Новости

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Сердечная недостаточность

05.10.2007
Валентина Глазкова умерла из-за ошибочного диагноза и халатности медиков

Виктор РИСКИН
Кыштым
Наверное, Валентине Ивановне не надо было идти на школьную линейку. К тому же 1 сентября ей должны были принести пенсию. Но так хотелось самой проводить внука Сашку в четвертый класс. Целый час простояла в туфлях на высоких каблуках в свои 69 лет. Почувствовала себя неважно и позвонила дочери: "Оксана, мне плохо:"
Пропущенная кардиограмма
- Мама живет одна в частном доме, - рассказывает Оксана Дмитрина.

Валентина Глазкова умерла из-за ошибочного диагноза и халатности медиков

Виктор РИСКИН

Кыштым

Наверное, Валентине Ивановне не надо было идти на школьную линейку. К тому же 1 сентября ей должны были принести пенсию. Но так хотелось самой проводить внука Сашку в четвертый класс. Целый час простояла в туфлях на высоких каблуках в свои 69 лет. Почувствовала себя неважно и позвонила дочери: "Оксана, мне плохо:"

Пропущенная кардиограмма

-- Мама живет одна в частном доме, - рассказывает Оксана Дмитрина. - Я вызвала такси и одновременно позвонила в "скорую" : "Девочки, у нее сердце!"

Оксана Борисовна слукавила. Она понятия не имела, что с матерью. Только знала: "на сердце" быстрее выезжают. Так и получилось. "Скорая" приехала через 10-15 минут, в половине 12-го дня. Бригада медиков в составе Галины Крошкиной и Ирины Колосовой, пропальпировав больную, пришла к выводу: остеохондроз (!). Спровоцировала диагноз сама больная. Она пожаловалась на боль под лопаткой и затрудненное дыхание. Ей поставили обезболивающий внутримышечный укол, назначили лекарство с напутствием: в понедельник - на прием.

-- Они еще посоветовали тихонечко натирать больное место, - продолжает дочь Оксана. - Мы и натирали.

Это дополнительная нагрузка на начинающее сдавать сердце. Но Валентина Ивановна держалась. Даже сама расписалась за принесенную почтальоном пенсию. Тем временем ей становилось все хуже. Оксана созвонилась с сестрой Светланой, медиком по профессии. Та посоветовала везти больную в отделение. "Скорую" вызывать не стали, на своей машине в 17 часов отправились в больницу. В тот день дежурил врач Игорь Богдажевский. Вот уж кто не в пример фельдшерам "скорой" обязан был сделать ЭКГ! Не сделал:

-- Я при осмотре не присутствовала, - говорит Дмитрина, - он попросил меня выйти. Потом сказал: "Ничего страшного, у нее остеохондроз". Назначил диклофенак - обезболивающее. Мы выкупили его и поставили маме укол.

Предварительно позвоните врачу

Диагноз, поставленный врачом с 23-летним стажем, успокоил не только дочь Оксану, но и саму Валентину Ивановну. К машине в обратный путь пожилая женщина пошла самостоятельно. А ей уже нельзя было шевелиться.

В 20 часов Валентина Ивановна начала задыхаться. Оксана без промедления снова вызвала не-отложку. На этот раз прибыли фельдшеры Татьяна Широкова и Ольга Соколова. И только они без лишних расспросов сделали первоочередное и главное: сняли кардиограмму. Определили - острокоронарный синдром. После чего скомандовали: "Срочно в отделение!" И добавили: "Больную не тревожить!" Дочь обежала соседей, собрала парней. Те на носилках погрузили Валентину Ивановну в "Газель" с красным крестом. С воем сирены машина помчалась в реанимацию. Встречать пациентку вышел заведующий отделением Рим Валиуллин.

-- Он сказал, какие нужно купить лекарства, - вытирает повлажневшие глаза Оксана Борисовна, - и прийти с ними завтра утром.

Дежурный фельдшер глянула на поступившую пациентку и обронила: "Предварительно позвоните врачу:"

От этих слов у Дмитриной почему-то пробежал холодок. Приехала домой и всю ночь практически не спала. Позвонила в половине седьмого утра. Ей сказали: "Ваша мама умерла:"

Диагностическая ошибка

Заведующая отделением Галина ПЛЕХАНОВА полистала журнал:

-- Да, 1 сентября, в 11.20 выезжала бригада. На момент осмотра давление было 130 на 80. Установили остеохондроз и межреберную невралгию. Поставили обезболивающий укол кеторола и уехали. Этот случай я знаю, мы его прорабатывали. Но бригада утверждает, что боли были характерные для остеохондроза - при посадке, при движении. И доктор Богдажевский тоже не определил сердечное.

По мнению Галины Плехановой, упущение первой бригады только в том, что не сняли ЭКГ. Подвела стопроцентная уверенность в своем диагнозе: остеохондроз.

-- Это недооценка тяжести больного, - самокритично признается заведующая отделением, - и диагностическая ошибка. Вторая бригада сняла кар-диограмму. И хотя пленка ничего не показала, что-то их насторожило.

Насторожило вторую бригаду в составе Широковой и Соколовой одно обстоятельство - болевой синдром держится, несмотря на меры, принятые первой бригадой и доктором в приемном покое.

-- Я очень переживаю, - кается приглашенная в кабинет заведующей Галина Крошкина, - но в первый приезд не было такой клиники, чтобы мы могли что-то заподозрить. На сердце не жаловалась. Тем более в анамнезе у нее не было ишемической болезни и гипертонии. Только сахарный диабет второго типа. Поэтому кардиограмму и не сняли. Сейчас, конечно, себя виним.

-- Да, - подтверждает Ирина Колосова, - обычно мы делаем ЭКГ. За это нас в приемнике ругают, что гипердиагностика идет:

В беседах с другими персоналиями этой драматической истории стало немного ясно, о чем шла речь. Главный врач больницы Валерий Алексеев оговорился: "Если при любых болях снимать ЭКГ, то кардиограмм не хватит". Правда, тут же поправился:

-- Они (фельдшеры "скорой". - В.Р.) должны правильно оценить обстановку, так как под этими болями может скрываться любая патология. Но инфаркт мог развиться и потом. Необязательно в то время, когда они были на вызове. И клиника не соответствовала инфаркту миокарда, так что могли ошибиться. А доктору дано право более детально дифференцировать на месте: его никто не торопит.

Этика ни при чем

Из всех собеседников наиболее откровенным был заведующий реанимацией врач высшей категории Рим ВАЛИУЛЛИН:

-- Понятно, что с болями в грудной клетке надо быть крайне настороженным. Всегда есть опасность повреждения миокарда или крупных сосудов. Порочно лечить последствия, а не разбираться в причинах. Можно обезболить что угодно, а процесс остается. Поэтому таких больных надо сразу госпитализировать:

На просьбу дать оценку своим коллегам Рим Маратович напомнил о корпоративной этике и тут же сам себе возразил:

-- А с другой стороны, те, кто создал эту ситуацию - "скорая" и доктор Богдажевский, - почему не думали о корпоративной чести? Нужно было снять ЭКГ, госпитализировать. Я не говорю, что это решило бы проблему и больная осталась бы живой. Но у родственников не было бы вопросов.

Доктор Богдажевский на вопросы корреспондента отвечал тихим, ровным голосом.

-- Больная поступила в 18 часов, - сообщил Игорь Витальевич, - с жалобами на боли в межлопаточной области. При пальпации была выражена резкая болезненность. Дыхание прослушивалось, хрипов не было. Сделали укол диклофенака, ей стало легче, и она ушла домой вместе с дочерью. И все: В 20.30 она поступила в реанимацию, где я ее снова принимал. Там уже диагностировал острый коронарный синдром, и соответственно было назначено лечение.

Не владела методикой

Мы знаем, чем закончилось лечение. Но к доктору были еще вопросы. Первый: "Почему не была сделана ЭКГ, когда больная поступила в приемный покой?"

-- Работала новая сестра, - признался Игорь Витальевич, - и она не владела этой методикой. Я предложил дочери при ухудшении самочувствия вызвать "скорую помощь" и сделать электрокардиограмму. В старые времена я бы, конечно, эту больную госпитализировал:

Последняя реплика доктора породила второй вопрос: "При чем тут старые и новые времена?"

-- У нас сейчас существуют критерии, - пояснил Игорь Витальевич. - Нельзя класть больных больше, чем положено. Допустим, в терапию - 30, в кардиологию - не более 38. И это на весь Кыштым, где 40 тысяч жителей. У меня больные ходят и не могут лечь, я лечу амбулаторно. Пневмонию, можно сказать, дома лечат. За перевыполнение плана врачей штрафуют. Знаю, что с одного врача сняли 6000 рублей, с другого - 8000.

Делай, что должно

Здесь доктору Богдажевскому можно посочувствовать. Но не хочется. В конце концов, клятву он давал не тем, кто придумал эти людоедские правила. И его долг был - помочь больному, а не думать при этом о грядущем штрафе. Как говорили древние: делай, что должно, и будь, что будет. Не сделал доктор Богдажевский и другого. Когда новая медсестра не могла снять ЭКГ, ему надо было не советовать дочери вызвать для этой цели "скорую", а самому позвонить в "скорую", которая находилась метрах в ста от приемного отделения на территории больницы, а не в нескольких километрах от дома Валентины Ивановны.

Делать выводы по поводу описанной ситуации - задача независимой комиссии, если таковая найдется. Но один диагноз нашим медикам можно поставить безошибочно: сердечная недостаточность. Не хочется в десятый раз говорить о пропущенной кардиограмме, но хотя бы извиниться они могли?! Позвонить дочери погибшей и попросить прощения. Нет, не случилось. И только Рим Валиуллин в конце нашей беседы произнес: "Я хочу принести извинения дочери за то, что не смогли все сделать".

Оксана Дмитрина обратилась в городскую прокуратуру с заявлением - привлечь к уголовной ответственности виновных в смерти ее матери.

Комментарии
Комментариев пока нет