Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Легко ли встать на ноги?

12.10.2007
После трагедии  на железной дороге девятилетняя девочка учится ходить  на протезах

О беде Лизы Кунстман со станции Потанино в редакции "Челябинского рабочего" узнали из письма ее мамы Ирины Адамовны. Нет, она не жаловалась, не сетовала на судьбу, хоть и воспитывает одна троих детей. Сильная женщина. Она: благодарила. Благодарила людей, которые помогли ее дочке выжить, кто сопереживал в трудные дни.

После трагедии на железной дороге девятилетняя девочка учится ходить на протезах

О беде Лизы Кунстман со станции Потанино в редакции "Челябинского рабочего" узнали из письма ее мамы Ирины Адамовны. Нет, она не жаловалась, не сетовала на судьбу, хоть и воспитывает одна троих детей. Сильная женщина. Она: благодарила. Благодарила людей, которые помогли ее дочке выжить, кто сопереживал в трудные дни. Весной второклассница Лиза попала под поезд, осталась без ног. Жуткая нелепость в судьбе доброй голубоглазой девчонки с открытым характером. Самое поразительное - как она, совсем еще ребенок, пережила все это. Стойко, не проронив ни слезинки. Взрослые только диву давались. После трагедии Елизавета твердо сказала: "Я все равно буду ходить!"

Мама, не плачь

Дурных предчувствий у Ирины Адамовны не было. Хороший апрельский день клонился к вечеру и должен был запомниться началом чемпионата мира по хоккею. Посмотреть его не успели:

Только-только Лиза была во дворе, гоняла на велосипеде, заливисто смеялась где-то рядом. Потом ушла гулять с подружкой. На их улице Сахалинской, где частные дома выстроились в длиннющий ряд, детям приволье. Ирина осталась дома одна. Неожиданно заглянула соседка. "Иди скорее на станцию", - только и сказала она, не решаясь открыть правду. После этих слов сердце заныло, но не сильно, лишь слегка.

Железнодорожная станция недалеко, Ирина дошла быстро. Только тут поняла, что стряслось с ее Лизочкой, и сразу перестала ощущать реальность. Двигалась и говорила, как во сне. Будто и не с ней, не с ее ребенком происходит весь этот кошмар. Были бессонная ночь и мучительное ожидание у дверей операционной. Утром заглянула в палату реанимации, где лежала дочка, и от неожиданности оторопела: Лиза махала ей рукой и улыбалась. Мол, держись, мамочка.

-- Я думала, что она без сознания, - вспоминает Ирина, - а она его почти и не теряла, помнит все вплоть до мелочей.

Позже, когда они остались в палате вдвоем, дочка прижалась к маме и тихонечко, вполголоса, рассказала обо всем, что случилось в тот злополучный вечер. До этого взрослые только строили догадки.

:Лиза и ее подружка Катя провожали кого-то в поселок, обратно возвращались одни. Не впервой им. Железнодорожные пути перешли по высокому перекидному мосту, спустились на платформу. Мимо с грохотом шел грузовой состав. До его "хвоста" оставалось всего четыре вагона, когда что-то неведомое (возможно, это была торчащая проволока) подцепило беспомощную девчонку-второклашку и потащило, затягивая под колеса. Рядом - ни души. Катя не растерялась, побежала звать взрослых. В состоянии шока Лиза еще пыталась встать.

Только в хорошие руки

:Первым прибежал и подхватил ее на руки сосед Юрий Лаймин. Дядю Юру и оказавшегося рядом поселкового медика Лиза потом часто вспоминала. Они не отходили от нее в самое страшное время - до приезда "скорой". Лизе не давали терять сознание. "Неотложка" примчалась на редкость быстро.

Через 40 минут после трагедии Лиза уже лежала на операционном столе. Потеря крови была громадной. Выручило, что за неделю до этих событий в Копейске проходил День донора и запасы пополнили. Однако и этого было мало. Нужную группу крови привезли спасатели МЧС.

На следующий день была другая больница, снова - борьба за жизнь, реанимация. "Мы все время попадали в хорошие руки", - ясно понимает сегодня Ирина Адамовна. В своем письме в редакцию "Челябинского рабочего" она приводит список докторов, хирургов, медицинских сестер и санитарок, которые проявили высокий профессионализм, чуткость и человечность. По этому длинному перечню можно догадаться, сколько пришлось пережить Елизавете. Спасибо от нее и от мамы персоналу копейской горбольницы N 1, а также отделений детской реанимации, хирургии, ортопедии и кардиологии областной больницы.

Сразу помог Ирине Адамовне родной коллектив НПО "Этериа". Маме разрешили трудиться по свободному графику, чтобы успевала ухаживать за дочкой.

В первые же дни после трагедии в палате у Лизы появились фрукты и прочие вкусности от одноклассников. Ее беде сопереживала вся потанинская школа N 24: учителя, ребята, их родители. Благодаря общим усилиям девочка быстрее пошла на поправку.

Двигаюсь - значит живу

Жарким летом Лизу можно было встретить на Втором озере. До него от дома Кунстманов всего-то метров 500. Полкилометра - тоже расстояние. Преодолевали его на старенькой инвалидной коляске производства 80-х годов прошлого века. Это тяжеловесное "чудо техники" одолжили знакомые. Своих колес у Лизы пока нет. Не положено сразу, надо подождать, помучиться. В управлении социальной защиты записали девочку в общую очередь на получение коляски. Невдомек, видно, чиновникам из министерства социальных отношений, что детство проходит быстро и не возвращается никогда.

Зато ребенок интуитивно чувствует это и торопится жить. По словам мамы, еще культи у дочки не зажили окончательно, а она уже плавала в озере. Радовалась, что получается. Услышав о первых достижениях Елизаветы, один мой знакомый восхищенно воскликнул: "Быть ей параолимпийской чемпионкой!"

Когда стало ясно, что жизнь дочки спасена, первым вопросом ее мамы было: "Возможно ли протезирование?" Ампутация все-таки высокая: одна ножка - чуть ниже колена, другая - выше колена. Врачи обнадежили: "Да, возможно!"

:С Елизаветой и ее мамой я познакомилась в стационаре Челябинского протезно-ортопедического предприятия. Узнав, кого иду навещать, даже охранники не сдержали эмоций: "Просто чудо какое-то! Таких подвижных детей у нас тут еще не было! Вы бы видели, как она гоняет на коляске!"

Увидела: гоняет действительно здорово. Коляска, принадлежащая отделению, удобна и легка. Дома такой еще долго не будет. А сидеть на месте Лиза, как и всякий нормальный ребенок, не любит. Тем более друзей у девочки в отделении много - практически все пациенты и персонал. Хочется пообщаться.

Нередко после подобных трагедий люди замыкаются, у них появляются озлобленность, обида на жизнь. Это не про Лизу. Характер у нее совсем не изменился. Может, природа таким одарила. Может, благодаря маме, которая умеет видеть светлые стороны в самых мрачных ситуациях. "Спасибо, протезы дочке тут делают максимально удобные, на германских шарнирах. Понимают, что для ребенка, стараются", - делится с корреспондентом Ирина Адамовна.

-- Мы Лизу-Лизавету взрослым в пример ставим, - укрепляет мою веру в уникальность этой девчонки травматолог-ортопед Александр Огошков. - Такое желание ходить! В первый же день она сделала на протезах три шага. Пока передвигается с двумя тросточками в руках. Со временем Лизе нужно научиться твердо стоять, балансировать и ходить на учебно-тренировочных протезах, они тяжелее обычных. Вообще случай сложный. Протезирование парное - "голень" и "бедро". В будущем сделаем ей более совершенные, облегченные протезы.

Поверь в мечту:

"Буду сидеть на картошке и хлебе, - решила для себя мама, - а сделаю все, чтобы детство у Лизы не было потеряно". Троих ребят Ирина Адамовна поднимает одна, без мужа. Понятно, проблем немало, в том числе и финансовых. Старший из мужчин в доме - 18-летний Евгений. Парень вполне самостоятельный и серьезный. Хорошо учился, школу пришлось бросить из-за конфликта с директором. С 14 лет Женя пошел работать, теперь он - промышленный альпинист. Если его заберут в армию, за старшего останется 17-летний Алеша.

Братья - надежная опора, тем более теперь, когда быт Лизочки состоит из множества непредвиденных мелочей. Недавно ей надо было на прием к стоматологу. Поликлиника в Потанино находится "на другом берегу", за железнодорожными путями. Обязательно нужны двое сопровождающих. Один берет на руки девочку, другой - коляску. Хочешь - карабкайся на неуклюжий перекидной мост, хочешь - иди более коротким, но рискованным путем через рельсы.

Оба пути неудобны даже для человека налегке. Каково же приходится молодым мамам с колясками или инвалидам? Когда-то здесь был другой переход - деревянные мосточки. По слухам, их обещали отстроить заново. Пока "переправа" через железную дорогу у станции Потанино - место неуютное и небезопасное. Я сама убедилась в этом.

Мама заранее беспокоится, как ее дочка будет садиться там на электричку. Есть у них заветное желание - сделать из Лизы: пловчиху. Для этого придется ездить в челябинский бассейн. Конечно, не сейчас, а когда поднаберется сил, тверже встанет на ноги.

Такая смелая мечта появилась после встречи с серебряным призером параолимпийских игр Оксаной Гусевой, навестившей девочку в больнице. Совсем малышкой Оксана оказалась в подобной беде. Ей знакомы все переживания Лизы. Оксану вовремя поддержали, втянули в большой спорт. Теперь 18-летняя челябинская чемпионка и красавица помогает другим.

Зная Лизу, надеюсь, что у нее тоже все получится. Девочка уже ходит на "своих двоих" по двору и по дому. Она - третьеклассница, получает "пятерки" и "четверки" у своей любимой учительницы Татьяны Александровны. С маминой помощью научилась вязать на спицах. Лиза способна на многое. Вообще-то не важно, станет она чемпионкой или нет. Главное, бороться за счастье, всем бедам назло. Вот только как? Если у читателей "Челябинского рабочего" есть добрые советы для Лизы Кунстман и ее мамы, просим присылать их в редакцию.

Марина МОРОЗОВА

Комментарии
Комментариев пока нет