Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Рынок обрусел и скукожился

26.10.2007
Прошло почти семь месяцев, как иностранных торговцев принудили покинуть прилавки нашей страны

Виктор РИСКИН, Елена БАЖЕНОВА
Кыштым-Челябинск

Китайцы, вьетнамцы, корейцы, еще недавно продававшие дешевые товары ширпотреба, с  1 апреля изгнаны с базарных площадей и окраинных территорий городов нашей необъятной родины. Сделано это было ради отечественных тружеников уличного прилавка и таких же отечественных производителей мануфактуры и продуктов. Дескать, китайско-корейско-вьетнамское засилье не давало развернуться местным рабочим рукам. Иностранцы, мол, и цены диктовали разорительные для провинциального кошелька. Вот избавимся от слишком прытких закордонных коробейников и заживем, рассуждали чиновники.

Прошло почти семь месяцев, как иностранных торговцев принудили покинуть прилавки нашей страны

Виктор РИСКИН, Елена БАЖЕНОВА

Кыштым-Челябинск

Китайцы, вьетнамцы, корейцы, еще недавно продававшие дешевые товары ширпотреба, с 1 апреля изгнаны с базарных площадей и окраинных территорий городов нашей необъятной родины. Сделано это было ради отечественных тружеников уличного прилавка и таких же отечественных производителей мануфактуры и продуктов. Дескать, китайско-корейско-вьетнамское засилье не давало развернуться местным рабочим рукам. Иностранцы, мол, и цены диктовали разорительные для провинциального кошелька. Вот избавимся от слишком прытких закордонных коробейников и заживем, рассуждали чиновники. Прошло почти семь месяцев. Что же изменилось на наших рынках?

Не до смеха

Китайский рынок, пять лет существовавший в Кыштыме, по сути, опустел. По словам исполнительного директора "Уральского торгового комплекса" Николая Ижгузина, еще недавно здесь держали лавки выходцы из Северной Кореи и несколько представителей Поднебесной. Всего - 40 человек. Они одновременно выступали в роли менеджеров, коммивояжеров и продавцов, то есть договаривались о приобретении товара, сбывали и реализовывали. Им помогали 120 кыштымчанок, исполнявших обязанности помощников продавцов, подсобных рабочих и грузчиков. После 1 апреля роли поменялись. Восторжествовала социальная и интернациональная справедливость, обозначившая признание приоритета "титульной нации". Наши заняли лидирующее место за прилавком, а гастарбайтеры сместились на второй план. Сместились те, кто остался. А осталось 11 человек, получивших разрешение работать в России только в качестве грузчиков, сторожей и подсобников. Остальные, побросав клеточные челночные сумки, свалили на историческую родину.

Образовавшуюся брешь никто не заполнил. Более того, резко поредели и российские ряды: вместо прежних 120 - 26!

Что же получил городской бюджет от такой "рокировки"? Ну, особого вклада в местную казну рынок не вносил: чай, не промышленное предприятие. Но все же только в виде земельного налога ежемесячно поступало 54 тысячи рублей. Сейчас - в пределах 20 тысяч. Правда, здесь сказалось и то, что торговый комплекс выкупил землю, и ставка налога понизилась.

-- Подоходного налога платили в пределах 30 тысяч в месяц, - продолжает подсчет убытков Николай Ижгузин, - а нынче наполовину меньше. Прибавьте сюда пенсионные отчисления, которые мы выплачивали только за наших, медстраховку. Натекало еще 15 тысяч. Нынче - мизер.

Удар по своим

Подобьем некоторые итоги: после дня смеха ежемесячные потери в денежном выражении составили около 60 тысяч рублей. А куда делось около сотни пристроенных людей, и вовсе никто не скажет. А они, как ни крути, работали и получали зарплату. Пусть небольшую, в среднем 2332 рубля, но тем не менее.

Основной же удар был нанесен не по иностранцам и нашим труженикам прилавка, а по тысячам покупателей из Кыштыма и соседних городов - Озерска, Снежинска, Каслей. По выходным дням около десяти тысяч горожан и приезжих проходили вдоль торговых рядов китайского рынка. На качество, как правило, обращали меньше всего внимания. Зато цена всегда устраивала. А если еще и поторговаться: Что и говорить, возможность сбить указанные на ярлыке цифры - едва ли не единственное счастье покупателя, куда большее удовольствие, чем само приобретение.

-- Да, - соглашается мой собеседник, - цена была плавающей и, главное, вещь всегда дешевле магазинной. А сейчас! Возьмем джинсы. Стоили они 350 рублей. Теперь за 500 зашкаливают.

Рост в 150 рублей легко объяснить. Прежде корейские коробейники закупали товар из нескольких источников. Что-то привозили с родины, что-то из Москвы, с Черкизовского рынка. Теперь же их пониженный статус (были продавцы, стали подсобниками) не дает возможности развернуться. Сменившие их за прилавком российские девчата просто не имеют такого опыта, да и желания работать оптовиками. Сократилась и сама закупочная зона: капитально обеднел, а по сути закрылся тот же Черкизовский рынок. Потому маршрут единственный: в Екатеринбург, к поезду Пекин-Москва. Там еще есть возможность разжиться товаром, но значительно подорожавшим из-за сокращения оптовых рынков.

Из бригадиров в подсобники

В свою очередь корейцы-китайцы, ограниченные реальной ролью поставщиков, но не реализаторов, содержат продавцов, грузчиков и прочую вспомогательную силу. Учитывая расходы, подскочившие закупочные цены, сами набрасывают дополнительные рубли, делая ранее прибыльные джинсы малоконкурентными с магазинными. Взыскательный покупатель уже придирается к качеству и нередко заявляет: "Да я лучше в универмаге поищу: там надежнее и цена не больно разнится!" И в самом деле, прежде разница между базарной и магазинной ценой составляла 100-120 рублей, теперь 50-60. Прежняя дешевизна ширпотреба объяснялась просто: корейцы сами стояли за прилавком, торговали товаром, принадлежащим им ЛИЧНО.

И самое важное: заинтересованный продавец-собственник мог то, что делает базар базаром, - ТОРГОВАТЬСЯ! Покупатель от прилавка так просто не уйдет: что может быть азартнее перетягивания рублевого каната, где обе стороны всегда в выигрыше?! Один сбыл залежалый товар, другой по дешевке выторговал.

-- Сейчас же цены фиксированные, - поясняет Николай Ижгузин, - наша девочка не имеет права сбросить несколько рублей без команды хозяина. А хозяина рядом нет: он товар ищет, на который подросли закупочные цены. При этом надо иметь в виду: в том же поезде Москва-Пекин ширпотреб привозят корейцы-китайцы. Кому проще с ними договориться: нашим русским или "нашим" корейцам?

Ответ ясен. Тем более что интересы последних защищал бригадир, мой давний знакомец - многоопытный северокореец Тин Хо. Кстати, недавно у него родился второй сын (Тин женат на кореянке-россиянке родом из Ростова). Нынче он остался в неформальной роли "смотрящего" за своими, переводчика и старшего. Зато официальный статус сильно упал: из всеми уважаемого бригадира он превратился в: подсобного рабочего. И, как следствие, порвались связи, осушены каналы поставок. К самому Хо даже среди земляков отношение изменилось: не сумел он (пусть не по своей вине) закрыть их в тот черный день 1 апреля. Многие уехали, продав русским за бесценок товар общей стоимостью в 60 тысяч рублей.

-- А наши предприниматели выставили его на продажу в два раза дороже, - констатирует Николай Ижгузин. - с того раза и пошло нагнетание цен.

Тот же Тин попытался как-то ослабить вал подорожания - организовал филиал кыштымской базы в Тюмени. Даже рынок выстроил, но работать не получилось: цены и там подскочили, так что смысла городить базарный огород не стало. А затраченные около миллиона рублей вылетели на ветер.

В сортир с лифом

Кроме объективных обстоятельств основы дешевого рынка подрывают и субъективные, человеческие факторы, то есть воровство. Северных корейцев вкупе с китайцами подводил, да и подводит их национальный недостаток - честность. Ну не приучены они видеть в лицах славянской национальности противоположную природную черту. Товар не пересчитывают, валят кулем. Стащишь - не заметят. А если и заметят:

-- Одну девчонку поймали на краже джинсов, - рассказывает Николай Ижгузин, - предложили сдать в милицию. Но кореец, а это был земляк бывшего бригадира Ли Хао Си, отказался. Говорит: это не она виновата, это я виноват, надо было самому смотреть.

А не так давно был и вовсе анекдотичный случай. Обратились к Ижгузину девчонки с рынка. Попросили благоустроить туалет, установить перегородки с дверцами.

-- Ни в коем случае, - предостерегла его опытная работница, - видишь, как они в сортир ходят? По трое! Две стоят курят, прикрывают третью. А та в этот момент лифчик с ярлычком к себе прилаживает. В кабинки же они по одной станут бегать.

Видать, одними лифами несуньи не ограничиваются: на неделе выявляется нехватка товара на пять-шесть тысяч рублей. Недостача, понятное дело, отыгрывается на покупателе:

Такие вот невеселые итоги чистки отечественных рынков от "нежелательных элементов". Как говорится, хотели, как лучше. Кстати, только в нашей стране 1 апреля значится днем смеха. В других странах он именуется более откровенно и точно - день дурака.

196 рынков работали в Челябинской области на 1 января 2007 года.

4316 продавцов-иностранцев легально трудились на них: 1290 граждан Китая, 1011 - Таджикистана, 729 - Узбекистана. 105 рынков насчитывается в области сегодня.

1295 иностранцев заняты в сфере торговли: 159 продавов. Остальные - грузчики, экспедиторы и разнорабочие.

529 приезжих имеют разрешение на работу, 643 - на временное проживание, 123 - вид на жительство.

Комментарии
Комментариев пока нет