Новости

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Молоко и нефть

01.11.2007
Вернувшись в родную Смородинку после вуза, Владимир Александров дал односельчанам надежду на лучшее будущее

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск - Смородинка

Кто бы мог подумать, что они, такие далекие друг от друга, сойдутся и столкнутся на одной дорожке - белое молоко и черная нефть, всемирно известная, всемогущая, олигархическая нефть, и бедное, скромное, деревенское молоко. Но случилось именно так. Впрочем, это требует объяснения.

Вопрос: Что получится, если на рубеже веков государство Россия бросит село Смородинку и расположенный в нем совхоз "Черновской" на произвол судьбы?
Ответ: Если случится такая беда, то поголовье коров в совхозе сократится с 1400 голов в 1987 году до 240 в 2001-м. То есть за 14 лет уменьшится в 5,8 раза.

Вернувшись в родную Смородинку после вуза, Владимир Александров дал односельчанам надежду на лучшее будущее

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Смородинка

Кто бы мог подумать, что они, такие далекие друг от друга, сойдутся и столкнутся на одной дорожке - белое молоко и черная нефть, всемирно известная, всемогущая, олигархическая нефть, и бедное, скромное, деревенское молоко. Но случилось именно так. Впрочем, это требует объяснения.

Вопрос: Что получится, если на рубеже веков государство Россия бросит село Смородинку и расположенный в нем совхоз "Черновской" на произвол судьбы?

Ответ: Если случится такая беда, то поголовье коров в совхозе сократится с 1400 голов в 1987 году до 240 в 2001-м. То есть за 14 лет уменьшится в 5,8 раза. Фермы опустеют, доярки останутся без работы.

Мало того, надой молока на одну корову упадет с 3252 кг в 1987 году до 949 кг в 2000 году. Падение - в 3,5 раза. Дело дойдет до того, что из каждой коровы будут выцеживать два стакана молока в день.

Соответственно молочный вал снизится с 4495 тонн молока в 1987 году до 379 тонн в 2001-м, то есть в 16 раз.

Таким образом, государству Россия потребовалось 15 лет, чтобы свести к нулю и начисто обанкротить совхоз "Черновской", а жителей села Смородинка лишить работы, средств к существованию и надежд на будущее.

Вопрос: Что нужно сделать государству Россия, чтобы без всякой его помощи и содействия совхоз "Черновской" встал на ноги и возродился из пепла, а село Смородинка обрело хоть какую-то перспективу?

Ответ: Чтобы это произошло, государству Россия не надо делать абсолютно ничего. Ему достаточно дождаться, когда 300 жителей Смородинки обратятся к Владимиру Николаевичу Александрову с просьбой возглавить их совхоз, ставший кооперативом. Сельчане знали, к кому обращаются. Владимир Александров родился в Смородинке, там вырос, хорошо закончил школу, после школы закончил с красным дипломом Тимирязевскую академию и вернулся в родное село. Все было бы хорошо и в совхозе, но, пока он дослужился до главного агронома, выяснилось, что в "том" совхозе ему места нет. В "тот" совхоз он не вписывался. И его сократили. А он, пока "тот" совхоз катился вниз к банкротству, проявил себя в другом месте, но рядом, по соседству. Потому-то сельчане и явились к нему с челобитной. А было ему к тому времени 30 с небольшим лет.

Что произошло в "Чернов-ском" при Александрове?

За пять лет поголовье коров выросло в 1,8 раза, годовой надой от коровы - в 5,3 раза, а общее производство молока - в 8 раз.

Падение было крутым, но взлет - еще круче. При этом совхоз удовлетворяется только тем количеством, которое высшего качества. Молоко "Черновского" - хоть на сыр, хоть на йогурт, хоть на детское питание. А на ферме для коров создан такой комфорт, что так и хочется сказать: мол, у нас люди так не живут. Чего стоят только евроокна в коровниках, разглашенные и перепxетые всеми СМИ!

В. Александров:

-- Пять лет потребовалось, чтобы сделать хозяйство привлекательным, стабильным, перспективным.

Три эпитета, и какие!

А что государство Россия?

Оно ни при чем. Не причастно. Не знаю почему. Это - загадка. Одна из загадок.

Наверное, отстегнув Смородинку (и все остальные села), государству легче в пути. Оно предпочло ехать не "на молоке", а "на нефти".

Можно подумать, что государство поступит мудро, если до-ждется, когда другие Смородинки найдут своих Александровых. Но на всех Александровых не хватит. Их не бывает много. Они - не правило, не система. Они - экземпляры, которые появлялись во все времена, при всех системах.

Что теперь имеет "Черновской" Владимира Александрова?

В этом году за девять месяцев он продал 1655 тонн молока за 14 миллионов рублей и в кассе обнаружил 1,3 миллиона прибыли. Литр молока он продает за 8 рублей 60 копеек (а сколько стоит молоко в магазине?), из которых себе оставляет 80 копеек. Но это лучший показатель одного из лучших производителей молока в области, и он едва сводит концы с концами. Что же остальные хозяйства?

Получается так: даже "Чер-новской" Александрова без содействия государства далеко не продвинется. Перед ним - преграда, которую нельзя преодолеть. Преграда под названием "нефть".

-- Владимир Николаевич, как работается?

-- Сегодня делать свое дело на земле неимоверно тяжело. У нас в стоимости продукции 20 процентов - заработок, а все остальное - энерготарифы, дорогая сельхозтехника, налоги. И ничего, антимонопольные органы молчат.

-- Что производит хозяйство, кроме молока?

-- Овощи и картофель.

-- Что дает прибыль?

-- Ничего.

-- Как же вы живете?

-- Так, выживаем. День прожили - и слава Богу.

-- Значит, производство нерентабельное?

-- Рентабельность низкая. Почти нулевая. Разве 2,5 процента, как в прошлом году, это рентабельность? Радуемся, что хоть убытков нет.

-- И что дальше?

-- Пережить бы это сложное время.

-- Ему будет конец?

-- Сегодня мы землю обманываем. Но это не может продолжаться без конца. Когда литр бензина нефтяникам обходится в 1,5 рубля, а его продают за 15 рублей, имея 1000 процентов рентабельности, а у нас она - 2,5 процента, разве это нормально? У нефтяников зарплата 50 тысяч, а у селян 3 тысячи - разве это нормально? Одна заправка трактора "Кировец" стоит месячной зарплаты тракториста. Это правильно?

-- Как же быть? Снижать цену на горючее?

-- Если литр бензина нефтяникам обходится в 1,5 рубля, то продавайте его за рубль и 75 копеек. Как мы продаем молоко. Но нефтяники цены не снижают. Наоборот, они собираются их поднимать. И все молчат. А когда поднялись цены на продовольствие, дело дошло до вмешательства президента.

-- Я понимаю так, что это время - не ваше?

-- Почему же? Мое. И я его ценю за то, что оно меня закалило. Чем сильнее сопротивление, тем интереснее жить. Мы испытываем свой порог прочности. После таких испытаний, на которые нас обрекло государство, кажется, уже ничего не страшно.

-- В советские годы условия были полегче.

-- Но тогда гектар картофеля давал 100 центнеров клубней, а теперь - 300. Тогда рекорд надоев не поднимался выше 3200 килограммов, а теперь - 5000. Сегодня мы работаем лучше, чем в советские годы. При худшем отношении к нам государства. Мы стали сильнее. Мы научились экономить ресурсы. Теперь мы тратим топлива в 10 раз меньше, чем тогда. И пашем один раз в четыре года.

-- Это чем-то можно объяснить?

-- У нас такое ощущение, что живем в послевоенные годы. Война будто бы закончилась, и впереди - мирный созидательный труд.

-- И Смородинка - навсегда?

-- Конечно. Все корни - здесь. У меня здесь родители. У меня здесь семья. В июне этого года у нас родился мальчик, пятый ребенок в семье. Мы строим свой дом рядом с родительским. Так что намерены жить тут долго.

Можно спросить: а город Миасс, на территории которого находится "Черновской", а региональная власть - они тоже ни при чем? Они при чем, но не о них речь, потому что судьба сельского хозяйства решается не в Миассе и не в Челябинске, а в Москве.

Комментарии
Комментариев пока нет