Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Записки 237-го

27.09.2007
Российских студентов, работающих летом у английских фермеров, не называют по имени и фамилии.  Им присваивают  номера...

Поездки южноуральских студентов за рубеж в поисках длинных хрустящих купюр и новых ярких впечатлений уже давно превратились в повальное явление.

Российских студентов, работающих летом у английских фермеров, не называют по имени и фамилии. Им присваивают номера...

Поездки южноуральских студентов за рубеж в поисках длинных хрустящих купюр и новых ярких впечатлений уже давно превратились в повальное явление. Ежегодно Челябинск и другие города области беднеют на тысячи молодых людей, разбредающихся по самым "благоприятным" уголкам мира. Стоит ли ехать на заработки за границу? Как жить-поживать и выживать в странах капиталистического Запада? И каково это - на целое лето превратиться из светлой российской головы в дешевые рабочие руки? Ответы на эти вопросы попытался найти корреспондент "Челябинского рабочего", проведший два месяца на одной из студенческих ферм Англии.

Как уехать?

О железном занавесе уже можно говорить так, будто это было в далекой-далекой галактике. Сегодня оказаться на работе за рубежом не намного сложнее, чем выбраться на загородную дачу. Необходимы только желание и деньги. Ну а фирм, которые с радостью предоставят вам возможность поработать на свой карман и чужую экономику, найдется предостаточно. Хотя, конечно, самый старый и проверенный путь к "легким зарубежным деньгам" лежит через Челябинский агроинженерный университет (ЧГАУ). Не мудрствуя лукаво, именно им решил воспользоваться ваш покорный слуга.

Подготовка к "огромным заработкам" будущего года традиционно начинается уже в конце сентября и длится до трапа самолета. Правда, все сводится лишь к тому, чтобы пару раз подготовить необходимую в тот или иной момент кипу документов либо внести нужную порцию "капиталовложений". Чем я, собственно, периодически занимался весь год. Неудачникам предлагается отказаться от задуманной поездки или регулярно посещать курсы английского языка. Причем, естественно, в ЧГАУ и за отдельную плату. Таких, что не удивительно, - абсолютное большинство. Однако, очутившись на курсах, вы фактически оказываетесь в программе.

По-настоящему тяжелые времена наступают за неделю до прощания с Отечеством. Каждый студент между сдачей досрочных экзаменов начинает ломать голову над тем, что взять с собой за бугор. Можно, конечно, пойти наилегчайшим путем: подготовить два, а то и три чемодана. Однако позже, в аэропорту, за каждый "лишний" сверх 20 разрешенных килограммов вам придется доплатить десять процентов от стоимости билета. Поэтому брать стоит только самое необходимое.

Итак, заплатив в общей сложности около 50 тысяч рублей, вы можете со спокойной душой отправляться зарабатывать деньги.

Как приехать?

Решил сразу - лечу самолетом. Это, конечно, на одну тысячу рублей дороже, зато быстрее и комфортабельнее. Не прогадал. Чистый, пахнущий одеколоном и полный сил уже в Шереметьево-2 на фоне челябинцев, выбравших нелегкий железнодорожный путь, я смотрелся как Брэд Питт на фоне Верки Сердючки.

Три часа дьюти фри, еще три с половиной - "Боинг", где кормят хуже, чем в самолетах Челябинск-Москва. И, собственно, мы в Лондоне.

Первой достопримечательностью, которую вы обязательно увидите в Туманном Альбионе, станет вроде как самый большой и "самый международный" в мире аэропорт Хитроу. Однако помимо приятных впечатлений более или менее цивилизованных людей здесь ждет и немалая порция разочарований. Достаточно сказать, что в большинстве помещений этого аэропорта расстояние от пола до потолка едва превышает два метра, а такой вид насекомых, как таракан обыкновенный, далеко не самые редкие гости.

В аэропорту вновь прибывшую часть сезонных рабочих обычно встречает автобус. Хотя встречает - это очень громко сказано. Его нужно еще найти. Нам, например, понадобилось для этого немало времени и корявых английских слов. Видимо, в Англии принято не только уходить не прощаясь, но и нехотя встречать.

Порадовало одно: даже несмотря на то, что пункт назначения находился на другом конце страны, много времени путешествие не заняло. Во-первых, Англия страна небольшая, а во-вторых, местные водители скорость любят не меньше футбола. К примеру, наш путь из сердца Туманного Альбиона до крайней точки страны на востоке занял около четырех часов.

На отдых после долгого пути английские боссы-фермеры обычно отводят один день. За это время нужно успеть отпраздновать приезд, отоспаться, акклиматизироваться и свыкнуться с мыслью, что несколько месяцев придется провести, работая среди незнакомых людей на чужбине. Мы успели только отпраздновать приезд. А уже на второй день каждого рабочего студента ждал обязательный тренинг, на котором несколько часов скрупулезно и очень нудно объясняли, как правильно выбирать, собирать и класть клубнику. Причем объясняли даже тем, кому этим заниматься не придется. Традиция, наверное:

Я - 237-й!

Если большинство студентов, отправляющихся в Америку, работают в сфере обслуживания, то все южноуральцы, рискнувшие "за одно лето заработать все деньги Англии", становятся тружениками аграрного сектора. Причем чаще всего занимаются пикингом, то есть обычным собирательством ягод (клубники, малины, ежевики). Оплата за нехитрый труд, который практиковали еще первобытные люди, ведется сдельно. К примеру, за каждый собранный ящик клубники весом три с половиной килограмма студент-picker получает около двух фунтов. При нормальном урожае, среднем желании и посредственном умении в день обычный школяр может собрать около 20 таких ящиков, а значит, способен заработать две тысячи рублей.

В цехах упаковки и холодильнике, где эти самые ягоды хранятся, - почасовая оплата труда. За 60 "весело проведенных" там минут вам обязаны выплатить немногим более пяти фунтов. Однако, сколько именно часов придется провести на работе, знает только босс. Возможно 4, а может быть, 14. Все зависит от заказа. Кстати, между россиянами, работающими "в поле", и теми, кто трудится в цехах, идут извечные споры, где сложнее.

Шанс рассудить стороны появился у меня. Итог оказался плачевным. После апробации обоих видов "традиционного английского труда" я болел абсолютно весь. От кончиков волос до ногтей на пальцах ног. От мозга головного до собственно спинного.

Вечером около общей кухни всегда висит новое расписание на завтрашнюю работу. Как оно там появляется, никто не знает. Для каждого из нас это была загадка сродни существованию НЛО. Ни больше, ни меньше. Но, так или иначе, огромная бумага, похожая форматом на школьную стенгазету, имеет в английских рабочих лагерях более чем судьбоносное значение. Именно рядом с расписанием можно увидеть людей, радующихся, как дети, и плачущих, как старики или старухи. Именно на этой бумаге предначертано, чем вы будете заниматься завтра, сколько денег сможете заработать и какая часть тела будет болеть больше всего. Именно рядом с расписанием есть шанс услышать всевозможные мировые маты или увидеть народный ганский танец. Впечатляющее зрелище.

Когда я впервые "удостоился чести" узнать свою завтрашнюю профессию, на доске значилось: 237 - fruit picking, strawberry, 06.50. То есть первое, что мне "доверили", - собирательство. Самый популярный и типичный вид труда. Ничего удивительного. Не удивительно даже то, что вместо имен или фамилий с приставкой "мистер" значились розданные заранее номера.

Королевство виктории

Привычно опоздав на три "дежурные" минуты, я оказался без транспорта. "Карусель" (так называется ржавый, скрипящий и дырявый прицеп, который для перевозки студентов присоединяют к трактору) уже уехала. "Хочешь - иди пешком, хочешь - останься и отдохни:" - на английском с английским же акцентом заявил большой босс с детским лицом. "Не пойдешь - он тебе три "выходных" дня "влепит", - безразлично добавил обросший за шесть месяцев труда переводчик-украинец. Переспрашивать не стал. Спасибо братьям-славянам и добрым соседям за совет. Перевод оказался скорее художественным, но очень точным.

Поэтому рисковать я не стал и пошел на работу пешком. Дебют все-таки:

Местная природа отличается от южноуральской только прямотой линий. Даже деревья в Англии растут там, где положено, даже крапива как будто аккуратно рассажена специальным садовником сорняков. А в остальном - точно как дома. Убедиться в этом, пока я плутал в поисках "рабочего места", уверяю вас, время было.

Но до нужного поля все же добрался. Типичная для Англии, рано постаревшая от фаст-фудов женщина-супервайзер с простецким именем Дот встретила меня почти по-матерински. Собирать надо это и это, смачно причмокивая жвачкой, говорила она. А если я вздумаю обмануть - даст коленом под мягкое место.

После короткого монолога Дот в моих руках оказались сани, два ящика для первого и второго сорта клубники соответственно, а передо мной - огромный туннель-парник. К какому именно кругу ада причислил бы это место Данте, естественно, не узнать, но наверняка не к одному из первых. Температура внутри тоннеля относительно количества градусов Цельсия на улице росла в геометрической прогрессии. Именно в таких условиях, согнувшись в форму "гладильной доски", необходимо тщательно отбирать и аккуратнейшим образом срывать мутировавшую до запредельных размеров клубнику. Любая помарка на ягоде - и она превращается в растительный "мусор". Руки щиплет свежий загар и "ядовитый сок" клубники. Спина хрустит, как французская булка. А с другой стороны туннеля, давя на психику, навстречу к тебе двигается, к примеру, жадная до каждого пенса представительница солнечной Болгарии. В общем, все условия для здорового труда. И так изо дня в день по 6-10 часов. В любую погоду. "Красота"! Максимально мне удавалось набрать 28 ящиков клубники. И то из-за принципиальности спора с иностранцем о мужестве россиян.

"Мы не будем работать под таким дождем в лужах. Это ненормально", - выразил я мнение молчаливого большинства. В этот же день в пылу откровений добавил, что помощники Дот, два болгарина, иногда не правы. А с поля нас должны увозить, как и привозят:

В итоге вечером на доске объявлений я обнаружил напротив своего нового "имени" в цифровом эквиваленте пожелание явиться к хозяину фермы для обстоятельной беседы. Волнения в стране с многовековой монархией - перебор.

На встрече было шестеро. "Виновники торжества" : двое русских, двое болгар, все тот же похожий на Робинзона украинец-переводчик и по виду милый пенсионер мистер Роджер. Заседание началось. Нас с соотечественницей оставили на закуску. Одного из братьев-славян корили за хищение одной панетки клубники, второго за "прогул". Приговор оказался одинаковым для обоих - чтение нудной старческой морали. Когда очередь дошла до нас, у старичка банально не хватало сил. Он "наелся" еще до десерта.

-- Вот ты в России на кого учишься? - устало спросил босс.

-- На журналиста, - ответил я.

-- Работаешь? - в Роджере снова затеплилась жизнь.

-- Ага.

-- И об этом будешь писать.

-- Ну да.

На следующий день я работал на самом высокооплачиваемом в лагере месте.

Ловушка для студента

Каждый студент, попавший на ферму, мечтает сменить труд "колхозника" на труд фабричного рабочего. Однако удается это лишь некоторым. Критериев отбора нет. Все решает своеобразная лотерея. Человек, занимающийся распределением рабочих мест, жонглирует только номерами. И кому как повезет. Исключения единичны. Хотя кое-какие ограничения на попадание в когорту фабричных рабочих все же есть. К примеру, для русских в места упаковки и заморозки фруктов путь закрыт.

"Повезло тебе, - завидовали россияне, узнав о моем переходе. - Легкие деньги". Спустя неделю работы я уже готов был с ними поспорить. Трясущийся конвейер, холод, постоянный шум, мешающий перекинуться даже парой фраз и, самое страшное, - убивающее однообразие.

Единственными людьми, полностью довольными работой в "холодильнике", были африканцы. Под халат они надевали толстые пуховики и ежедневно заводили любимые песни о своем Боге.

Наравне с шумом, холодом и однообразием для всех русскоязычных рабочих "холодильника" возникала еще одна проблема. Вайзером команды, в которую входил ваш покорный слуга, была гражданка Латвии, совершенно не любившая русских и все, что с ними связано.

После пары открытых конфликтов мне снова пришлось переходить на новую работу. Теперь в наказание дали одну из самых сложных. Моя новая задача - рубить громадного размера ревень, который скорее походил на канат. Но несмотря на то, что это требовало немалых физических усилий, работать бок о бок с венграми, поляками, словаками, белорусами, украинцами, румынами и болгарами было намного проще. С общением всегда легче:

Вообще-то Англия считается первой страной, где еще пару веков назад стали соблюдаться основные права рабочих. Похоже, именно здесь о них первыми и забыли. Так или иначе, восьмичасовым рабочим днем на английских фермах, где трудятся студенты из Восточной Европы и Африки, дело зачастую не ограничивается. И это при том, что сезонным работникам, которым едва исполнилось 18, нередко приходится выполнять далеко не самый легкий физический труд:

Естественно, формально работать выше положенного времени, а тем более выше возможных сил студентов никто не заставляет. Однако достаточно несколько раз отказаться от "излишеств труда", чтобы понести самое страшное наказание. А именно: на неопределенный срок оказаться вовсе без работы. И это при том, что разрешение на труд в Англии ограничено исключительно одной фермой и устроиться в другое место официально вы не имеете права! В итоге студент оказывается в ловушке. И спустя некоторое время, тратя последние деньги на еду и проживание, начинает молить "большого босса" дать любую, даже самую каторжную и низкооплачиваемую работу.

Однако удивительнее поведения фермеров выглядит реакция на грубейшие нарушения "челябинских отправителей". Точнее - отсутствие реакции вовсе. О том, что работать порой придется в любую погоду, без выходных и больше, чем восемь часов, южноуральским студентам в международном отделе ЧГАУ, естественно, никто не сообщает. А ведь программа существует уже очень давно:

Страна одного фунта

Работа, как известно, - это не вся жизнь. И более того, не самая прекрасная ее половина. Хотя так в этой стране считают, пожалуй, только приехавшие "за длинным фунтом" студенты. Аборигенам это и в голову не придет. Англичане не работают для жизни, а живут для работы. То, что сделало из обезьяны человека, в Европе его же понемногу превращает в примата.

Здесь созданы все условия для того, чтобы ты мог трудиться. Ну а то, что происходит с тобой после рабочего дня, мало кого интересует.

Яркий пример - душ. В холодный день он обязательно будет ледяным, в жаркий - невыносимо горячим. Так или иначе, насладиться не получится. Чтобы помыться, необходимо запастись большим терпением.

Но это еще не самое страшное. Куда сложнее постирать собственные вещи. Сам видел, как в четыре часа утра в очереди к стиральной машине здесь уже стояли три человека. Красноречиво, правда? Что уж говорить об "оживленном" времени суток. Масштабы споров, которые здесь разгораются ежедневно, не снились даже нашим несравненным русским женщинам, проводившим когда-то свои лучшие годы в очереди за колбасой. Но чаще всего бой за "мини-химчистку" выигрывают наши соотечественники или болгары.

Однако даже услуги стиральной машины здесь платны. Фунт за операцию.

Хотя студентам, попавшим на нашу ферму, еще повезло. Боссы соседнего кемпа брали ту же таксу за пользование в собственных комнатах газом, электричеством и даже водой. "Друзья по несчастью", горько улыбаясь, говорили, что звон монет стоял по всему лагерю. Что касается проживания, то комнаты, которые отрядили боссы своим сезонным подчиненным, роскошью, естественно, не отличаются. Обычно это стол, три стула, две двухъярусные кровати, зеркало, католическая библия и обязательно: отряд муравьев.

Впрочем, чем богаты:

Эта же поговорка подходит и к еде, подаваемой на завтрак. Я, к примеру, относился к приему пищи по-философски. Просто жевал то, что давали. И если бы мне закрыли глаза и попросили угадать, что я, собственно, ем, то, даю стопроцентную гарантию, не угадал бы. Ни хлеб, ни мясо (еле удерживаюсь, чтобы не ограничить эти слова кавычками) в здешних местах вкуса не имеют. То же самое касается масла, а вот с джемом повара и вовсе шутят. Представьте, что вы весь рабочий день собираете клубнику, ночью вам, естественно, от переутомления снится она же, а утром вы получаете: клубничное варенье.

Кстати, и в магазинах продукты по приемлемой для студента цене можно купить не самые вкусные.

И все-таки:

Главное развлечение этих мест - пятничная дискотека, которая, впрочем, очень уж напоминает деревенские танцы.

Есть, конечно, вариант съездить на модную тусовку в ночной клуб ближайшего города. Но это, порой, чревато. Во-первых, вернуться удастся только под утро и выйти на работу после тяжелой ночи будет не легче, чем доказать теорему Ферма. А значит, есть шанс из-за пропуска лишиться работы. Во-вторых, есть прецеденты, когда от перегрузок у студентов, приехавших на заработки, элементарно не выдерживало сердце. Случай, кстати, не единичный.

Наши соотечественники традиционно выбирают более безобидные виды отдыха. Например, путешествия. Несмотря на то, что одна из дам в международном отделе ЧГАУ перед отъездом убедительно заявила, что меня ждет исключительно work (работа) без travel (путешествий). В итоге именно последнее и отвлекало от смертельной рутины. Благо, вблизи от нашей деревни располагался "райцентр" с типичным английским названием Норвич. Там можно было посетить главные достопримечательности: магазины, нашпигованные сравнительно дешевыми, но очень модными товарами. Хотя даже это, пожалуй, не самое главное. Один мой товарищ, равнодушный к шопингу на родине Шекспира, ездил туда лишь для того, чтобы по-человечески перекусить. А потом всю следующую неделю рассказывать, насколько плотно он подкрепился "пару дней назад".

Кроме того, от лагеря вполне реально было добраться до легендарных городов Грейт Ярмут и Кембридж. Первый - что-то среднее между зимним Сочи и мини-Лас-Вегасом, где, выйдя из холодного северного моря, сто шагов спустя вы можете спустить все свое состояние или выиграть несколько лишних пенсов. Второй - настоящий город-вуз, с кладбищем мертвых велосипедов (мода на них недавно прошла, а сами средства передвижения тысячами смиренно ржавеют повсюду) и обилием русской братии. Даже в шутку подав подрабатывающим тинейджерам бесценную русскую монету, взамен услышал: "Уау!!! Ничего себе, рубль! Спасибо!"

Еще одно развлечение для здешних мест - бесцельное, но очень милое общение с себе подобными студентами-иностранцами. За баночкой похожего на газированную воду пива обычно разворачиваются самые увлекательные межнациональные баталии. Только здесь венгр может в полушутку-полуправду потребовать от Румынии исконно маньчжурской территории, а потом чокнуться алюминиевыми банками за здравие братских народов, а русский с болгарином обсудить эпизод из бандитской "Бригады", а также похаять "общее горе" - Филиппа Киркорова.

"Когда мы приехали, думали держаться подальше от вас, - по-дружески откровенно говорит перед моим отъездом выходец из Речи Посполитой по имени Кшиштоф, - мы думали, что все русские сумасшедшие и хотят войны, но оказалось, что ваш народ самый лучший из тех, которые я видел".

Антон ПЕРВУХИН

Комментарии
Комментариев пока нет