Новости

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Акт доброй воли

21.09.2007

К Челябинску мы подъезжали днем. Тут я узнала еще об одной большой проблеме, возникшей перед нами в конце долгого путешествия из Украины на Урал: наш поезд прибывал не на первую, а на третью платформу. Для меня достаточно сложно было уже просто выгрузиться из вагона с множеством сумок и тюков, чемоданов, затем вывести едва державшегося на костылях больного отца да еще помочь старенькой маме. Я перевозила их на прежнее место жительства с "незалежней" Украины после 19-летнего отсутствия. А тут еще до вокзала будет сложно добраться.

К Челябинску мы подъезжали днем. Тут я узнала еще об одной большой проблеме, возникшей перед нами в конце долгого путешествия из Украины на Урал: наш поезд прибывал не на первую, а на третью платформу. Для меня достаточно сложно было уже просто выгрузиться из вагона с множеством сумок и тюков, чемоданов, затем вывести едва державшегося на костылях больного отца да еще помочь старенькой маме. Я перевозила их на прежнее место жительства с "незалежней" Украины после 19-летнего отсутствия. А тут еще до вокзала будет сложно добраться. Успокаивало меня лишь то, что по моей телеграмме нас должен встречать мой муж. И вот я вижу его из окна поезда, потом он поднимается в вагон. Терпеливо ждем, когда выйдут все пассажиры, и начинаем нелегкое дело - выгрузку. Наша проводница, молодая внимательная девушка, тоже помогает нам, принимая вещи на выходе у ступеней вагона: вещи уложены солидной горкой, папа сидит рядом на складном стульчике. Мой муж идет на привокзальную площадь за такси, но возвращается расстроенным: въезд на все платформы вокзала через ж/д пути городскому транспорту без специального разрешения запрещен. Поезд еще стоит рядом, проводницы моют окна и с грустью и сочувствием смотрят на нас. Наверное, это горькое зрелище. Посоветовавшись с ними, мы с мужем идем к начальнику вокзала. Начальник вокзала в это время отсутствовал, нам порекомендовали обратиться к его заместителю. Входим в кабинет: солидный и очень серьезный человек стоит у рабочего стола. Совершенно ясно, что он очень занят, что только что вернулся в свой кабинет или, наоборот, куда-то уходит. Но тем не менее он выслушал нас и тут же позвонил куда-то. Потом сказал нам кратко: "Идите, берите такси - вас пропустят". Мы горячо поблагодарили этого делового неулыбчивого "волшебника", а он лишь коротко кивнул в ответ. Мы, еще не веря в такое быстрое положительное решение нашего сложного вопроса, вылетаем из здания вокзала. Я бегу к вагону, несу добрую весть родителям; они заметно взбодрились. А мой супруг ушел нанимать такси. Ждем. Вот на платформе появилась женщина в железнодорожной форме, с рацией в руках. Она, оказывается, послана дать зеленый свет машине такси и сопровождать наш выезд через железнодорожные пути. Наконец, подъезжает черная "Волга", мы загружаемся и благополучно проезжаем справа от здания вокзала, мимо складов "Челябинск-Товарный" сначала на площадь, а далее по направлению к Троицкому тракту, до Коркино. Именно там у наших родных намерены остановиться мои родители.

Водитель, мужчина средних лет, общительный и добродушный, еще раз расспрашивает нас, кто именно из руководства вокзала дал разрешение на проезд его машины к поезду. И все удивлялся вслух такому необычному случаю, ведь за 25 лет его работы на такси такого никогда не было. Тут мы все еще раз прочувствовали необычность происшедшего, наше сегодняшнее везение. Мой исхудавший больной папа расслабился, счастливо улыбается, посматривает в окно на уральский пейзаж, по которому так соскучился. А посмотреть-то как раз было на что: стоял конец октября, бабье лето, золотые березки и красные осины вдоль дороги, все залито щедрым солнцем. Красота неописуемая! Затем, утомленный волнениями и дальней дорогой, отец задремал. Мы подъехали прямо к подъезду, водитель помог нам выгрузиться, папу посадили на скамейку. Это было 30 октября 1997 года.

На следующий день мы вызвали на дом врача для отца. Он, увидев большие отеки на ногах, сразу госпитализировал его в городскую больницу, в палату для участников ВОВ. Там врачи начали обследование и лечение папы, а мы занялись оформлением документов и пенсии для родителей.

А ровно через неделю, в ночь с 6 на 7 ноября, на Урал после штормового предупреждения синоптиков пришел страшный снегопад, снежные бури замели все дороги, в том числе и железные. В течение нескольких дней не ходил никакой транспорт дальнего следования, частично была нарушена связь из-за сильного налипания снега на провода. Много и других бед принесло это ненастье, вся жизнь, казалось, замерла на эти дни. И нам уже не верилось, что совсем недавно вокруг был штиль, царила золотая осень, словно сказка. И поезда ходили точно по расписанию. А добрые, отзывчивые земляки так помогли нам, в трудный момент для всей нашей семьи. А что было бы с нами, если бы мы с тяжелобольным человеком попали в Челябинск в эту непогоду? Но мы доехали так удачно, как по волшебству, как в сказке. Вся наша семья никогда не забудет неоценимое участие людей в железнодорожной форме в нашей судьбе. Кстати, именно такое их внимательное, позитивное отношение тогда подарило моему обреченному уже отцу несколько дополнительных счастливых часов из оставшихся ему полутора месяцев жизни. Ведь у него оказался запущенный рак кости, и 12 декабря 1997 года он тихо, в забытьи, в возрасте 89 лет умер. Не выдержало уставшее сердце. И похоронен он здесь, на Урале.

Ирина СОБОЛЬ

Коркино, пос. Первоуральский

Комментарии
Комментариев пока нет