Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Несущий луну

16.10.2007
Вышел в свет альбом художника Василия Дьякова, поместившего Чебаркуль на карту мирового искусства

Новита ЗАКАТОВА
Чебаркуль

В Чебаркуле живет художник, прославивший свой город далеко за пределами Челябинской области, - Василий Дьяков. Его произведения приобретают многие музеи страны, а каталог выставок, в которых Василий Дьяков принимал участие, занимает несколько печатных листов. Его акварелями восхищаются японцы, французы, москвичи, питерцы. Его почитают профессиональные художники области, но до обидного мало знают неспециалисты. Репродукции работ художника, которого "некоторые не понимают", недавно выпустило челябинское издательство "Автограф" - акварели, пастели, графика разных лет.

Вышел в свет альбом художника Василия Дьякова, поместившего Чебаркуль на карту мирового искусства

Новита ЗАКАТОВА

Чебаркуль

В Чебаркуле живет художник, прославивший свой город далеко за пределами Челябинской области, - Василий Дьяков. Его произведения приобретают многие музеи страны, а каталог выставок, в которых Василий Дьяков принимал участие, занимает несколько печатных листов. Его акварелями восхищаются японцы, французы, москвичи, питерцы. Его почитают профессиональные художники области, но до обидного мало знают неспециалисты. Репродукции работ художника, которого "некоторые не понимают", недавно выпустило челябинское издательство "Автограф" - акварели, пастели, графика разных лет.

Богатырь с добрыми глазами

Василий Дьяков - семидесятидвухлетний богатырь с душой поэта и глазами художника. Имя напевное, фамилия крепкая, взор - что палитра, ум острый, отточенный годами поиска и анализа смысла жизни, творений. Характер, не поддающийся легкой расшифровке. Как и творчество, фундаментальность и созерцательность которого понять не каждому дано. Что-то произошло, зеркальные пластины судьбы, извернувшись, перестали корчить рожи, тиражировать засмотренное. Выстроившись в стройный ряд, единым полотном отобразили творчество Василия Дьякова, и стало понятно: пора. Настала пора отдать застопорившийся где-то салют человеку, десятилетиями ведущему летопись духовности. В красках (прежде всего) и рифмах. Вот он, прекрасно изданный челябинским издательством "Автограф" альбом графики художника из Чебаркуля. Первое полновесное представление мастера кисти в полиграфическом исполнении. Спасибо чебаркульской администрации и Собранию депутатов, выделившим средства.

До Крыма не доехали

Доведись Василию Дьякову самостотельно выбирать место жительства, не сдвинулся бы с места, где родился - деревня Тихоновка Щучанского района Курганской области. Но в пору его молочной юности выбор такой сделал отец. Врачи рекомендовали отвезти болезненного от природы мальчонку в Крым. Собрали пожитки, сели в поезд и под стук колес залюбовались уральской природой. "Вот здесь, в этой красотище, я бы остался жить", - изрек отец, погладив взглядом озеро Чебаркуль. Так Урал не потерял, а Чебаркуль обрел свою будущую славу. Именно озеро, где мальчик проводил дни напролет, отвечало его характеру, склонному к философии, созерцательности, честности. Закаты, играющие всеми оттенками красного с желтым, плеск воды, весел, лодочные "робинзонады", охота без единого выстрела подняли с глубин души Василия талант художника и поэта. Первым рисунком в пятом классе стала стеклянная чернильница, выставленная на стол учителем-фронтовиком. Первый рассказ сложился после ночной рыбалки. Первое понимание - я человек природы - пришло под шум камышовых зарослей, пение птиц, стрекот кузнечиков, робкие и проливные дожди. "Ты - лиственник", - смеялся друг Василия. "Он - один из лучших живописцев, акварелистов", - скажут о нем через много лет профессионалы-художники. "Вы певец природы, души", - прокомментируют его работы в будущем искусствоведы. "Я - созерцатель", - говорил, говорит и будет говорить Василий Дьяков.

Половинка

Попробуй оторвать художника от семьи - брызнет кровью. Они стали половинками единого целого благодаря журналистике. Василий в то время напирал на скульптуру, отодвинув в сторону изумительной чистоты миниатюрные акварели периода учебы в Пензенском художественном училище. О нем уже слышали в Челябинске. Но когда главред челябинской телестудии предложил одной журналистке подготовить о молодом художнике материал, она отказалась. И предложила сделать это своей коллеге Клавдии. Та добралась до избушки на берегу озера, зашла в тесный дом, где Василий с компанией что-то бурно обсуждали, прерывая беседу хохотом. На полках лежали формалистические работы, планшеты, с высоты полок взирали каменные "хари" - дикие, странные, пробирающие до нутра сквозным взглядом. "Почему вы делаете эти... хари?" - спросила позже журналистка у скульптора. Оказалось, внутренняя тяга к монументальности, искренний интерес к далекому и загадочному острову Пасхи сказались. Ни при первой, ни при повторной встрече они не поняли, что созданы друг для друга. Его корябнуло непонимание "махровой материалистки", а она, действительно, только с какого-то раза врубилась - это талантливо. Только услышав, как Клавдия с упоением пересказывает сюжет понравившегося фильма, Василий раскрыл глаза - она умеет видеть то же, что и он, - краски, образы, духовное начало! Мы созданы друг для друга! Когда они поженились, Клавдия перебралась жить к любимому человеку, сразу определив для себя роль в семье - муж будет рисовать, делать лики, она - создавать условия. Так у Василия появился человек, который на всю жизнь станет его опорой, двигателем его работ, любимой, матерью его сына.

Блики из детства

Василий не сажал дерево - здоровье не позволяло. Но он вырастил сына - Ивана-царевича, художника. И выковал из Клавдии, высококультурной женщины, выпускницы ГИТИСа, театроведа, настоящего ценителя изобразительного искусства, критика. Он научил ее видеть картины (любые) его глазами: рентгеном, чутко, бережно, красочно, содержательно. Окунувшись в работу с головой, Василий требовал постоянного внимания и отзывов, даже в совершенно неподходящей ситуации. Супруга мешает кипящий на плите суп, что-то еще булькает рядом, сын Иван заливается, а Василий: "Клавдия! Посмотри, что-то здесь не так..." И показывает кистью в акварель, глаза "нетутошние". "Может, чуть приглушить яркость?" - отвечает жена и возвращается к кастрюлям. "Точно", - соглашался Вася и вновь "заныривал" в свою реальность. На бумаге, без предварительных карандашных набросков, вживую материализовывались акварельные хатки, заборы, закаты. Все родом из детства. Листы наполнялись светом свечи, ламп, отбрасывающих причудливые тени на стены, потолок. Желтое на красном, красное на особенно красном, красное на черном. На их фоне фигурки одиноких людей и в группе. Нет глаз, ртов, носов, есть изгибы тела, игра света, цвет, настроение, какая-то напряженность.

Троица

Сын Иван - давно сформировавшийся художник. Выпускник "Мухинки" (монументальное отделение) повторил отца в любви к изобразительному искусству. У него другой путь, другие образы, другие темы, другие приемы - он работает в технике горячей эмали. Живет, творит (участник 40 экспозиций в стране, за рубежом, 10 персональных выставок, его работы находятся в Швеции, Германии, Финляндии, Америке), преподает в Питере, частенько приезжает к родителям. Осмотрится, сбегает на озеро (где, как и отец, вырос, пропитался природой) и домой. В доме Дьяковых просто (ну не нажили своим талантом роскоши). Мастерская Василия Николаевича (в одной из комнат) похожа на музей. Сядут Иван, отец и мать за стол, чаевничают да и забывают за разговором о вареньях - что важнее в живописи, как достичь гармонии, обсуждают. Потом и до разбора фильма, телепередачи интересной добираются, новой выставки, новой книги. Они - единое художественное целое. Два художника в доме, говорю, это уже слишком. Клавдия Ильинична так не считает: для каждого из них каждый - самостоятельная творческая единица, но талант в их семье един и неделим. Недавно он прирос еще одним - писательским даром Клавдии Ильиничны: энциклопедических знаний журналист, выйдя на пенсию, стала писать книги. На счету Василия Николаевича два опубликованных поэтических сборника "С высоты синевы", "Камень у воды". Название точно отображает характер художника.

Мне бы деревом быть, или зверем родиться,

Или в небе летать

Белокрылою птицей,

Или камнем большим лежать у дороги,

Слушая молча земные тревоги...

У жены - книга "За седьмой горой" (хроника одной семьи - семьи Дьяковых). Только что Клавдия Ильинична закончила еще одну книгу - документальную повесть о Федоре Васильеве. Такие они, разные и похожие, - Дьяковы.

Черные ангелы

Они появились в смутном, разрушительном 1991 году. Василий Николаевич сидел за обеденным столом, хлебал суп, вдруг словно провалился куда-то, и явилось видение. Монахи в черном у дома бревенчатого, с неба хлопьями снег, и вместе с ними на землю падают чернокрылые существа, некоторые, как тряпки, повисают на заборе. Очнулся, схватил бумагу, кисть. Так черные ангелы среди обломков порушенных городов из параллельного мира перекочевали в наш. Родившийся цикл получил название "Апокалипсис". Конец мира, гармонии, удар в спину, предательство, жуткая экология - все здесь. И растерянность, в которую Василий Николаевич впал после обретения свободы. Раньше, когда запрещалось, - рисовалось, теперь - нет. Наступила липкая тишина. В эту затяжную паузу, переставшую пахнуть красками, вдруг стали лихорадочно рождаться стихи - в любой день, миг, погоду.

Как мне добиться красоты?

Как мне добиться чистоты?

Как мне добиться высоты?

Как мне добиться той черты,

Чтобы была без черноты,

Чтоб я с ней был совсем на "ты",

Когда не видно маеты,

Как мне добиться простоты?

Наваждение продолжалась года три, а высказавшись, художник оглянулся вокруг (не без помощи жены) и понял: жизнь продолжается и надо рисовать. Его пластика стала аскетичнее, цвета - жестче, люди - символичнее. С силой нахлынули воспоминания детства - мать со свечой в руке идет по комнате, рождая замысловатые, живые тени, за столом со свечой, последний луч, закат - все в тревожно-красном. И вот новое - "Святое семейство", "Человек с лошадью", "Женщины с рыбами", "Старик", "Материнство", "С цветком в руке".

Ни наяву, ни когда ты видишь сны,

Ни в счастье, ни в горе, ни в черные дни,

Ни в холод, ни в голод

Не кляни,

Не предавай,

Не продавай

И не вини

Ни мать, ни Родину, ни друга,

Ни дом, ни этот месяц май,

Ни лес, ни поле, как ни туго,

Не продавай,

Не предавай.

Действительно, камень у воды: любит постоянство, и только протекающее вокруг меняется. Двигателем картин, новых идей, сборников всегда была Клавдия Ильинична. Без него не было бы удивительных рисунков, без нее мало бы кто увидел их. "Ты похож на несущего луну", - как-то сказала мужу Клавдия Ильинична. Похоже. Мне Василий Дьяков напоминает бунтаря: не работает на заказ, верен своему видению мира. Кричит - вот синева, вода, пламя, лик, небо, деревья, - всмотритесь, увидьте в них свою суть! "Непохоже", - твердят толстокожие. Но почему художник должен оправдываться за свою непохожесть? Ведь рябина не оправдывается, что не похожа на тополь...

Комментарии
Комментариев пока нет