Новости

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Космонавтам ноги не нужны

30.10.2007
Специалисты Института медико-биологических проблем рассказали "Челябинскому рабочему"  о нештатной ситуации при последней посадке космонавтов и о полете на Марс

О том, что после встречи космонавтов, вернувшихся с орбиты, в санатории "Солнечный" остановились сотрудники Института медико-биологических проблем РАН, узнала случайно. Грех было бы не воспользоваться возможностью встретиться с интересными людьми, которые о космосе знают практически все. Мои собеседники - Иван Владимирович Владимиров и Александр Николаевич Воробьев - проработали в институте больше 30 лет. Они в составе поисково-спасательной группы встречают и провожают космические экипажи.
- Нам очень нравится в санатории.

Специалисты Института медико-биологических проблем рассказали "Челябинскому рабочему" о нештатной ситуации при последней посадке космонавтов и о полете на Марс

О том, что после встречи космонавтов, вернувшихся с орбиты, в санатории "Солнечный" остановились сотрудники Института медико-биологических проблем РАН, узнала случайно. Грех было бы не воспользоваться возможностью встретиться с интересными людьми, которые о космосе знают практически все. Мои собеседники - Иван Владимирович Владимиров и Александр Николаевич Воробьев - проработали в институте больше 30 лет. Они в составе поисково-спасательной группы встречают и провожают космические экипажи.

-- Нам очень нравится в санатории. Прекрасный воздух, красивые места. А главное - нет никакой суеты, тихо, спокойно. Мы уже несколько лет подряд здесь останавливаемся. Ребята говорят, что когда возвращаются в Москву, их тянет обратно в "Солнечный", в Троицк. Такой у вас край притягивающий, - говорит Иван Владимиров. - За время пребывания мы хорошо узнали историю города, побывали в вашем краеведческом музее. Раньше на улице Гагарина была аллея с уникальными фотографиями из прошлого и настоящего Троицка. Мне она так нравилась. Жаль, что сейчас ее нет. Но давайте перейдем к тем вопросам, которые вас интересуют.

-- Иван Владимирович, расскажите, что там за нештатная ситуация произошла со спускаемым аппаратом?

-- Посадка спускаемого аппарата корабля "Союз ТМА-10", на борту которого находился экипаж из трех человек, должна была произойти в воскресенье в 17 часов 37 минут по местному времени. Штатный район приземления находился примерно в 80 километрах севернее казахстанского Аркалыка. В заданное время мы вылетели в зону посадки. Каково же было разочарование, когда парашют и капсула не появились в нужном месте. Чуть позже стало известно, что корабль буквально в последние минуты полета сорвался в баллистический спуск. При такой схеме посадки вхождение аппарата в атмосферу происходит под более крутым углом. Скорость торможения значительно больше, и космонавты испытывают очень сильные перегрузки, почти в два раза превосходящие номинальные: вместо четырехкратных - восьмикратные. Баллистический, или неуправляемый спуск, на сленге специалистов - "резервная схема" посадки - происходит, как правило, при сбоях в бортовом компьютере корабля.

Случается это крайне редко. Последний раз подобное произошло четыре года назад, когда на Землю возвращался экипаж "Cоюза ТМА-1" - россиянин Николай Бударин, американцы Кеннет Бауэрсокс и Дональд Петит. Почему был срыв на этот раз, специалисты скажут позднее. Предстоят долгий разбор полета и анализ телеметрии корабля. Надо отметить, что экипаж в составе россиян Федора Юрчихина, Олега Котова, а также первого космонавта Малайзии Шейха Музафара Шукора вел себя довольно мужественно. Драматизировать ситуацию не стоит, тем более что все живы, относительно здоровы и практически не пострадали от перегрузок. Медицинская послеполетная реабилитация экипажа будет проходить по обычной схеме.

-- А чем конкретно занимается ваша поисково-спасательная группа?

-- Поисково-спасательная группа создается на момент поиска и посадки, взлета космического корабля. А вообще она создана при институте в 1971 году, когда при возвращении со станции "Салют" на Землю вследствие разгерметизации погибли космонавты Добровольский, Волков, Пацаев.

В группу я попал в 2000 году, сейчас ею руковожу. Поиск спускаемого аппарата происходит довольно сложно. Нам известно время отделения корабля от станции, входа в плотные слои атмосферы. В эти минуты в воздухе на большой высоте находятся самолеты, оборудованные прослушивающими устройствами. Их задача - поймать сигнал космического корабля. После того как он зафиксирован, команда передается на борт вертолетов, находящихся на более низкой высоте. Затем визуально и по сигналам определяются его координаты. Мы примерно знаем место посадки плюс-минус пять километров. За три-четыре минуты вертолет успевает подлететь к точке приземления. Большой оранжевый парашют раскрывается на высоте примерно 15 километров. В светлое время суток его прекрасно видно. И возле места посадки начинают барражировать вертолеты. После того как корабль приземлился и парашют упал, к нему подлетают вертолеты со специалистами. Первыми идут бригады "Энергии", которые открывают корабль буквально за считанные минуты, следующие - врачи. Затем высаживается наша группа. Мы за пять минут раскрываем медико-эвакуационный комплекс, представляющий собой каркасный модуль площадью примерно 40 метров. Внутрь его подаются свет, тепло, раскладывается все необходимое оборудование, в том числе шезлонги, на которых космонавты находятся после извлечения из скафандров.

Специальный полевой медико-эвакуационный комплекс позволяет непосредственно на месте посадки в достаточно комфортных условиях проводить обследование космонавтов, выполнять диагностические и лечебные процедуры. Мы же отвечаем за работу всей аппаратуры, связь, свет, поддержание определенной температуры. Наша служба также занимается разработкой и укладкой специальных бортовых средств, аптечек.

-- Наверное, после орбитальной командировки космонавты прибывают на Землю не в лучшей форме?

-- А как вы думаете? Конечно. Не секрет, что после долговременных полетов (космическая смена - 190 суток) состояние космонавтов довольно тяжелое. В космосе человек теряет кальций, не хватает мышечной активности. Это очень болезненно. Идет сильное перераспределение масс крови от нижних конечностей к голове, так как в состоянии невесомости ноги космонавту на орбите практически не нужны.

Для восстановления формы есть разные методы: специальные костюмы и, конечно, физические нагрузки. Космонавты принимают курсовые препараты специального назначения.

-- Иван Владимирович, космонавты болеют во время полета?

-- К сожалению, да. Были случаи, когда из-за этого даже прекращали полет. Лекарствами космический корабль обеспечен. Есть система на случай перелома, различные приборы диагностики, в общем, медицинское оснащение довольно сильное. Но человек есть человек, с ним всякое может случиться. Случаются заболевания глаз, конъюнктивиты, бывают простуды, у кого-то сердце пошаливает. А вообще космонавты довольно крепкие и мужественные люди, проходящие большую специальную подготовку. Даже из тех, кто готов заплатить за полет 25 миллионов долларов (я говорю о космических туристах), в нашем институте все же стараются отбирать здоровых.

Александр Воробьев рассказал, что в самом начале его работы в институте участвовал в эксперименте по изоляции людей в гермообъектах. В ходе этих исследований испытуемые находятся в специальных камерах примерно месяц, практически полностью изолированные от внешнего мира. Так моделируются психофизиологические условия космического полета. Воробьев вспоминает, что во время этого эксперимента ему очень хотелось черного хлеба. И когда группа встречала космонавтов Рюмина и Ляхова после полета, длившегося полгода, взяли с собой для них черный хлеб. Запомнилась Александру Николаевичу встреча Светланы Савицкой.

-- После приземления спускаемого аппарата ей подарили цветы, и я заметил, что у нее на руках маникюр. Женщина есть женщина, даже после перенесенного полета она выглядела ухоженной, была в хорошем настроении.

Сегодня на базе Института медико-биологических проблем идет подготовка к серии экспериментов по моделированию полета на Марс. Шестеро добровольцев - четверо наших и двое от Европейского космического агентства (ЕКА) - проведут 520 дней в условиях, максимально приближенных к реальному полету. Результаты эксперимента лягут в основу разработки систем жизнеобеспечения и медицинской помощи для участников настоящего полета на Красную планету.

-- Уже завершено изготовление внутреннего интерьера модуля, проведены автономные испытания систем обеспечения его жизнедеятельности, - рассказывает Александр Воробьев. - В состав внутреннего интерьера входят каюты командира и экипажа, кают-компания, кухня, главный пульт, санузел и коридор. В модуле также смонтированы системы обеспечения жизнедеятельности, в том числе кондиционирования и вентиляции, газового анализа, освещения, видеонаблюдения и водоснабжения.

Марина КЛАЙН

Комментарии
Комментариев пока нет