Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Неродившийся Ангел

27.10.2007
В истории с "верхнеуфалейским плодом" есть сожженный гробик, взаимные обвинения и обиды. Нет только ясности

Виктор РИСКИН, Геннадий ЯРЦЕВ
Верхний Уфалей

В Верхнем Уфалее продолжают выяснять: а был ли ребенок?
Прошло три недели с тех пор, как в городе металлургов разразился скандал. В местной больнице молодому отцу вынесли для захоронения в полиэтиленовом пакете преждевременно родившегося младенца. Пакет медсестра поставила на скамейку. В этот момент из окровавленной пеленки раздался: крик! Следом закричал отец, взывая о помощи: Спустя три дня младенец умер.

В истории с "верхнеуфалейским плодом" есть сожженный гробик, взаимные обвинения и обиды. Нет только ясности

Виктор РИСКИН, Геннадий ЯРЦЕВ

Верхний Уфалей

В Верхнем Уфалее продолжают выяснять: а был ли ребенок?

Прошло три недели с тех пор, как в городе металлургов разразился скандал. В местной больнице молодому отцу вынесли для захоронения в полиэтиленовом пакете преждевременно родившегося младенца. Пакет медсестра поставила на скамейку. В этот момент из окровавленной пеленки раздался: крик! Следом закричал отец, взывая о помощи: Спустя три дня младенец умер.

Плод или ребенок?

Сразу надо оговориться: в больнице, согласно ведомственной инструкции, плод весом менее 500 граммов под категорию "младенец" не подходит и считается нежизнеспособным. Родители же упорно называли его ребенком... Эта история на слуху едва ли не у каждого уфалейца, а после публикаций в "Челябинском рабочем" - и всей области. Что же побудило собкоров "Челябки" вновь отправиться в Уфалей и провести очередное журналистское расследование?

Поводом послужили претензии: дескать, кого вы защищаете? Мол, родители Светлана и Евгений Урасовы с такими пятнами в биографии, что клеймо негде ставить. Он будто бездельник, алкоголик и наркоман со стажем, а она и вовсе убийца своего деда. А на месте нам добавили: "Не только деда, еще и бабку придушила!"

Даже если это так, то какое имеет отношение к безобразному факту, случившемуся в больнице?

-- Разумеется, никакого, - ответила главный врач городской больницы Анна Стародумова, - не надо искать оправданий. Наша вина, а вернее, конкретного человека - медсестры, бесспорна. Она нарушила инструкцию. Ни в коем случае не должна была отдавать плод родителям. В настоящее время она уволилась.

Медсестра Лариса Щеблыкина проработала лет десять в травматологии и два года в гинекологии. Стаж достаточный, чтобы не допускать подобных ошибок. Что же подтолкнуло ее нарушить нормы деонтологии (по Международному кодексу медицинской этики - совокупность нравственных норм профессионального поведения)? Только ли незнание этих самых норм?

Дедушку не убивала

Но об этом чуть позже. А сначала мы отправились проверить слухи о Светлане и Евгении. Побывали в милиции, в отделе и инспекции по делам несовершеннолетних, в следственном отделе прокуратуры. Даже повстречались с бывшим следователем, который восемь лет назад вел дело об убийстве ветерана Великой Отечественной войны 71-летнего Ивана Михайловича Урасова, деда Жени. Объехали рынки, где нашли торговые точки предпринимателей Евгения Урасова и двух его родных теток. Самого Женю не застали, зато тетки Нина и Марина устроили нам допрос с пристрастием. Упреки были в принципе справедливы: а какое значение имеет прошлое, как оно связано с тем, что случилось в больнице? к тому же Света вообще никакого отношения к происшествию не имела. И с Женей тогда в свои 15 лет вообще не была знакома. На этой же версии настаивали и Евгений со Светланой, с которыми мы встретились уже под вечер.

Нашей встрече предшествовал малоприятный разговор по сотовому телефону. Сначала говорила Светлана, а затем трубку взял Евгений: "Так это вы те два человека, которые представляются журналистами, а сами собирают грязь на нас?! Когда мне это передали, я аж весь вскипел. Готов был морду набить!" Перспектива быть битыми нас не устраивала, тем не менее мы напросились на встречу. Объяснили, что не грязь собираем, а, напротив, пытаемся установить истину. И тогда Женя уже гораздо миролюбивее сказал: "Приезжайте!"

Частный дом на улице Ермакова только внешне кажется неказистым. Внутри же чисто, уютно, наклеены свежие обои, настланы ковры и дорожки. Большой телевизор, на окошках цветы, тюлевые занавески. От печки веет теплом. Домашнюю идиллию дополняет резвый котенок, сразу принявшийся играть со шнурком диктофона. Хозяева встретили приветливо, предложили кофе. Затем принялись рассказывать свою горестную историю.

-- Все, что говорят про Свету, будто она не наблюдалась, не лечилась, - неправда, - высказывает свою позицию 28-летний Евгений. - Тем более наш случай - не единственный. Только в этом году было еще несколько детских смертей.

Этот растиражированный в Интернете слух, будто в городской больнице младенцы мрут как мухи мы уточнили у Стародумовой.

-- Информация о количестве мертворожденных не соответствует действительности, - прокомментировала слух главврач. - Да, в прошлом году было пять случаев детской смертности. В этом году тоже пять. Один ребенок погиб в возрасте шести месяцев: подавился на руках бабки-опекуна. В этом есть наша вина? Но статистика отнесла его к нам. У второго ребенка порок развития был установлен во время беременности. Малыша оперировали в Москве, где он и умер в возрасте 28 дней. Но приписали смерть по месту жительства матери. Из оставшихся трех - один тоже недоношенный: у матери в другом городе, в другой области, где-то на празднике, на 29-й неделе открылось кровотечение. Врачи боролись за ее жизнь и родившихся 900-граммовых близняшек. Одного из них спасти не удалось. Его опять статистика отнесла к нам. Четвертый умер на вторые сутки с поражением головного мозга нетравматического характера: А вот пятого потеряли из-за сепсиса.

-- Есть люди, которые на случае с Урасовой делают себе карьеру, - добавила Анна Вениаминовна, - именно так поступает юрист Лана Сухарева. Она открыто заявляет: я выведу медиков на чистую воду, инициирую очередное "дело врачей". А кто ей дал право судить и откуда она черпает сугубо служебную информацию и подстрекает пострадавших? Представьте состояние медицинского персонала: у врачей опускаются руки. А ведь они должны каждый день оказывать медицинские услуги другим людям, которые непричастны к этому инциденту. Врачи обязаны стоять у операционного стола, обязаны улыбаться. Не имеют права хамить, оскорблять. Они выполняют свои обязанности. И выполняют хорошо. Областная проверка приезжала, без меня проверяющие заходили во все палаты. И никто не сказал плохого ни о врачах, ни о санитарках. Что касается комфорта, то его нет и быть не может: зданию за семьдесят лет. Давно без капитального ремонта. Нас надо содержать и помогать финансово либо закрывать.

Экспертиза покажет

Следователь следственного отдела прокуратуры Алексей Ведерников не стал комментировать общую ситуацию в больнице, а сосредоточился на случае с Урасовыми.

-- Если говорить о преждевременно родившемся плоде, то проведена проверка и собираются материалы для проведения комиссионной комплексной судебно-медицинской экспертизы. Там поставят два основных вопроса: правильно ли оказывалась медицинская помощь и лечение Урасовой, а также в полной ли мере были проведены реанимационные мероприятия, направленные на выхаживание плода? Поскольку проводилась служебная проверка министерством здравоохранения области, мы ждем заключения, чтобы направить материалы на экспертизу. А судмедэксперты вынесут окончательное решение. Поэтому пока никаких выводов о виновности или невиновности медработников, халатности с их стороны, неоказании своевременной помощи делать нельзя. Относительно этической стороны: Врач не осмотрела плод, а медсестра по своей инициативе передала его родителям, что вообще не допускается.

И все-таки хотелось прояснить, отчего медсестра Щеблыкина совершила должностной проступок. Что ее к этому подтолкнуло? Опять-таки в ходу версия, будто сама Света попросила отдать ей ребеночка. Если это даже так, то не выносить же его в пакете из-под кроссовок! Но есть и другая версия. Она возникла во время беседы с Урасовыми.

-- Я привез Свету в больницу в 11 вечера, когда у нее начались невыносимые боли, - рассказывает Женя, - стучусь в родильное отделение. Дверь закрыта. Наконец, распахивается. На пороге медсестра: "Ты чего ломишься, на часы посмотри!" Я сначала растерялся - какие часы, когда врачи дали направление и сказали: вези в любое время! Она опять: "Приходите утром!" Ну, меня завело: "А ты, говорю, кто такая и почему на меня орешь? Замолчи и зови врача!"

Что ж, можно предположить (хотя это только предположение, конечно), что в ответ на реакцию молодого отца персонал повел себя адекватно: Свету перевели в гинекологию, оставили одну, без присмотра, где она под утро и родила без посторонней помощи. А затем произошло то, что произошло.

Сжег гробик

Когда Евгений получил известие о смерти (ждали первенца четыре года!), он приготовил гробик и пошел забирать мертвое тельце.

-- Я еще подумал, - говорит Женя, - а как его хоронить, безымянного? Нужно имя. Представил себе безгрешного, ни в чем не повинного младенца, и тут осенило - так это же ангел! Назову его Ангелом! Мне друг, с которым я отправился в больницу, объясняет: такого имени нет в святцах. Церковь не пропустит. А я отвечаю: "Ну и пусть нарекут как угодно, а для меня он останется Ангелом".

Неожиданное, но, увы, кратковременное воскрешение сына привело отца в радостное смятение: а вдруг случится чудо! Первым делом он сжег заготовленный гробик. Однако через три дня пришлось заказывать новый.

Ну вот и все. Осталось лишь вновь вернуться к слухам. Света и Женя напрочь отметают все наветы, считают: кому-то выгодно лить на них грязь. В отделе по делам несовершеннолетних припомнили, что Женя стоял на учете как проблемный восьмиклассник, в правоохранительных органах - что Света проходила свидетелем дела об убийстве дедушки Жени. Медики, в свою очередь, тоже предполагают чью-то заинтересованность в раздувании случая с плодом и даже придания ему политического окраса: в городе продолжается нешуточная борьба за власть.

На прощание ребята нам сказали: "Выждем год, Света поправится, и обязательно родим ребенка. Но только не в нашей больнице".

Света и Женя надеются на лучшее; Анна Стародумова ждет очередную комиссию; единственное фото с УЗИ - скоро родится Ангел.

Комментарий специалиста

Елена БРЮХИНА, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии УГМАДО, профессор, доктор медицинских наук

-- Сейчас мы со всех сторон слышим: "Что за стыд такой! Как же вы учите врачей, если они убивают живых детей?" Даже если медики, коллеги, которые понимают, что ребенок на таком сроке нежизнеспособен, такое говорят, что же сегодня думают люди, далекие от медицины? И, я понимаю, в десять раз больнее тем, кто когда-то потерял ребенка на маленьком сроке, кто пережил горе, кому показалось, что врачи не все сделали, чтобы спасти их малыша. Я не отрицаю, что у нас хватает в медицине не очень хорошего отношения к людям. В данном конкретном случае, чтобы объективно оценить этот неприятнейший факт, нужно обязательно выслушать две стороны. Пока же все представлено глазами пострадавшей женщины. Понятно, она вызывает сочувствие, сострадание. Но прерывание беременности на таком сроке всегда имеет серьезные причины, и в основном не медицинские, а социальные. Обычно это весьма легкомысленное отношение женщины к своему здоровью, а часто и муж не очень заботится как о ней, так и о себе. Поэтому надо объективно посмотреть, почему произошел этот выкидыш, а потом уж говорить о том, что, почему и как не сделано. Хотя еще раз говорю: в глаза людям стыдно смотреть, потому что, каков бы ни был вес ребенка, каков бы ни был прогноз для жизни, так поступать нельзя. Справедливость возможна, только когда выслушаем все стороны, узнаем истину о причинах прерывания беременности.

Конечно, отношение медиков к пациенту во многом определяется его личностью. Хотя меня учили так: каким бы несимпатичным человеком ни был больной, он прежде всего пациент, а вы врач. Уроком для меня, студентки шестого курса мединститута, стал случай, который я помню и сегодня, 35 лет спустя. Ассистентом кафедры у нас была доктор необыкновенной красоты Лариса Федоровна Рыбалова, теперь она доцент. В мое дежурство к нам из области привезли молодую погибающую женщину с тяжелым пороком сердца. Жила она в ужасных условиях в какой-то землянке. Когда она поступила в приемный покой, я впервые в своей жизни увидела, что такое вши. Они были везде и в таких количествах, что волосы на ней шевелились. Дежурная акушерка, которой положено проводить первичную обработку, брезгливо сморщилась от дурного запаха, отшвырнула документы этой женщины и сказала, что она к ней не прикоснется.

Тогда Лариса Федоровна надела резиновый фартук, перчатки и бережно, приговаривая какие-то успокаивающие слова, полностью обработала больную. Потом мы ее искупали и родоразрешили.

Конечно, неприятно было очень, но это больной человек, и мы, врачи, обязаны были сделать все возможное для его спасения. Такая у нас специальность: нравится не нравится, должны помогать.

Комментарии
Комментариев пока нет