Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Мы - детки из клетки...

16.11.2007

Десять лет я воспитывалась в детском доме города Уфы, находилась на полном государственном обеспечении как сирота. Потом поступила в профучилище, жила в общежитии. После его окончания меня оттуда выселили. Еще год я прожила там нелегально у подруг.
В 1990 году впервые обратилась в администрацию Орджоникидзевского района г.

Десять лет я воспитывалась в детском доме города Уфы, находилась на полном государственном обеспечении как сирота. Потом поступила в профучилище, жила в общежитии. После его окончания меня оттуда выселили. Еще год я прожила там нелегально у подруг.

В 1990 году впервые обратилась в администрацию Орджоникидзевского района г. Уфы с устной просьбой о помощи в решении жилищной проблемы. Призналась, что беременна. Инспектор, узнав, что мне 19 лет, сказала, что они защищают интересы только несовершеннолетних, а я свои проблемы должна уже решать сама. Выбора у меня не было. И я уехала из Уфы к родственникам в Челябинск.

Так очутилась в незнакомом, чужом для меня городе. Плакать было не время. Всеми правдами и неправдами я должна была найти любую работу с жильем. На заводе "Станкомаш" требовались штамповщицы, которым предоставляли общежитие. Это был мой шанс.

Приехала на завод, получила в отделе кадров направление на медкомиссию. Пройти ее так, чтобы никто не заметил моего живота, было для меня самым сложным. Но, слава богу, никто ничего не заподозрил. Меня прописали в общежитие, я заселилась на койко-место. И вы-шла на работу. Но в первый же день мой план едва не провалился. Начальник бюро труда и зарплаты разглядела-таки мое "интересное положение" и тут же отправила меня обратно в отдел кадров. По дороге от цеха до заводоуправления я шла и ревела. Предстала перед начальником отдела кадров с красными от слез глазами, опухшим носом. На вопрос, почему скрыла, что жду ребенка, ответила, что если бы я сказала правду, то никто бы не взял меня на работу. А мне необходимо жилье. Я должна растить ребенка. Ведь надеяться мне в этой жизни не на кого. Начальник отдела кадров не уволил меня, а отправил в другой цех. И так я стала работать на заводе. Оттуда ушла в декретный отпуск, родила сына. Жизнь потихоньку налаживалась.

В 1993 году я обратилась в администрацию Ленинского района Челябинска по поводу жилья как сирота. Но меня поставили в другую очередь, как одинокую мать. На мой вопрос, почему не как сироту, специалист ответила, что права такого я не имею.

Написала в Московский фонд по защите прав ребенка. Оттуда мне ответили, что право такое у меня есть. Тогда я обратилась в прокуратуру Ленинского района г. Челябинска. Но и она мер не приняла. Поплакав, решила идти в суд. Но в удовлетворении иска и он отказал. Я обжаловала его решение. Прошла все возможные инстанции. Но нигде не увидели очевидного нарушения закона. Мне ответили, что поскольку ЦК КПСС не существует с 1991 года, то ссылаться на нормативный акт нелигитимного органа власти недопустимо.

Несмотря на все отказы, я обратилась к Президенту РФ. Администрация Президента РФ переправила мое письмо в правительство Челябинской области. Оттуда оно ушло в администрацию города. И я получила очередной отказ.

В это время я училась заочно в Челябинском государственном университете на юридическом факультете. И мне не-однозначно дали понять, что если я еще куда-нибудь обращусь с жалобой, то учебу не закончу. Мне не нужны были лишние проблемы: хватало бытовых в общежитии. И я отступилась на время. А потом узнала, что в отношении меня прокуратура Ленинского района г. Челябинска возбудила уголовное дело. Незаконное преследование, обрушившееся на меня как гром среди ясного неба, длилось до конца 2003 года. Я пыталась отнестись к нему философски: в какой, мол, работе не бывает ошибок?!

Однако когда прокуратура дважды отменила постановление следователя о прекращении уголовного дела за отсутствием в моих действиях состава преступления, запаниковала. Следователь дала мне понять, что кому-то я перешла дорогу. И тогда я обратилась в Генеральную прокуратуру и в Администрацию Президента РФ. Уголовное дело было прекращено. Однако административная комиссия Ленинского района г. Челябинска привлекла меня к административной ответственности. Я обжаловала ее решение. И в суде его отменили. Правда, не по тем основаниям, как я просила. Ну да ладно. Дальше бороться у меня просто не было сил: ни физиче-ских, ни моральных. Несмотря на все мои беды, я сумела защитить диплом в ЧелГУ. Мне очень помогли преподаватели университета, которым я безгранично благодарна.

Немного восстановив изрядно ослабленное здоровье, я обратилась в суд с исковым заявлением о реабилитации и компенсации морального вреда. Прошла все ступени, вплоть до Верховного суда РФ, но все опять бесполезно. Никто передо мной не извинился и не компенсировал мне моральные издержки. А я после того кошмара долго не могла прийти в себя...

После окончания университета отправила по почте заявление о предоставлении жилища вне очереди в администрацию Орджоникидзевского района города Уфы. Ответа не получила. Еще раз обратилась туда. Уфа отказала мне по той причине, что с 1990 года я живу в Челябин-ске.

Тогда я опять обратилась в администрацию Ленинского района города Челябинска. Прошла все инстанции по второму кругу. И снова мне отказали. Много лет я пытаюсь доказать очевидное. Но юристы стойко держат оборону, как будто я веду речь о их личной квартире.

Я знаю, что мы - "детки из клетки" - никому не нужны. Выпустили нас из дет-ского дома раздетых на улицу: выживайте как можете. В моей жизни встречались разные люди. Хорошие взяли меня, беременную, на работу, предоставили комнату в общежитии. Но были и такие, как бухгалтер в уфимском профучилище, которая умудрялась по 30 рублей из моей стипендии класть себе в карман.

Бремя сиротства - такая тяжелая ноша, такой крест, что не у всякого хватает сил и мужества нести его. Я несу. Еще и своего ребенка поднимаю на ноги. Но сколько же слез я выплакала по ночам в подушку, просила Господа, чтобы дал мне сил сохранить в себе доброту, человечность, веру в людей.

Я пытаюсь восстановить свое право, нарушенное в результате ненадлежащего выполнения обязанностей органами исполнительной власти. Стучусь в закрытые двери и ничего добиться не могу. Я ужасно устала. Помогите мне, люди добрые!

Светлана ГЕРАСИМОВА

Челябинск

Комментарии
Комментариев пока нет