Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Не про наркотики

25.04.2001
"Траффик" Стивена Седерберга  в "КиноМАКСе"

Стивен Седерберг, ставший после своей первой картины "Секс, ложь и видео" живым классиком, снял новый фильм и вновь угодил и зрителям, и американским киноакадемикам. "Траффик" получил сразу четыре "Оскара" (в том числе за режиссуру) на последней раздаче американских кинослонов. В эти дни "КиноМАКС" показывает эту картину в Челябинске.
Седерберг, как и полагается большому режиссеру, не боится брать надоевшие обывателю темы. В данном случае - это наркотики.

"Траффик" Стивена Седерберга в "КиноМАКСе"

Стивен Седерберг, ставший после своей первой картины "Секс, ложь и видео" живым классиком, снял новый фильм и вновь угодил и зрителям, и американским киноакадемикам. "Траффик" получил сразу четыре "Оскара" (в том числе за режиссуру) на последней раздаче американских кинослонов. В эти дни "КиноМАКС" показывает эту картину в Челябинске.

Седерберг, как и полагается большому режиссеру, не боится брать надоевшие обывателю темы. В данном случае - это наркотики. Точнее даже не сами они, а система, ими порожденная. Она впечатляет. Хоть речь и идет о благополучной, в общем-то, Америке, наркотики не только одурманивают тамошнюю молодежь, но становятся частью личной жизни граждан, экономической структуры государства и родом деятельности политиков.

Фильм сделан как бы из трех не пересекающихся новелл. Героем одной из них стал "личный друг президента", руководитель некоего антинаркотического комитета судья Уэйкфилд (Майкл Дуглас). Пока он пытается бороться с напастью на уровне сената и конгресса, его дочь-отличница забавляется "коксом".

Другая новелла - о семье крупного калифорнийского наркоторговца, которого поймала полиция, и теперь его жена (Кэтрин Зета-Джонс, на самом деле нынешняя супруга Майкла Дугласа) берется за его дело, для начала нанимая киллера для свидетеля обвинения.

Наконец, третий пласт - мексиканская история. Наркотики в Америку, как и везде, попадают с юга. Здесь центральный персонаж - полицейский из Тихуаны в исполнении удивительно похожего и лицом, и флегматическими манерами на Бодрова-младшего Бенисио дель Торо ("Оскар" за лучшую мужскую роль второго плана). Он и его коллега помогают типичному латиноамериканскому генералу Салазару, который поначалу вроде бы решил избавить город от наркомафии, а как позже выяснилось, лишь убрал конкурентов другого наркобарона. Мексиканская новелла - самая интересная. Во-первых, это иной подход к проблеме (жесткое насилие и "сами подохнут"). Во-вторых, художественно это сделано превосходно (цветовой фон здесь как бы сдвинут в песчано-желтое, так что пыльное марево чувствуется почти физически).

Талант Седерберга (и достоинство фильма) в том, как ему удалось вырулить из лабиринта голливудских банальностей. Траффик - это путь наркотиков из Латинской Америки в США, который становится метафорой трудно поддающегося коррекции явления. Седерберг, признававшийся в употреблении наркотиков, не "припечатывает" никого - ни наркодельцов, ни политиков, оставаясь как бы над схваткой. В общем, это и позволило ему сделать художественно убедительное открытие. Логика борьбы с наркоманией даже в Америке подменяется логикой войны, когда воюют не за цели, а потому что не убивать на войне нельзя. При этом абсурд войны, изначально ей присущий, каждый человек (боец или жертва) обречен открывать сам.

Седерберг балансирует на грани этики, утверждая вслед за Солженицыным императив личной ответственности перед своей судьбой. Но ведь все ясно и без назиданий, когда, например, дочь судьи за дозу пользует негр-наркодилер. И, напротив, "суперкиллер" становится мешком с навозом, когда попадает в лапы генерала. Наши кинодеятели наверняка бы в силу собственной бесталанной безответственности довели бы высказывание "до ума". Например, сделали бы героем блюстителя порядка либо, что еще хуже, наркоторговца. Но в том-то плохие жанровые фильмы беспомощны, что ищут правду не там и не так, а у нас еще, как правило, за счет зрителя, и без того запуганного и обманутого.

Я. ГАЙВАРОНЦЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет