную деревню, чтобы проведать внука.
- И дело ли это, когда ребенок от живых-то родителей к бабушке просится? - сетует женщина, однако понимает переживания Артемки: его родители заняты - помогают дедушке мальчика пропивать его фермерское хозяйство.
Брючный костюм, туфли на каблуках, темные очки и парик. В таком виде Любовь Филипповну не узнают не только односельчане. Муж, отлучившийся из дома за пол-литрой, столкнувшись нос к носу с пропавшей полгода назад женой, прошел мимо, не признав в стильной женщине своей благоверной.

Устав терпеть побои, жена фермера-пьяницы решила его отравить

Евгения КОРОБКОВА

Сосновский район

-- Бабушка, забери меня к себе в город, я хочу с тобой жить, - об этом маленький Артемка просит Любовь Филипповну каждый раз, когда та вырывается на несколько часов в родную деревню, чтобы проведать внука.

-- И дело ли это, когда ребенок от живых-то родителей к бабушке просится? - сетует женщина, однако понимает переживания Артемки: его родители заняты - помогают дедушке мальчика пропивать его фермерское хозяйство.

Брючный костюм, туфли на каблуках, темные очки и парик. В таком виде Любовь Филипповну не узнают не только односельчане. Муж, отлучившийся из дома за пол-литрой, столкнувшись нос к носу с пропавшей полгода назад женой, прошел мимо, не признав в стильной женщине своей благоверной.

Любовь Филипповна прожила в селе полвека. Недавно минуло полгода с тех пор, как она, убежав в одном халате из дома, на попутной машине добралась до Челябинска, где у нее не было ни друзей, ни родственников, ни знакомых.

Анатолий по праву считался первым парнем на деревне. Чуть ли не единственный в селе он имел высшее образование - окончил сельскохозяйственный институт, был кандидатом в мастера спорта по боксу, умел красиво ухаживать за понравившейся девушкой. Он приезжал на свидание на мотоцикле с люлькой, наполненной подснежниками, а вечерами, у костра, брал гитару и на зависть всем девчонкам говорил: "Я спою песню, посвященную своей Любочке".

Это было так давно, что сегодня уже не помнят времена, когда между берегом Сугояка и улицей, прозванной Шанхаем, тянулся березовый лесок, полный грибов.

Первые годы брака молодых супругов были счастливыми. Муж руководил животноводческой фермой. Жена работала дояркой. Первыми в деревне приобрели "Жигули" - "копейку". Развели большое хозяйство. В те времена Сугояк был полон рыбы. Любовь Филипповна и муж ходили по озеру с бреднем и кормили пойманной рыбой поросят. Чтобы стереть и эти теплые воспоминания, Любовь Филипповна недавно разорвала старые фотографии.

Когда раздавали земли, Анатолий отхватил крупный пай. Стал фермером. Жена помогала мужу во всем: весной в любую погоду по 12 часов тряслась на сеялке, следила за сошниками: не засорились ли. Падала, ударялась о железные детали, снова поднималась, несколько раз чудом успевала вывернуться из-под колес агрегата. Боронила землю, когда муж был пьян или болел с похмелья и не мог выйти на работу, окучивала картошку. По вечерам занималась домашним скотом и огородом.

Молочная ферма, где 17 лет проработала Любовь Филипповна, развалилась. На память остались орден за лучшие надои молока, шрам на лице и вставная челюсть: строптивая корова лягнула копытом в лицо, разбила губы, нос и выбила передние зубы.

Земледелие не принесло скорого обогащения. Муж не мог простить себе, что остался в деревне и закопал свои выдающиеся таланты. Анатолий и раньше считал себя лучше других, но с годами болезненная гордыня обострилась. Об односельчанах он отзывался не иначе как о набитых дураках, о жене - как о неотесанной деревенщине. Все чаще прикладывался к бутылке. Занятия боксом очень пригодились в семейной жизни: Анатолий развлекался, избивая супругу. Ломал ей руки, разбивал лицо, и без того изувеченное коровой. Напившись, хватал топор и гонялся по огороду за женой и детьми.

Любовь Филипповна не знает, отчего не ушла тогда, терпела издевательства: "Все ждала чего-то, все мне жалко было. А чего жалко - уже и не вспомню".

Отучить мужа от выпивки не удавалось. Пробовала было пить с ним сама, но не смогла. После двух дней "сотрудничества" с супругом попала в больницу с сильнейшими головными болями. С тех пор опытов не повторяла.

Анатолий начал продавать сельскохозяйственную технику. За копейки с молотка ушли погрузчик, комбайн, сеялка. Горе-фермер не спешил делиться деньгами с семьей, предпочитая пропивать капиталы в сообществе друзей-алкашей. Чтобы выучить дочь, Любови Филипповне приходилось крутиться как белке в колесе. Она выращивала и продавала садовую клубнику, держала поросят, торговала молоком. Устроилась фасовщицей семечек. За один пакетик хозяин платил по пять копеек, за смену двум работникам удавалось упаковать до трехсот пакетиков. В один прекрасный день при работе с нотисом - станком для сварки пакетов - Любовь Филипповна не успела убрать руку, и каленое железо припечатало пластиковый пакет к ногтю большого пальца.

Муж денег в дом не приносил, напротив, обезвредив супругу отработанным приемом, отбирал у скорчившейся в углу жены получку. Втихую, боясь наказания, супруга мстила.

Когда в семье не было денег ни на водку, ни на сахар, Анатолий приспособился ставить бражку на томатной пасте, которую в изобилии наваривала на зиму жена. Когда коварная супруга нашла припрятанную в гараже бутыль, в мужнину бражку полетели все найденные в округе отбросы: кухонные помои, дождевые червяки, коровий навоз: Железный организм пропойцы выдержал не только это. Насмотревшись телепередач "Суд идет", женщина решилась на крайние меры. Купив в магазине пакетик крысиного яда, добавила отраву в плов и накормила своего благоверного, предварительно заправив варево татарским кетчупом.

-- И хоть бы хны ему! - не без гордости констатирует Любовь Филипповна, - сожрал, не умер, сказал, что перца много: больно горько получилось.

В другой раз, поскребя по сусекам, насобирала горсть димедрола и растворила в стакане мужа.

-- Выпил. Месяц ходил, как контуженный: все время падал. Встанет - упадет, сядет - перевернется. А потом прошло.

Еще несколько попыток отравления успехом не увенчались, казалось, покушения придают Анатолию энергии: теперь он лупил жену чаще и больнее.

После очередной экзекуции Любовь Филипповна и сбежала в город. Бросила хозяйство: птицу, поросят, любимую телку Семечку, родившуюся в то время, когда работала фасовщицей. Хотела вернуться, когда одумается муж, а потом поняла, что уже незачем и не для кого: выросшие дети поспешили покинуть отчий дом, а в городе подвернулась работа.

Любовь Филипповна устроилась сиделкой у тяжелобольной старушки. Впервые за долгие годы смогла сделать маникюр, надеть костюм вместо трико и фуфайки.

Дожив до 50 лет, Любовь Филипповна обнаружила, что не имеет за душой ни денег, ни жилья, ни детей, которые могли бы помочь в трудную минуту.

-- Разве я так хотела жизнь прожить? - вздыхает женщина. - Я же ничего, кроме коровы, и не видела.

Она живет в одной комнате со старушкой, за которой ухаживает. Случись что с бабушкой - женщина останется на улице. Вернуться назад невозможно: разлившийся Сугояк отрезал последний путь к отступлению, затопив часть Нижнего Шанхая: лес, дорогу, огороды и родительский дом Любови Филипповны. Вернуться к мужу, чтобы терпеть его побои, - малоприятная перспектива.

На заросшем осотом огороде, под яблоней, несколько месяцев кряду Анатолий пировал в компании сына, снохи и нескольких друзей. Маленький Артемка бегал вокруг и воровал со стола закусь. Поросята, обнаруженные в хлеву, частично были обменяны на водку, частично превращены в шашлык. Настала очередь одуревшей от голода Семечки. Пошла под нож птица. Взлелеянные женой посадки клубники дали богатый урожай. Клубникой тоже закусывали.

В разговорах за чашечкой водки Анатолий величал супругу стервой, предательницей, а когда и похуже, бравировал, что без нее живет лучше, чем с ней. Когда закончилось все, что можно проесть и пропить, Анатолий, надев рубашку наизнанку, чтобы казалась чище, поплелся в банк, брать кредит на покупку зерна. Там почему-то отказали, поэтому Анатолий обозвал непечатно всех сотрудников, а заодно и правительство.

Решил найти жену. Объявил всем в селе, что прощает вероломную супругу. Однако та не потрудилась явиться. Анатолий жалел себя: надо же, такую змею пригрел на груди. С водки перешел на боярышник. Терроризировал внука, чтобы тот рассказал, где прячется бабушка. Артемка и сам не знал, сказал только, что бабушка увезет его туда, где ни мамке, ни папке, ни деду не найти. Пригрозив внуку, что в случае чего их с бабкой из-под земли достанет и четвертует, добрый дедушка решил продать пахотные земли. Вырученных денег должно хватить на всю оставшуюся жизнь, если ни с кем не делиться.

В городе Любовь Филипповна видела, что обеспеченные родители водят своих чад в различные кружки и секции, обучают детей языкам, а внучек не видел ничего, кроме пьяных лиц родственников. Больше всего бабушка боится, что Артемка пойдет по стопам отца и дедушки, поэтому цель своей оставшейся жизни видит в том, чтобы спасти мальчишку.

-- Если я не вмешаюсь, Анатолий пропьет все, что у него еще осталось, хотя на деньги, полученные от продажи дома и пашни, можно купить квартиру в городе, - рассуждает Любовь Филипповна.

Женщина давно поняла, что ее муж - практически Кощей Бессмертный - никакая зараза его не одолеет, даже паленая водка, от которой перемерло столько друзей-алкоголиков, перед Анатолием бессильна. Времени, проведенного в Челябинске, хватило на то, чтобы все обдумать и решиться довести начатое когда-то дело до конца.

-- Даже если я отсижу десять лет в тюрьме, когда вернусь, у меня будут дом и земля, а если ничего не стану предпринимать, мне придется умирать на улице, - решила женщина.

-- Бабушка, когда ты меня заберешь к себе? - спрашивает у Любови Филипповны маленький Артемка.

-- Скоро, внучек, скоро, - обещает Артемке бабушка, - я тебя буду в парк водить, запишу в кружок по плаванию, как ты хотел. Мы будем жить вместе: только я и ты, пускай мамка с папкой в селе остаются.

-- А дед нас не найдет?

-- Нет, Артемка, не найдет, не будет деда.

P.S. Имена героев материала изменены.

Комментарии
Комментариев пока нет