Новости

Инцидент произошел в Петроградском районе города минувшим вечером.

Инцидент произошел минувшим вечером на Шоссе Космонавтов.

Деньги предназначались для оплаты коммунальных услуг.

Агрессивного наркомана задержали сотрудники Росгвардии.

Учитывались разные аспекты проживания в регионе.

Молодой человек четыре месяца находился в федеральном розыске.

Девушка похитила из квартиры хозяев золотые украшения на сумму 245 тысяч рублей.

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Врач из мордовского ГУЛАГа

02.10.2007
Ему приходилось лечить и диссидентов, и полицаев

Виктор РИСКИН
Увильды-Кыштым

Так случилось, что бывший начальник санатория "Лесное озеро" Василий Федорович Скрынник чуть не половину своей трудовой биографии провел в лагерях. Да еще северных, мордовских. Не в качестве, слава богу, зека, а напротив, врача. Общаться ему приходилось с людьми, чьи судьбы были переломаны брежневским режимом, - известными диссидентами. Встречал явных изменников - женщину, выдавшую киевское подполье, и следователя-палача, допрашивавшего краснодонца Сергея Тюленина.

Ему приходилось лечить и диссидентов, и полицаев

Виктор РИСКИН

Увильды-Кыштым

Так случилось, что бывший начальник санатория "Лесное озеро" Василий Федорович Скрынник чуть не половину своей трудовой биографии провел в лагерях. Да еще северных, мордовских. Не в качестве, слава богу, зека, а напротив, врача. Общаться ему приходилось с людьми, чьи судьбы были переломаны брежневским режимом, - известными диссидентами. Встречал явных изменников - женщину, выдавшую киевское подполье, и следователя-палача, допрашивавшего краснодонца Сергея Тюленина. Но ко всем относился ровно, без злобы и настороженности. По-другому, говорит, нельзя: я - врач.

"Голос" брешет

"Голос Америки" вещал: "Василий Скрынник не дает витамины Синявскому и Гинзбургу".

-- Да брехня все это, - машет рукой невысокий, худощавый, с приветливым лицом мужчина на вид от силы лет 50. Поневоле удивляешься, когда узнаешь, что ему в следующем году стукнет 75.

-- Брехня, - повторяет Василий Федорович, - все продукты выдавались по нормам, никого не ущемляли. Было бы что не так, тот же Синявский мне бы сказал: мы с ним нормально общались. Как с Даниэлем и Гинзбургом. А тот "Голос" жена слышала. Она мне и передала со словами: "Ты что там своих зеков мучаешь!" Я и от нее отмахнулся: эти "голоса" меня уже доставать стали.

Родом Скрынник из села Загальцы, что на Киевщине. Окончил школу и подался поступать на журналистику. Но стать нашим коллегой Василию не случилось: недобрал проходного балла. На следующий год двинул по совету друзей в медицинский. Учился так хорошо, что получал сталинскую стипендию в 850 рублей при ставке врача 825. Избрали секретарем комсомола факультета и членом райкома ВЛКСМ. Успел побывать на целине и даже получил нагрудный знак за ее освоение. Институт окончил с отличием по профилю стоматология. Хотели даже оставить на научной работе в Одесском НИИ.

Карьера по этапу

Но в тумане скрылась милая Одесса:

-- Вышло так, - объясняет Василий Федорович, - что выпускники-киевляне не больно стремились уезжать по распределению куда-то в Казахстан или Киргизию. Я их вызывал в комитет комсомола и по домам с уговорами ездил. А мне в ответ: "Сам-то куда собрался? Дерибасовскую штиблетами протирать?" И тогда я написал заявление с просьбой послать меня в: Заполярье!

Но вместо свидания с белыми медведями получил на руки направление в УВД Пермского облисполкома. Там направили в местность под названием Ныроб. Это там, пояснили, где за Соликамском рельсы заканчиваются. Поехал не один, а вместе с женой Ларисой, только что окончившей Киевский педагогический.

В Ныроблаг, состоящий из 15 колоний, уезжали на барже по речке Колве вместе с группой солдат-новобранцев. На Бубыльском отделении полгода поработал стоматологом. Затем карьера пошла по накатанной: назначили начальником медсанчасти, спустя год с небольшим - инспектором медицинского отдела управления в Соликамске. Следующий этап оказался самым длительным - восемь лет на посту начальника медотдела в Ныробе. В 1969 году Скрынника переводят начальником медицинского отдела в Мордовию.

-- Именно там сидели всем известные диссиденты, антисоветчики и преступники времен Отечественной - власовцы и прочие, - констатирует Василий Федорович. - Я лично встречался с Даниэлем, Синявским, Гинзбургом.

Кто есть кто

Андрей Синявский (критик и литературовед), Юлий Даниэль (поэт-переводчик). Арестованы в сентябре 1965 года с разницей в четыре дня. Причина - опубликование на Западе своих произведений под псевдонимами Абрам Терц и Николай Аржак. Их осудили на пять лет каждого. В мордовских лагерях по тем же мотивам сидел и писатель Александр Гинзбург. В 1979-м в числе пяти политзаключенных был обменен на двух советских разведчиков, осужденных в США на пожизненное заключение. После освобождения последний прожил 18 лет и умер на 63-м году в Москве. Синявский эмигрировал во Францию, где стал профессором Сорбонны.

На свободу ненадолго

-- Ничего не скажу, люди приятные в обращении, - вспоминает Скрынник, - общаться с ними - одно удовольствие. Да я особенно и не делал различий между ними и откровенными предателями. Более того, старался принять посильное участие в судьбе некоторых из них.

Больше всех пришлось повозиться начальнику медотдела с Натальей Францевной Грюнвальд.

-- Она из фольксдойчей, врач по специальности, - уточняет Скрынник, - во время оккупации была в Киеве. Сотрудничала с гестапо. Выдала несколько человек из подполья, в том числе и Раису Окипную - ведущую солистку Киевского оперного театра. Не знаю по какой причине, но немцы своего агента оставили после отступления. Ее НКВД лет через десять нашло в Поволжье, где она под другой фамилией работала заведующей аптекой. Дали 25 лет. В 1961 году вышел закон о снижении максимального срока до 15 лет. Отсидела лет 13, и Верховный суд Мордовии освобождает за примерное поведение и добросовестное отношение к труду. Но тут выходит книга "Два года над пропастью" и кинофильм о киевском подполье, где озвучили имя предательницы. В адрес Генерального прокурора Руденко пошли протесты. Грюнвальд опять находят, и она досиживает свой срок до последнего звонка.

Отказали Сахарову

-- Конечно, люди, как везде, болели, - вздыхает Скрынник, - не курорт все-таки. И умирали, как везде. Но утверждение американских "голосов", что мы заключенных голодом морим и не лечим, чистой воды вранье. Это же политика. Едва голодовку объявят, тут же "Голос" передает. Отчего голодовки? Большей частью от недовольства режимом. Отбывали срок в лагерях преступники времен Отечественной войны - полицаи, власовцы. Один следователь лично допрашивал краснодонца Сергея Тюленина. Что касается полицаев, то на свободе они, как правило, гуляли недолго. Один, освободившись, уехал не на Украину, где оставил кровавый след, а в Узбекистан. Но его и там достали. Другой после долгих мытарств по российским окраинам решил вернуться. Благо дочь сообщила, что свидетели его фашистской службы умерли. И его убили: видать, не все померли.

Сидело в лагерях и высокое энкаваэдэвское начальство. Генерал Ланфарг - за пытки в Бутырке. Министр внутренних дел Абхазии Какурия - из-за внутренних разборок в бериевском ведомстве. Сидел и племянник Елены Боннер - жены Сахарова. Оба приезжали его проведать.

-- Этот племянник входил в одну из первых групп в Ленинграде, которая хотела захватить самолет и улететь за границу, - поясняет Василий Федорович. - Приехали они в поселок Явас. Елена Боннер представляет своего мужа: "Академик Сахаров, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат таких-то премий:" Но с Москвой все было согласовано, и чете Сахаров-Боннер свидания не дали. Они несколько дней покрутились и уехали в Москву.

Пришло время, и самому начмеду управления ЖХ-385 стало ясно, что такого напряжения (специфика работы сказывалась!) долго не выдержать. Много поводов не надо, чтобы отыграться в случае чего на такой заметной фигуре, как начальник медотдела. Да и в неволе стирается разница, кто срок отбывает, а кто - по службе. Те же зеки хоть покидают зону, а ты чуть не пожизненно в ней прописан. Словом, запросился Скрынник "на волю".

Вернулся в: зону

На заседании очередной проверочной комиссии из 12 человек он взмолился: "Отпустите, братцы! Куда угодно, только не связанное с осужденными" : Первое, что увидел Скрынник в качестве начальника ведомственного санатория, - это вышки с автоматчиками и колючая проволока вдоль забора: рядом со здравницей располагалась колония. При поддержке приезжавшего отдыхать крупного милицейского начальства сделал все, чтобы малоприятное соседство перестало существовать. Далее пришлось взяться за капитальную реконструкцию бывших административных и жилых зданий. Строили-то заключенные. По принципу тяп-ляп. А что сгодится зекам и конвойным командам, не предложишь отдыхающим. Чуть не все крыши активно текли, в душевых, по сути, не было гидроизоляции, радиаторные батареи не грели. Да и все автономное хозяйство (котельная, энергетика, канализация, водопровод) требовало неустанных забот. Много чего удалось успеть до заездов первых отдыхающих. А позже получилось поставить два жилых дома для сотрудников. В общем, до сих пор вспоминают Скрынника, сумевшего в трудных условиях при минимуме финансирования добиться невозможного: встроить бывшую колонию в состав действующего санатория. Отработал Скрынник в "Лесном озере" десять лет, в 1989 году в звании подполковника ушел на пенсию.

Вместе с женой Ларисой вырастил Василий Федорович трех детей. Старшая, Ирина, закончила Киевский политехнический, работала на Кыштымском медеэлектролитном, а затем ушла в: монастырь. Работает завучем в монастырской школе. Средний сын Сергей - в администрации губернатора области, начальник отдела главного управления материальных ресурсов. Младшая дочь Людмила - корректор в межрайонной типографии.

Скрынник - фамилия старинная. От скрыни - большого сундука с приданым невесты. У Василия Федоровича большое приданое: дети, внуки, любимые занятия - сад и рыбалка. И, конечно же, воспоминания о встречах с неординарными людьми с расколотыми судьбами.

Комментарии
Комментариев пока нет