Новости

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дом - под купола

08.11.2007
Коркинец Виктор Харитонов 26 лет возводит дивное архитектурное сооружение

"Строю и строю!"
Дом Виктора Харитонова живет самостоятельной жизнью, обрастая мифами и легендами. Много слухов ходит и о его загадочном хозяине. Проверить их достоверность решила корреспондент "Челябинского рабочего". Явно преувеличенным оказался слух о безвременной кончине этого человека. Жив и, слава богу, относительно здоров! По паспорту ему 79 лет, а разве дашь? Взгляд пронзительно синих глаз Виктора Ивановича Харитонова удивительно молод, а борода хоть и бела, вьется задорными колечками.

Коркинец Виктор Харитонов 26 лет возводит дивное архитектурное сооружение

"Строю и строю!"

Дом Виктора Харитонова живет самостоятельной жизнью, обрастая мифами и легендами. Много слухов ходит и о его загадочном хозяине. Проверить их достоверность решила корреспондент "Челябинского рабочего". Явно преувеличенным оказался слух о безвременной кончине этого человека. Жив и, слава богу, относительно здоров! По паспорту ему 79 лет, а разве дашь? Взгляд пронзительно синих глаз Виктора Ивановича Харитонова удивительно молод, а борода хоть и бела, вьется задорными колечками.

Каждое утро пенсионер как на праздник собирается на работу - достраивать свой дом. От центра Коркино, где он живет в квартире на трех хозяев, до окраины шагает пешком. По дороге обязательно побалует себя пломбиром в стаканчике. Не забудет купить угощение для сторожей - двух верных дворняг. Возвращается обычно затемно и тоже "своим ходом". В один из осенних дней мы отправились в неблизкий путь вдвоем. По дороге и поговорили "за жизнь".

-- Фундамент этого дома я заложил еще при советской власти, в 1981 году. Тогда на шахте работал, молодым был, - вспоминает Виктор Иванович. - Шахтеры радовались за меня: "Молодец, мужик!" В те годы все стояли в очереди на квартиры. Если строили, то не дома, а садовые домики. Теперь вон какие хоромы кругом! А я все строю и строю, старый дурак!

Собственных детей у Виктора Ивановича нет, да и возраст уже преклонный. Зачем же строит? Может, продаст или приемному сыну завещает? Ясно одно: главное для него - не цель, а сам процесс.

:На огромный дом он не замахивался. Думал, что ему вполне хватит одноэтажного. Однако вошел во вкус, строить понравилось. Так за первым этажом появился второй, потом третий. Захотелось "оживить" творение высоким купеческим крыльцом, балкончиками, пилястрами. Дом повеселел, раздался вширь и ввысь.

Рядом с высоким теремом Виктор Иванович медленно, но верно возводит двух-этажный кирпичный флигель, гараж (хотя у него никогда не было машины). Между делом на усадьбе успел разрастись и "одичать" фруктовый сад, посаженный строителем-фанатом. За ветвями деревьев едва различима деревянная времянка с резными наличниками. Все как в хорошем родовом поместье.

Молчун из Пучежа

Виктор Иванович - не коренной уралец. Родом из Ивановской области, из старинного города Пучеж. В первый полуголодный послевоенный год ему исполнилось 18 лет. Вся жизнь впереди! Да только государственная власть внесла свои коррективы. За пару пучков соломы, украденных из колхозного стога, парня осудили и сослали на Урал. Не его одного. 2000 земляков-ивановцев отправились вместе с ним по этапу, чтобы стать первостроителями химкомбината "Маяк".

"Запретке" он отдал всю молодость, 13 лет. Хорошо помнит аварию 1957 года. Взрыв был такой, что земля затряслась. Конечно, попал в число ликвидаторов.

-- По молодости болел, потом радиация, наверное, выветрилась, - рассуждает Виктор Иванович. - Зато пенсию получаю немалую, больше 5000 рублей. В Коркино я приехал в 1962 году, работал на шахтах. Жена тоже была шахтеркой. Вместе неплохо зарабатывали.

-- Правда, что вы в тюрьме сидели? - любопытствую я.

-- Сидел. Несколько раз по мелочам, а всего выходит 20 лет.

-- За что?

-- Да ни за что, - с досадой отмахивается мой собеседник. - Раньше вообще ни за что сажали. Хулиганил, морды бил. Правда, за дело. Последний раз получил два года, когда порезал тут немножко одного за то, что квартиру мою ограбил.

-- И как там, за "колючкой"?

-- Нормально. Я работящий, спокойный, пью мало, курить бросил после взрыва на "Маяке".

Блатным Виктор Иванович так и не стал, чувства собственного достоинства тоже не потерял. Супруга его умерла 10 лет назад. Он снова женился. Правда, "молодые" живут в разных квартирах, что в столь почтенном возрасте дело обычное. У каждого свои пристрастия, привычки.

В полухолостяцком жилище Харитонова на видном месте - балалайка и аккордеон. Играть на них научился сам, был даже участником художественной самодеятельности. Резное трюмо, сундучки и шкатулочки тоже мастерил сам, вручную. Однако большую часть времени и сил отнимает строительство дома. Откуда эта страсть?

Может, из детства и юности. Родной Харитоновым Пучеж с его неповторимыми купеческими домами давно скрыт под водами Горьковского водохранилища. Рядом с местом затопления, на возвышении, отстроен новый Пучеж, да только это совсем другой город, обычный и безликий. Душа же тоскует по старине.

Тазы, бутылки, плошки

Виктор Иванович сам себе строитель и архитектор, прораб и снабженец. Помощников и консультантов у него нет.

-- Не боитесь, что рухнет? - опасливо спрашиваю, поднимаясь по крутым лестницам дома-замка.

-- Нет. Для себя же строю, - успокаивает меня хозяин. - Вон какой толщины кирпичные стены! А бетона сколько кладу, не жалею!

-- Сколько тут комнат?

-- Точно не знаю.

Начинаем считать вместе: холл, зал, две спаленки, кухня с настоящей русской печкой (она размером с комнату)!

:На втором этаже окончательно сбиваемся со счета. Не до этого, все время хочется смотреть по сторонам.

-- Декоративные колонны делаю из тазов и плошек! - делится своим изобретением Виктор Иванович, которого явно не интересуют ни количество комнат, ни квадратные метры жилья.

-- Как это?!

-- Заливаю в таз густой раствор, когда застывает, вытряхиваю.

Пристально вглядываясь, действительно, узнаю в декоре классическую форму тазика. Просто, как все гениальное!

Весь дом построен из половняка (ломаного кирпича) и бывших в употреблении стройматериалов. В начале 80-х старые бараки ломали почти в центре города. Кучи бруса, кирпича, даже рамы со стеклами преспокойно лежали какое-то время, потом их увозили на свалку. Из этих ничейных мусорных куч Виктор Иванович сделал запасы на многие годы вперед.

Впрочем, строительство близится к концу. Крышу он мечтает украсить башенками с куполами: большим и парой маленьких. На вопрос, мечтает ли сам пожить в доме, отвечает философски:

-- Это уж как Бог даст.

Марина МОРОЗОВА

Комментарии
Комментариев пока нет