Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Люди в белом халатны?

21.09.2007
Троицкие врачи недооценили тяжесть состояния больного ребенка.  Исход - смертельный...

Марина КЛАЙН
Троицк

За свою жизнь 12-летний Вячеслав получил всего один официальный документ - свидетельство о рождении.

Троицкие врачи недооценили тяжесть состояния больного ребенка. Исход - смертельный...

Марина КЛАЙН

Троицк

За свою жизнь 12-летний Вячеслав получил всего один официальный документ - свидетельство о рождении. Потом еще два - справку о смерти и свидетельство о смерти - выдали его близким. Мальчику должно было исполниться 13 лет. Он "сгорел" практически за три дня на глазах у бабушки.

"Смерть моего внука на совести врачей"

После смерти Славы Нина Степановна Гапон каждый день плачет и пьет сердечные капли. Она до сих пор не может смириться с мыслью, что ее любимого внука больше нет.

-- Так тяжко жить после всей этой трагедии. Я воспитывала Славика с самого детства и вот потеряла навсегда, - не сдерживая слез, говорит Нина Степановна. - Как он тяжело умирал, а врачи ничего не смогли сделать.

Беда постучалась в их дом в начале августа. Славика стали беспокоить сильные боли в левой ноге. За несколько дней до этого он катался на велосипеде и вылетел из седла. Нина Степановна забеспокоилась, позвонила в "скорую". Приехавшая бригада доставила бабушку с внуком в травмпункт. Дежуривший врач-травматолог осмотрел мальчика и после рентгена поставил диагноз: ушиб левого тазобедренного сустава. Назначил постельный режим, теплолечение. Но дома боль не утихала, от процедур не было никакого толка.

Практически весь день Славик вместе с бабушкой промаялись в надежде, что если это простой ушиб, все обойдется и боль вскоре пройдет. Но к ночи состояние мальчика ухудшилось. Он не мог уснуть, дыхание участилось, а сердце стучало так, что казалось - оно вот-вот выскочит. И снова встревоженная бабушка позвонила в "скорую". Фельдшер Ирина Дука, та самая, которая отвозила их в травмпункт, поставила укол анальгина с димедролом и уехала. Мальчик проспал всего три часа и проснулся от сильной боли уже в правой ноге. Он стал жаловаться бабушке, что немеют пальцы на руках, никак не может согреться. И снова вызвали неотложку. На этот раз другой фельдшер, Эльвира Дербенева, досконально осмотрела мальчика, смерила температуру. Но и она не смогла поставить точный диагноз. Предположила, что это защемление нерва, и порекомендовала проконсультироваться у невропатолога.

-- Фельдшер уехала, а моему внуку становилось все хуже и хуже. Я начала обзванивать врачей, чтобы проконсультироваться, что же делать дальше. Одна из них, выслушав меня, посоветовала пить пустырник и валосердин, а другой сказал, что не может прийти, так как сейчас находится на дежурстве, - рассказывает Нина Степановна.- Слава ничего не ел, пил только минеральную воду, лежал в холодном поту, а потом стал метаться и говорить что-что невнятное, ему стали видеться какие-то бабочки, распух язык. Я очень сильно перепугалась и из последних сил набрала "03".

Слава умер в приемном отделении, куда его привезли на "скорой". Не помогли реанимационные мероприятия. Остановилось дыхание, а затем и сердце...

В разговоре Нина Степановна с горечью говорит, что никто из медиков не настаивал на срочной госпитализации ребенка, никто не увидел симптомов страшной болезни, никто не помог.

-- Я буду настаивать на возбуждении уголовного дела. Они убили моего внука, я этого так не оставлю, - говорит, рыдая, бабушка.

Уже 40 дней прошло после смерти Славы. Но боль и обида у Нины Степановны не проходят.

Неадекватная помощь

Тяжело сегодня не только бабушке, потерявшей внука, но и медицинским работникам, которых обвиняют в смерти мальчика. Я встретилась с тем самым фельдшером, которая выезжала на первые два вызова. Ирина Дука - опытный медицинский работник почти с 20-летним стажем - не может спокойно говорить про случившееся и упрекает себя в том, что не рассмотрела признаков тяжелой болезни.

-- Я когда узнала, что Слава умер, просто в шоке была. Подумала, что проглядела черепно-мозговую травму. Первый раз, ночью, когда меня вызвали к нему, состояние было нормальное. Температура, пульс, давление - все в норме. Я его спрашиваю: "Почему не спишь?" А он говорит: "Нога болит". Бабушка рассказала, что ребенок от боли не может встать и самостоятельно сходить в туалет. Это меня насторожило, предложила увезти его в травмпункт для консультации. Но бабушка отказалась, сказала, что уже звонила в травмпункт, а я не взяла с нее расписки. Моя вина, что не настояла на госпитализации ребенка.

-- Да, надо было срочно хватать мальчика и везти в больницу, - говорит Светлана Аджиалиева, заведующая отделением скорой медицинской помощи. - Уже одно то, что ребенок жалуется на боли в ноге и встает при помощи взрослых, должно было насторожить фельдшеров.

Виновных ищет следствие

Главный врач Троицка Сергей Мещеряков не снимает вины со своих сотрудников. Но, с другой стороны, и случай совсем непростой. Были определенные трудности в диагностике, так как больной жаловался на боли в ноге, а явных признаков пневмонии не было.

-- На лечебно-контрольной комиссии мы разбираем все случаи, которые сопровождаются смертельным исходом, причем разбираем очень подробно, - говорит Сергей Валентинович. - И по этому факту тоже состоялся разбор. Мы анализировали медицинскую документацию, взяли судебно-медицинское заключение и акт судебно-медицинской экспертизы, заслушали каждого медработника, который участвовал в оказании помощи ребенку, разговаривали с родственниками. Установлено, что медработники оказали медицинскую помощь не в должном объеме. И их вина тут безусловна. Я не скажу, что этот случай простой в плане диагностики. Но дефекты в оказании помощи были, и мы никуда от этого не уйдем, как бы нам неприятно и стыдно за это ни было.

Фельдшерам отделения скорой медицинской помощи за недооценку тяжести состояния и неправильную тактику при оказании медицинской помощи объявлены дисциплинарные взыскания, готовятся документы в аттестационную комиссию министерства здравоохранения области для решения вопроса о досрочной переаттестации фельдшеров отделения скорой медицинской помощи Ирины Дука и Эльвиры Дербеневой. Впервые за многие годы лечебно-контрольная комиссия ЦРБ направила дело на рассмотрение в прокуратуру города.

Из протокола лечебно-контрольной комиссии центральной районной больницы Троицка и Троицкого района

"31.07.2007 мальчик упал с велосипеда.

03.08.2007 бригадой СМП (фельдшер Дука И.А.) доставлен к врачу-травматологу Мильченко А.В. по поводу болей в области левого тазобедренного сустава. После осмотра и рентгенологического обследования выставлен диагноз: ушиб левого тазобедренного сустава. Назначены постельный режим, теплолечение.

05.08. 2007 в 2 часа 25 минут поступил вызов в отделение СМП к Ерш В.В. Повод к вызову: "Болит нога". Ребенок был осмотрен фельдшером Дука И.А. Состояние расценено как удовлетворительное. Температура тела - 36,7, артериальное давление 110/60, пульс - 82, число дыханий 20 в 1 минуту. В легких прослушивалось везикулярное дыхание. Мальчику сделана инъекция анальгина с димедролом с целью обезболивания и предложена повторная транспортировка в травмпункт для консультации врача-травматолога, от которой бабушка отказалась.

05.08.2007 в 13.00 (через десять часов после первого вызова) поступил повторный вызов. Повод к вызову: "Ребенку плохо, боли в области левого тазобедренного сустава". Мальчик осмотрен фельдшером СМП Дербеневой Э.Р. Состояние расценено как средней степени тяжести. При осмотре отмечалась резкая болезненность левого тазобедренного сустава при пальпации, движения в суставе были ограничены. Сознание ясное, в легких прослушивалось везикулярное дыхание, температура тела 36,4 градуса, артериальное давление 100/70. Предложена консультация врача-педиатра.

05.08.2007 в 16.40 (через 3 часа 35 минут) новое обращение в отделение СМП ("плохо, что-то кажется"). Мальчик осмотрен фельдшером Дербеневой Э.Р. Жалобы на зрительные галлюцинации, нарушение речи, боли в левом тазобедренном суставе. Состояние расценено как тяжелое: невнятная речь, нарушение координации, снижение мышечного тонуса, уровень сознания - заторможенность. Заподозрена закрытая черепно-мозговая травма, субдральная гематома. В экстренном порядке ребенок доставлен в ближайшее отделение стационара поселка ГРЭС.

05.08.2007 в 17 часов ребенок осмотрен дежурным врачом больницы Становым В.Н. Общее состояние - крайне тяжелое. Сознание отсутствовало, на болевые раздражители реакции не было. Дыхание поверхностное, 8-10 в одну минуту, артериальное давление не определялось, число сердечных сокращений 90 в одну минуту, пульс нитевидный.

В приемном отделении начаты реанимационные мероприятия: непрямой массаж сердца, ИВЛ мешком Амбу, дефибрилляция, внутривенное введение раствора адреналина. На фоне проводимой терапии наступила остановка сердечной деятельности.

05.08.2007 в 17 часов 20 минут констатирована смерть ребенка.

Члены лечебно-контрольной комиссии, основываясь на патолого-гистологическом диагнозе, пришли к выводу, что смерть ребенка Ерш В.В. 12 лет наступила в результате двусторонней пневмонии тяжелой степени с генерализацией инфекции. Течение заболевания было нетипичным: отсутствовали кашель, боли в грудной клетке, стойкая лихорадка. А имел место стойкий локальный болевой синдром в области левого тазобедренного сустава. При оказании медицинской помощи ребенку допущена диагностическая ошибка и недооценка тяжести состояния больного фельдшерами отделения СМП Дука И.А. и Дербеневой Э.Р., в результате чего была оказана неадекватная медицинская помощь.

Комментарии
Комментариев пока нет