Новости

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Судьбы ее простое полотно

26.10.2007
За свою жизнь Ираида Клеменс не раз сталкивалась и с любовью, и с предательством

В Троицке сгорел детский дом. Ребятню погрузили в машину и стали раздавать семьям, в которых не было детей.
В Еткульском районе есть село Соколовка. Павел и Елизавета Сосковы были бездетными. Вернее, не были, а стали, после того как Лиза задушила подушками свою новорожденную девочку.

За свою жизнь Ираида Клеменс не раз сталкивалась и с любовью, и с предательством

В Троицке сгорел детский дом. Ребятню погрузили в машину и стали раздавать семьям, в которых не было детей.

В Еткульском районе есть село Соколовка. Павел и Елизавета Сосковы были бездетными. Вернее, не были, а стали, после того как Лиза задушила подушками свою новорожденную девочку. Мужу она сказала правду: "Не хочу делить твою любовь ни с кем! Пусть даже это наша дочь". Павел удивился тому, как сильно любит его жена. Ему не приходило в голову, что это не любовь, а ревность. Жили как прежде. Лиза всегда угождала суженому. Она готовила бесконечные обеды и ужины, любила наводить чистоту в доме и считала себя счастливой. Спокойствие было нарушено представителями власти. Милиционер строго наказывал: "Теперь вы отвечаете за жизнь этой девочки. Ее зовут Маша Суворова. Нашли малышку под мостом в Троицке. Ничего, что худенькая! Были бы кости, а мясо нарастет! Через пару лет пойдет в школу и некогда вам будет скучать, а то сидите без дела. Ни ребенка у вас, ни кутенка".

Машина уехала, оставив робкую девочку, похожую на испуганного воробья. Павел взял приемную дочь на руки и сказал жене: "Видать, Бог-то есть, Лиза. Не хотела ты воспитывать родную дочь, будешь растить чужую". Елизавета зло ответила: "Невелика беда! Будет у меня помощница".

Так в Соколовке появилась новая жительница. Она почти ни с кем не разговаривала. Соседи сплетничали: "Не повезло девчонке. Из огня да в полымя. До чего худая! С такой мачехой особенно не поправишься. Не повезло Машеньке. Грехи наши тяжкие!"

Маша очень боялась новую мамочку. Елизавета кормила падчерицу до прихода мужа. Однажды Машенька тихо попросила: "Можно еще капельку каши?" На это мачеха ехидно ответила: "Пожалуйста!" И капнула с поварешки в миску ровно одну каплю. После этого случая Мария добавки не просила.

Отчим возвращался с работы, а Маша сидела на печке. Он ужинал и, ласково улыбаясь, предлагал приемной дочери: "Садись, милая, поешь со мной". Девочка была ни жива ни мертва. Она боялась сказать, что голодна. Павел брал ее на руки, сажал на лавку: "Ну, что молчишь? Ешь больше, а то сильно худая. Люди скажут, что с голоду заморили. Мать, на стол мечи все, что есть в печи!"

Маша боялась еще больше. Думала: "Есть не буду, чтобы не разозлилась тетя Лиза. А если не есть, рассердится дядя Паша. Не есть плохо, а есть еще хуже". Елизавета между тем лицемерно приговаривала: "Что ты, Пашенька! Неужто я ребенка голодным оставлю? Она только из-за стола. Я ее балую, как родную. Она у меня как принцесса! Посуду за собой не моет, постель не заправляет. Зря ты думаешь, что она судьбой обижена".

Развлечением для Маши был клуб, в который привозили кино.

Отчим провожал и встречал девочку. Она радовалась, ждала дня, когда соседка крикнет: "Лизавета, отправляй своих, кино привезли!"

Однажды, после того как закончился фильм, Машенька прождала дядю Пашу возле клуба больше часа. Не дождавшись, решила идти домой одна. Парень из их села решил надругаться над беззащитной девочкой. Он знал, что приемыш ничего никому не расскажет. Сначала Маша бежала куда глаза глядят, а потом пошла закоулками, чтобы сократить путь. Пока она в темноте искала дорогу, односельчанин спокойно шел по берегу озера. Этот путь был самым коротким. Его план удался. Насильник поджидал Машу недалеко от того места, где она жила.

Пятнадцатилетняя девочка, забитая и воспитанная в страхе, ничего не рассказала приемным родителям. А через девять месяцев родила дочку.

Дом Сосковых наполнился детскими криками. По ночам ребенок не давал спать. Лиза терпела недолго. Новорожденной еще и месяца не исполнилось, когда мачеха сказала: "Забирай, Мария, своего выродка и иди куда хочешь! Здесь тебе не дом терпимости".

В том селе жила Шура. Домишко у нее был хуже некуда. Козы забрались на крышу, и она провалилась. Хозяйка жила с отцом, который состарился раньше срока от работы и болезней. Не повезло Шуре и с мужем. А может, наоборот, повезло? Муж ушел, а в память о нем родился мальчишка.

Правду говорит народная мудрость: "Чем беднее, тем добрее". Наверное, человек, испытавший нужду, помнит, как плохо жить в нищете. И от этого становится более жалостливым. Когда Шура увидела Марию с ребенком, спросила: "Куда путь держишь, милая?" Маша опустила голову: "Сама не знаю". Судьба молодой матери была решена. Она стала жить в доме Александры.

Ее домик состоял из одной комнаты. Дед спал на печи, Шура с грудным сынишкой на сундуке, а Мария с Иринкой на полу.

Пятьдесят семь лет назад матерям-одиночкам платили пять рублей в месяц. Однажды Шура с Марией поехали в Еткуль продлять свое пособие. Детей оставили деду. Положили малышей на печь, рядом поставили чугунок с кашей и отправились по делам. Возвращались уже затемно, увидели волков. Спасти их могло только чудо. И Бог его послал. В степи стоял огромный стог сена. Хорошо, что были с собой спички. Шура подожгла высохшую траву: "Вот и слава Богу! Волкам страшно, а нам тепло! До рассвета продержимся". Мария не так боялась волков, дурное предчувствие не давало ей покоя. Она поделилась с подругой: "Что-то душа у меня не на месте. Неужели с Иринкой что-то неладно?"

Стог сгорел, наступило утро. Женщины отправились в путь. В родное село пришли к вечеру. Дед лежал на печи с родным внуком, а Ира была на полу. Девочка не плакала, а тихонько постанывала. Ключица у нее была сломана.

Мария схватила дочь. Стала, как безумная, причитать и рыдать одновременно. Дед злобно выговаривал: "Нашли няньку! Ни спать, ни жрать не давала, все орала благим матом! Что случилось, что случилось? Надоела мне эта сука, я и толкнул ее с печи. Одним ртом меньше!"

Шура отобрала у Марии ребенка, стала умывать девочку. Но Маша вспомнила, что в деревне дети болеют корью, а при этом заболевании больного нельзя мочить. Она охнула, выхватила Ирочку, завернула в красные тряпки и уложила спать.

Отец Иры уехал сразу после рождения ребенка. Но его родители знали, что у них растет внучка. Услышав, что ребенок при смерти, бабка пришла помочь. Она обратилась к Марии: "Попробую вылечить внучку. Бог милостив, выживет".

Двенадцать дней подряд дед с бабкой топили баню. Пожилая женщина колдовала над внучкой и на двенадцатый день обрадовала мать: "Ирка заорала, будет жить!"

С той стороны, где тетя Шура умывала Ирочку, глаз у девочки остался слепым. Ираида Викторовна Клеменс рассказывает: "Молоденькой я красилась в блондинку и закрывала слепой глаз длинной челкой. С первым мужем четыре года жила хорошо. А после того как расписались, десять лет жили - хуже не бывает. Он объяснил мне после развода: "Расписался и знал, что ты моя! Поэтому пил и дрался".

Второй муж Иры - Сергей - спокойный и тихий. Когда супруги узнали, что детей у них не будет, то усыновили Сережу. Он родился у сестры Сергея, которая никогда не была замужем, а рожала детей, чтобы получать деньги и не работать. Трехлетний мальчик бегал холодной осенью по улице в резиновых сапогах и майке. Увидев это, Ира не выдержала, избила мать и забрала ребенка. Она и раньше просила Юлю отдать ей Сережу, но та отказывалась. После этого случая был суд, Юлю лишили материнских прав. Сейчас Юле около 50 лет, она родила и оставила в родильных домах еще шестерых детей. Некоторых забрали те мужчины, от которых родились эти несчастные создания. Одну девочку Юля обварила кипятком, чтобы вызывать у людей жалость, когда она просит деньги.

Ира с Сергеем и сыном уехали туда, где их никто не знал. Когда парню пришло время служить в армии, анализ его крови не понравился медкомиссии. Мать испугалась, что женщина, родившая Сережу, была больна. Поэтому она рассказала всю правду. Сергей слушал свою историю и плакал. Ираида Викторовна спросила его: "Сережа, сынок, что ты плачешь? Тебе со мной плохо? Ты думаешь, с родной матерью лучше? Посмотри, мы с отцом всегда исполняли твои желания. У тебя и мотоцикл, и магнитофон".

Сергей ответил: "Мне стыдно, что я тебя не слушал. Приду из армии и убью свою мать! Она заслуживает!"

Ираида Викторовна объяснила своему единственному сыну: "Она тебе дала жизнь, а мне сына. Будем ей благодарны. А кто что заслуживает - не нам судить, мы не боги".

Рассказывая мне эту историю, женщина смеется:

-- Я столько веников переломала! Однажды всю ночь не спала, ждала. Сережка пришел, сел на стул, ноги поджал, подбородок на колени. Я его веником, веником. Он спрашивает: "Мам, все?" Учился он хорошо, а если двойку или тройку получит, то наказывала. Посажу на стул, чтобы ничего не делал, только поесть дам и все! Это для ребенка очень утомительно! Он потом просит: "Мам, ты лучше меня пори, а на стул не сажай". Хорошо жили, в заботах.

Сергей служил в Москве, там и встретил свою любовь. Сейчас они с Юлей живут в Америке. Двенадцать лет назад сын позвонил матери: "Подарок тебе! У меня сын родился! Теперь ты бабушка!" А через два дня у Ираиды Викторовны был юбилей - 45 лет. Год назад родился еще один внук. Назвали Егором. Видятся родные редко. "Зовут нас в Америку, но как все бросишь?" - женщина показывает на свой убогий домишко.

Я рассказываю Ирине, как сожгла мишку, которого старший сын подарил пять лет назад своему младшему брату. Однажды, разглядывая игрушку, я горько сказала: "Сына нет, а этот мишка есть!" Пошла во двор, бросила игрушку в бочку и подожгла. Поняла, что надо расставаться с прошлым. Ира удивленно спросила: "Сжечь этот дом?" И я ответила: "Сжечь! Все дома мира не стоят того, чтобы жить вдали от своих близких. Видеть их лица, быть нужной, любить".

Надежда Славская

Комментарии
Комментариев пока нет